Елена Стафьева
Санитарно-гигиенический гуманизм

Еженедельный Журнал / 21. 07. 2003

В издательстве «НЛО» вышла переписка Корнея Ивановича и Лидии Чуковских. Отец и дочь писали друг другу почти 60 лет: с 1912 по 1969 г. В самых разных жизненных обстоятельствах: в разъездах, ссылке, эвакуации, на отдыхе, в больнице. Вы не найдете в этих письмах потрясающих разоблачений, сногсшибательных сплетен, неожиданных признаний. Для человека, более или менее интересующегося эпохой, в них нет никаких неожиданных открытий. Да, Корней Иванович Чуковский — великий детский писатель — был мизантропом, брюзгой и невротиком. После публикации его дневников это уже не новость, а общее место. Да, Лидия Корнеевна была человеком глубоко порядочным, честным, прямым, но склонным к ригоризму. И об этом не раз написано, и особенно хорошо — в ее собственных «Записках об Анне Ахматовой». Да, они жили в тяжелые времена — иногда вегетарианские, иногда и вовсе людоедские. Ну уж это-то давным-давно всем известно.

И все равно читать книгу безусловно стоит. Потому что в ней есть одна чрезвычайно важная вещь — пафос нормальной жизни. Нормальной несмотря ни на что и вопреки всему. Понятие нормы становится категорией метафизической, вокруг него выстраивается вся жизнь. И чем ужаснее, невыносимее обстоятельства этой жизни, тем важнее соблюдать нормы — от нравственных до самых элементарных бытовых. Нормально мыть руки перед едой и чистить зубы по утрам; нормально хорошо учиться и читать много книг; нормально добросовестно работать; нормально не врать, не доносить и не подличать. Недаром Лидия Корнеевна, обсуждая с отцом будущее своего двадцатилетнего племянника Жени, среди прочих мер, которые, по ее мнению, необходимо принять, чтобы «попытаться привести в порядок эту запущенную и погибающую жизнь», выдвигает нелепые на первый взгляд требования — например, «к столу выходить, вымыв руки». Но за этим — вся ее воспринятая от отца жизненная философия, которую Самуил Лурье в предисловии остроумно называет «санитарно-гигиеническим гуманизмом»: «Если же на грязные ноги и рваные носки надевать бальные ботинки и в этих ботинках ходить по грязи и снегу, — ничего, кроме омерзения, это ни в ком не вызывает».

Вот этот нехитрый секрет — вымытые руки как фундамент человеческой порядочности — и есть главная мудрость, заключенная в переписке отца и дочери Чуковских. Растворенная в сотнях житейских мелочей, в исторических и личных, трагических и комических перипетиях, она выглядит особенно убедительно.

Елена Стафьева