Марк Купер
Поделиться памятью

Источник неизвестен / 1996

В нашем городе много людей, не оставшихся равнодушными при известии о кончине Лидии Корнеевны Чуковской.

Живут рядом с нами и те, что были связаны с Лидией Корнеевной долгими (или недолгими) годами дружбы, знакомства, общей правозащитной деятельности, а после отъезда из страны — перепиской.

И те и другие пришли апрельским вечером в «Лавку читателя» и заполнили каждый ее квадратный сантиметр.

Сарра Бабенышева, Лев* Горелик, Наум Коржавин, Мария Подъяпольская, Клара Лозовская, Татьяна Янкелевич рассказывали о Лидии Корнеевне, и на наших глазах воплощался образ женщины, проведшей почти весь XX век в самой гуще его многочисленных забот.

Трудно пересказать живые выступления, вот лишь пунктиры долгой жизни Л.К.Чуковской (1907-1996).

В 1913- 1915 годах ее рисуют Илья Репин, Владимир Маяковский. Борис Григорьев.

В начале тридцатых она работает в детской редакции С. Маршака вместе с Н. Олейниковым, Д. Хармсом, Б. Житковым, А. Введенским. В конце тридцатых гибнет в сталинской мясорубке ее муж, физик Матвей Бронштейн, а из-под пера Чуковской выходит повесть «Софья Петровна» — первое произведение о терроре, написанное в те годы.

Сороковые — пятидесятые: дружба с Анной Ахматовой, бесценные записи разговоров с ней.

Шестидесятые — открытое письмо Шолохову, защита Синявского и Даниэля, дружба с Сахаровым и Солженицыным, деятельное участие в их судьбе и заботах.

Семидесятые — ее исключают из Союза писателей.

Конец восьмидесятых — ее восстанавливают в Союзе писателей и издают в России книги, которые уже хорошо известны всему миру: «Софья Петровна», «Записки об Анне Ахматовой», «Процесс исключения», «Памяти детства», «Стихи»…

С.Э. Бабенышева, которая с исключительным тактом вела этот вечер, читала письма от Лидии Корнеевны, полученные в разные годы. Речь в них шла о тех, кто выступал сегодня. Портрет получался объемным, не только друзья и знакомые делились своими о ней воспоминаниями, но мы слышали и ее голос, могли понять, почувствовать, что теплые отношения, о которых мы слышали здесь, были взаимными…

В двух словах о двух выступлениях. Может быть, удастся передать дух этого вечера.

Историк физики Лев Горелик занимался биографиями ученых, погибших в годы сталинщины. Ему удалось выяснить, что жива вдова одного из них, Матвея Бронштейна. Знакомство с Лидией Корнеевной переросло в добрые долгие отношения, последние письма от нее были получены совсем недавно… Но вот буквально на днях в Бостоне проходила конференция по истории физики, и в руках одного из организаторов Горелик увидел свою книгу о М. Бронштейне, переведенную на английский… «Но мне уже некому об этом рассказать», — так заключил Л. Горелик свое выступление.

Вечер закончился рассказом Татьяны Янкелевич о нередких посещениях Лидией Корнеевной квартиры Андрея Сахарова и Елены Боннэр, о ее дружбе с тогда совсем еще маленьким сыном Тани, о ее беспокойстве, не забудет ли Матвей русский язык вдали от родины (позволю себе сказать, что это беспокойство немного отличается от наших аналогичных забот — известно буквально священное отношение Лидии Корнеевны к языку, стремление всеми силами сохранить его чистоту, ведь она и в письмах своим корреспондентам исправляла их ошибки…). Матвей получил здешнее образование, завершил его работой о Данииле Хармсе и, благо времена изменились, поехал в Москву уточнить отдельные неясности, встретился с Лидией Корнеевной и из первых уст услышал многое об этом интереснейшем человеке.

…Эти истории с продолжением, прозвучавшие на вечере памяти, показывают, что живут еще люди, для которых существование в русской культуре и в русском языке есть и будет столь же насущной необходимостью, каким оно было для замечательного человека двадцатого столетия — Лидии Корнеевны Чуковской.

Марк КУПЕР

* В тексте статьи Геннадий Горелик ошибочно именуется Львом (Прим. авторов сайта).