Н.П. Хаймович
Письмо Елене Чуковской

Chukfamily.ru / 09.02.2019

С.-Петербург, 26.I.97[1]

Глубокоуважаемая Елена Цезаревна[2]!

Милая Лена!

Я много раз брался за перо, чтобы написать Вам, но не мог – останавливала еще открытая рана…

Мы лично не знакомы. Но я так наслышан о Вас, что хотя и неловко, но рискую перешагнуть этот церемониал. Надеюсь, что буду понят.

С незабвенной Лидией Корнеевной я был знаком 70 лет. Впервые увидел ее в 1926 г. в особняке графа Зубова[3] – Институте истории искусств.

В перерыве между лекциями две светловолосые нимфы (вторая Нина Вейтбрехт[4]) плыли мимо раззолоченных старинных диванов и кресел. Их воспитанность, сочетание сдержанности с непринужденностью привлекали.

Студенческое бытие давало поводы разговориться (я уже знал нескольких ребят – тенишевцев[5]), а через пару месяцев я стал бывать на Манежном пер[6].

Конечно, я был гостем Лиды, в ее комнате, но вызывал внимание Марии Борисовны[7], а Корней Иванович был слишком занят…

Встречи с Лидой были необыкновенно интересны. Ее дружелюбие, независимость взглядов, ранний литературный профессионализм мне были очень по душе. А ее девичье обаяние, лиричность – просто пленяли. Она требовательно учила литературному делу. Уже тогда я чувствовал силу ее характера.

Мне, конечно, повезло. Я прикоснулся к Чуковским! Но в дальнейшем она отошла от Института, а я увлекся журналистикой, стал разъездным корреспондентом «Гудка»[8], переехал в Москву и вернулся в Ленинград только в 30-ые годы.

Мы переписывались. Но у нее был «Детгиз»[9] (помню ее детскую книгу под псевдонимом А. Углов[10]), С.Я. Маршак и житейские сложности, о которых Вы знаете.

В одном из писем было: «Я вышла замуж за Цезаря Вольпе[11]».

С Цезарем Самойловичем я был близко знаком, он вел широкую литературную работу. Я был в армии внутри блокады и меня потряс его конец…[12]

… И вот кончается ХХ век, который сначала и до конца прожила Ваша чудесная мама и образ ее останется как ярчайший (он еще дополнится!).

Лидия Корнеевна была талантливейшей писательницей, сказочной труженицей. Сколько всего ею создано!

И все это творилось великомученицей, терзаемой болезнями. Вот из письма: «Я давно болею, но привыкла».

И несмотря на это вела многолетнюю правозащитную борьбу, отважно вступила в бой с гигантской системой.

Ее судьба была трагической, но ничто не сломило. Она была и необыкновенно счастливой – все задуманное было выполнено и всенародно оценено.

Она стала любимой героиней множества людей – читателей, почитателей, друзей и соратников.

Важно, что судьба сулила ей еще об этом узнать.

И какое счастье, что все время рядом были Вы, Елена Цезаревна! Невозможно представить все, что выпало на Вашу долю. К тому же в условиях остракизма, замалчивания, оскорблений и всяческих бед и обид…

В одиночку было бы и не вынести!

Тут, конечно же, сказались гены Вашей династии! Слава Вам!

Среди созданного Лидией Корнеевной, где фундамент – тома Ахматовианы[13], я считаю великолепной книгу «Памяти детства». Люблю ее, часто перечитываю с любой страницы (признак настоящего произведения искусства!).

Все ею изваянное войдет в сокровищницу отечественной литературы. Уже, вероятно, строчатся исследования и диссертации. Но Л.К., вероятно, придавала этому мало значения.

Я понимаю Вашу занятость!

А тут еще старец из Петербурга со своей памятью – (Пушкин: «Воспоминания – услада стариков»).

Но через эти дни я не смог пройти молча. Я ведь ровесник (род. 15.VI.1907 г.). Нас остались единицы. Сред многих уходов людей нашего поколения – потеря Лидии Корнеевны самая тяжелая.

Вот обо всем этом душа и просила сказать Вам, понимая Вашу роль в литературно-человеческой эпопее «Жизнь и творчество Л.К. Чуковской». Низко склоняю голову перед святой памятью Лидии Корнеевны!

Думаю, что в марте печать, ТВ, журналы, откликнутся на круглую дату[14].

Будет сказано и много слов, которые Вы запечатлеете на пленках диктофонов (понадобится для книги воспоминаний).

В каких странах удалось ей побывать?

Если возможно хотелось бы получить фотографию (и Вашу).

От всего сердца желаю Вам здоровья и сил в благородном деле, которому отдаете жизнь.

Всегда Ваш

Н.П. Хаймович

 

[1] Письмо публикуется по сканированной копии автографа из архива Е.Ц. Чуковской. Орфография и пунктуация автора приведены в соответствии с современными правилами.

[2] Елена Цезаревна Чуковская (1931 – 2015) – дочь Е.Ц. Чуковской, публикатор ее наследия.

[3] Институт истории искусств располагался по адресу: Исаакиевская площадь, д.5, в особняке графа В.П. Зубова, который основал его в собственном доме по образцу Флорентийского института истории искусств в 1912 году. В институте работали Ю. Н. Тынянов, В. М. Жирмунский, Б. М. Эйхенбаум, Б. В. Асафьев и др.

[4] Нина Николаевна Вейтбрехт (1907 – 1980) – советская актриса, более 30 лет служила в Ленинградском академическом театре драмы им. А. С. Пушкина. Жена актера Н.К.Черкасова. Соученица Лидии Чуковской по Институту истории искусств, в котором обе учились непродолжительное время.

[5] Лидия Чуковская была выпускницей Тенишевского училища (15-ой единой трудовой школы).

[6] По адресу Манежный переулок, д.6 в период с 1919 по 1938 год находилась квартира Корнея Чуковского.

[7] Мария Борисовна Чуковская (1885-1955) — жена К. И. Чуковского и мать Лидии Чуковской.

[8] Печатный орган Министерства путей сообщения СССР и ЦК профсоюза рабочих железнодорожного транспорта. Издаётся с 10 (23 декабря) 1917 года. Редакция «Гудка» находилась в Москве.

[9] Лидия Чуковская начала работать редактором в Ленинградском Отделении Детиздата в 1928 году, главой его в то время был С. Я. Маршак.

[10] Под псевдонимом «А. Углов» Лидия Чуковская напечатала несколько детских книг, в том числе, «Дорога в гору», «На Волге», «Повесть о Тарасе Шевченко». Н.П. Хаймович, скорее всего, имеет в виду книгу «Ленинград – Одесса», опубликованную в 1929 году.

[11] Цезарь Самойлович Вольпе (1904 -1941) – литературовед, редактор, отец Е.Ц. Чуковской. Лидия Чуковская вышла замуж за Цезаря Вольпе в 1929 году и развелась с ним в 1933 году.

[12] Цезарь Вольпе погиб в Ленинграде, в 1941 году при невыясненных обстоятельствах. По всей вероятности машина, в которой он находился, затонула при переправе через Ладожское озеро.

[13] Имеется в виду книга Лидии Чуковской «Записки об Анне Ахматовой».

[14] В марте 1997 года Лидии Чуковской исполнилось бы 90 лет.

 

Публикация и примечания Юлии Сычевой.