Так случилось, что в начале 21 века литературоведа Цезаря Вольпе помнят лишь немногие специалисты, широкому же кругу он известен в основном как первый муж Лидии Чуковской и отец ее дочери Елены Чуковской. Любопытно и то, что имя его часто связывают с власовским движением. Причудливым образом его биография как прижизненная, так и посмертная полна парадоксов.

Цезарь Вольпе не дожил до сорока лет, он родился в 1904 году и умер в 1941-ом при невыясненных до конца обстоятельствах. За свою короткую жизнь он трижды был женат, дважды стал отцом, напечатал множество работ о литераторах прошлого и настоящего, успел снискать славу эрудита, блестящего знатока Жуковского и, в целом, высокого профессионала.

Из воспоминаний Лидии Чуковской, ярких, но и пристрастных, вырисовывается образ доброго, тонко-чувствующего, нервного и слабо приспособленного к жизни человека. Вместе с тем стиль его работ можно назвать точным и строгим. Автор представляется личностью ищущей, обладающей незаурядными способностями к анализу. Одно, впрочем, не исключает другого, но даже это беглое сопоставление образа биографического и литературного намекает нам на недосказанность и лакуны в его биографии.

Посмертная же жизнь его имени и вовсе скандализирована. Дело в том, что в начале 90 годов буквально из ниоткуда, из воздуха, из, как это водится, чьих-то смутных догадок, возник миф о том, что Цезарь Вольпе это Мелетий Зыков, сподвижник генерала Власова, идеолог его движения. Миф распространился с вирусной быстротой и настойчивостью и, может быть, обрел бы незаконный статус факта, если бы не был вовремя и убедительно разоблачен. Впервые это было сделано в статье Эллы Максимовой «Скрывшийся за своей фамилией», а затем вопрос был подробно исследован Игорем Петровым при участии Габриэля Суперфина.

На этой странице мы помещаем как литературоведческие работы Цезаря Вольпе, которые, несмотря на сохранившиеся в них приметы времени, представляются нам ценными и заслуживающими того, чтобы их знали в наши дни, так и некоторые материалы, относящиеся к «власовскому мифу».