Кирил Божинов, Франческа Риччи
Я умоляю: услышь меня!

Chukfamily.ru / 09.03.2017

Божинов/Риччи – дуэт писателя (Кирила Божинова) и художницы (Франчески Риччи), разделяющих общие интересы и эстетические принципы. Их совместные проекты представляют собой комбинацию слов и визуальных образов и отсылают к другим формам гуманитарного знания. Проекты «Я умоляю: услышь меня!» и «Tabula Impressa» вдохновлены городской семиотикой и коллективным бессознательным.

Проект I beg you to hear me (Я умоляю: услышь меня!), посвящен советским писателям начала 20-го века, в рамках этого проекта были созданы 7 портретов Лидии Чуковской. Авторы согласились рассказать о своей работе создателям сайта Chukfamily.ru. Текст интервью переведен с английского языка редакцией сайта.

Биографии авторов проекта

Кирил Божинов родился в г. Кочаны (Македония), живет и работает в Лондоне. Печатался в различных независимых изданиях: Interlude Magazine, 20×20 иHigh Horse (2004-2009).

В 2007 опубликовал собрание рассказов Eclipses: Stories of Disappearances and Reappearances. Кирилл являлся соучредителем и редактором журнала «Жизнь -это только танец живота» в период с 1993 по 1995гг. В 2001 году он написал и поставил пьесу «Чичиков и большеносый дьявол» в лондонском театре White Bear, действующие лица которой были созданы под впечатлением от героев русской литературы. Кирил был советником лондонского кинофестиваля балканского и восточно-европейского кино (1994-1997) и музыкальным журналистом в журналах RITAM (Сербия), TROTOAR (Mакедония), HEROINA NOVA (Хорватия) и ROCK AND POP (Чехия) (1992-1997).

Франческа Риччи художница и писательница, родилась во Флоренции, сейчас живет и работает в Лондоне. Выпускница Академии Изящных искусств Флонеции, отделения сценического дизайна.

Ее работы находятся в коллекциях музея Тарот в Болонье, и нескольких частных коллекциях Италии, Испании, Англии и Швеции, также они были отмечены в нескольких журналах, включая ‘Dazed and Confused’ (ноябрь 2013) and ‘Abraxas Journal’ (сентябрь 2013).

В 2015 году совместно с Гастоном Горджа она запустила проект PNEUMA – сочетающий в себе песни, живой перформанс, эксперименты со звуком, импровизацию, слово и визуальный ряд.

Франческа сотрудничает с рядом журналов и изданий, пишет статьи о кино, литературе и искусстве. В 2003 году она издала сборник рассказов на итальянском. Другие независимые проекты Франчески: 4 выпуска ‘Interlude magazine’, (2004-2007), и 9 выпусков ’20×20 magazine’, (2008-2013).

Франческа участница международных выставок (персональных и совместных), в 2015 году «Я умоляю: услышь меня!», Black Spring Bookshop, Florence Italy; ‘Summer Exhibition’, Circulo de Bellas Artes de Tenerife, Канарские острова; ‘Into the Sun’, A-side B-side Gallery, Лондон; ‘Hide and Seek’, Fringe Arts Bath; ‘Tarocchi Appropriati’, ArteFiera Болонья, Италия. Другие выставки: ‘OFF THE WALL’, The 9th Terrace Annual, Лондон (2014); несколько выставок в dalla Rosa Gallery, London: ‘Tabula Impressa‘ и ‘Celestial Bodies’, dalla Rosa Gallery на Лондонской выставке искусств (2013), ‘Cross Sections/01′ (2012); ‘I Beg You to Hear Me!’ (2011); ‘20×20 magazine: collected visions’, Madame Lillie’s, Лондон (2010); ‘agency@theAgency’, The Agency Gallery, Лондон (2010); and ‘Art/Value/Currency’, The Pigeon Wing, Лондон и Нью-Йорк (2009).

Как вы познакомились?

ФР: Мы познакомились с Кириллом в 1996 году в Лондоне. В то время он работал музыкальным и киножурналистом и очень интересовался руссокй литературой. А я была студенткой Академии изящных искусств во Флоренции и увлекалась историческим авангардом. Кирилл работал над фильмом-проектом о Михаиле Булгакове и познакомил меня с его книгами, а также с книгами других русских писателей его поколения.

Как начиналась работа над этим проектом, как вы его задумали?

ФР: У нас не было конкретного плана для проекта. Кирилл показал мне материалы, которые он собирал, не только книги, но и множество изображений из разных публикаций и книг, фотокопии из библиотек. Он собирал изображения писателей, работавших в 20-ые и 30-ые годы 20-го века и попросил меня добавить немного цвета, чтобы «оживить изображения». Вначале мы сосредоточили наше внимание на фигуре Булгакова, но постоянно появлялись новые лица, и я постепенно стала стараться узнать что-то о каждом из них, случаи из их жизни, прочитала некоторые их произведения… Помимо этих авторов были и писатели других поколений, которые послужили вдохновением для них, классики, вроде Данте, Мольера, Гоголя… а также места, которые играли важную роль в жизни этих писателей. Кирилл попросил меня художественно воплотить некоторые его идеи и объединить их на бумаге. Изначально он думал об этом как о кинематографическом проекте, возможно представляя себе фильм по результатам его изысканий.

Так что этот материал собирался годами, с перерывами, возобновлялся спустя длительное время. Как я и писала об этом в нашей брошюре об этом проекте, мы жили в окружении этих лиц многие годы, и я привыкла к ним, как привыкаешь к фотографиям родственников в семейном альбоме, просматривая его раз за разом. В итоге был отобран материал для мультимедийной выставки в Лондоне в 2011 году, потом для книги в 2014 и последующих выставок и перформанса во Флоренции в 2015 году. Основной сложностью для нас было найти интересную форму подачи материала, и мультимедийный формат показался нам наиболее подходящим для отражения многогранности и сложности литературной и художественной жизни того периода. Кирилл прежде всего писатель, поэтому он дал «слово» писателям, сочинив им короткие вымышленные автобиографии, а затем мы вместе работали над тем, чтобы объединить слова и изображения в формат, похожий на страницы графического романа, сочетающего в себе отрывки из их произведений и моменты из жизни писателей.

КБ: Этот проект сложился очень спонтанно. Он начался, когда я работал над короткометражным фильмом о Булгакове. Я читал произведения этих писателей, бессистемно и без определенной задачи, и их жизни становились мне все более любопытны, да и просто, хотелось узнать, как они выглядели. Это было в «доинтернетную» эпоху, так что я не мог «погуглить» их. Пришлось потратить много часов в библиотеках и институтах, читая все, что попадалось о них. Тогда же я и начал копировать фотографии, которые находил в книгах, и постепенно понял, что из этого может получиться художественно-мультимедийный проект. Идея книги в стиле комиксов навеяна сложной эпохой, в которую они жили. Обычно, если слышишь слово «комикс», то возникает ассоциация с супергероями, а прочитав их биографии и узнав то, через что пришлось пройти им и их семьям, не остается сомнения в героизме.

Что объединяет эти работы?

ФР: Изначально все изображения были взяты из книг или — более поздние — из интернета. Фотокопия, распечатка сохранила все несовершенства изображения: деформации, пробелы, и это дало импульс тому, как инстинктивно добавить цвет. Некоторые были раскрашены почти «автоматически», с яркими цветами, сильными контрастами, что в некотором роде отражает и искусство того периода, и разнообразие стилей писателей. А для некоторых изображений, где я больше знала об авторах и их жизни, мое знание отражалось в выборе определенного цвета или других элементов работы.

Какова главная идея? Что вы хотели сказать своим зрителям и читателям?

КБ: Как я уже говорил, все произошло довольно спонтанно, изначально у меня не было другой цели, кроме как узнать больше о писателях, которыми я восхищался, о том времени, в котором они жили и работали, а также отдать дань уважения тому вдохновению и радости, которую я получил, читая их произведения.

ФР: Этот проект прежде всего дань уважения и восхищения русскими писателями, работавшими в 20-ые и 30-ые годы 20-го века, десятилетия, полные лишений и потрясений. Эти интеллектуалы, несмотря на попытки их задавить и лишить голоса, создали удивительно богатую и разнообразную литературную и художественную панораму. Проект отражает наше восприятие определенного исторического момента. Он посвящен всем, кто хочет, чтобы их голос был услышан, кто хочет оставить свидетельство о своем времени и сохранить желание жизни, несмотря на ужасные условия, другими словами, оставить после себя что-то ценное, что-то вдохновляющее.

Какая аудитория у этого проекта? И как его приняли?

КБ: Проект не был рассчитан на определенную аудиторию. Я надеюсь, что он будет интересен всем, кто любит читать и открывать для себя хорошую литературу.

ФР: Прежде всего на людей, знакомых с творчеством наших героев, они сразу могут эмоционально проникнуться проектом, но я не думаю, что публика обязательно должна состоять из знатоков русской литературы, а проект восприниматься как пособие. Нам хотелось, чтобы проект нашел отклик у самой широкой аудитории, вызвал интерес и любопытство, поэтому и вербальная, и визуальная части проекта одинаково важны, именно этот мультимедийный подход позволяет вовлечь как можно больше людей. Перформанс «Мозаика голосов» — коллаж отрывков из книг, соединенный с цитатами из произведений писателей – который мы провели во Флоренции в прошлом сентябре, был очень сильным и эмоциональным способом создать более живой контекст для проекта. Мы были приятно удивлены, что после нашей книги и выставки людям захотелось прочитать произведения.

Как вы выбирали своих героев?

КБ: Идея заключалась в том, чтобы охватить писателей, работавших в период от 1917/18 до 1939 года, то есть до начала Второй Мировой Войны. Я знаю, что на самом деле таких писателей в Советском Союзе было намного-намного больше, и надо было включить еще многих, например Тэффи. Но мы хотели  получить в результате не бесконечный каталог русско-советской литературы, а книгу о писателях, произведения которых мне нравятся читать и перечитывать помногу раз.

Почему вы выбрали Лидию Чуковскую? Она не самый известный писатель того времени и не самый плодовитый.

КБ: Чуковская написала короткую по объему, но огромную по значению книгу «Софья Петровна», которая простым замечательным языком объяснила через что пришлось пройти множеству людей в 30-ые годы. Это не просто книга, а личное свидетельство, полное прозрений, сомнений, боли, и при этом ее литературный стиль безупречен. Создается впечатление, что она собирает все свои силы, чтобы спокойно и сосредоточенно «задокументировать» происходящее. И у нее это получилось блестяще.

ФР: «Софья Петровна» произвела на меня очень интересное впечатление умением Лидии Чуковской сочетать в слове, в стиле сухую приверженность фактам и интроспективный подход, повествование затягивает читателя внутрь, словно в фильм. На первых страницах повести читатель почти что слышит звук печатных машинок, но в то же время действие начинает разворачиваться, как в немом кино, страх пронизывает жизнь героини, как туман, медленно обволакивающий и ее, и все ее окружение. Реальность становится очень жестокой, абсурдной, но в то же время, там нет драматического взрыва, только нарастающее беспокойство, удивление и полное бессилие перед лицом событий. К последней странице вы уже полностью погружены в безумное сознание Софьи Петровны, не в силах поверить в происходящее, не в силах найти на него ответы…

Вы создали 7 портретов Лидии Чуковской и мы заметили, что вы использовали много красного цвета в них – почему?

ФР: Он драматический, теплый, чувственный… Я не могу определить точно, почему я выбрала именно красный, для меня это было скорее откликом на теплые черты Лидии, меланхолию в ее глазах, которые напомнили мне актрису, чья сложная жизнь и невзгоды проступают в ее взгляде. И истории, отобранные Кириллом для проекта, тоже вдохновили меня на создание атмосферы ностальгии, сепии старых фотографий, «увядших цветов», контрастирующих с живой краснотой «нервных закатов» — не тех успокаивающих, утешительных, что бывают вечерами, а тех, что пульсируют как открытая рана.

Есть ли у вас фавориты среди работ, созданных для проекта?

ФР: Очень сложно выбрать одного фаворита, каждая работа имеет особую композицию и атмосферу, и их сложно сравнивать. Мои фавориты меняются каждый день, в зависимости от настроения. Некоторые из работ очень насыщены и наполнены цветом, они или «кричат» или «смеются», тогда как другие тише, с более тонкой палитрой… Мне очень понравилось работать над изображениями Михаила Зощенко и Павла Флоренского, даже не знаю, почему. В Зощенко меня заинтересовал контраст между  его нежными, меланхоличными чертами и искрящимся юмором его произведений. Во Флоренском меня поразила разница между его ролью духовного наставника, а потом лагерного узника. Я постаралась изобразить его, как на православной иконе для «Царских врат» алтаря.

Есть ли у вас планы привезти ваш проект в Россию, и если, да, то какие ожидания вы с этим связываете?

КБ: Мы, конечно, были бы рады привезти проект в Россию. Но в то же время, с самого начала это был не «русский» проект, а проект представляющий, отображающий Россию. Я прочитал много книг по русской истории, изучил время, в которое жили и творили эти писатели, посетил библиотеки и музеи. Но главным для меня была и остается уникальность литературных голосов этих писателей, а не тот факт, что они были русскими или подцензурными, расстрелянными или гонимыми. Но, конечно, нам интересно, что подумают русские о нашем проекте. Я знаю, что русские любят литературу и хорошо знают произведения своих писателей и поэтов.