Покоритель чужеземных поэтов

Литературная газета / 1964

Не могу выразить, как потрясло меня известие о кончине Самуила Яковлевича. У меня сейчас просто нет слов, нет сил связать воедино несколько мыслей: ведь я потерял человека, которого знал и любил пятьдесят лет, которого искренне считаю классиком, которым восхищался, дружбой с которым гордился…

Совсем недавно я провел вместе с ним два месяца. Он работал без устали, упорно, долго – иногда по двадцать часов в сутки. И вот Маршака нет…

Случилось так, что страшная весть застала меня в тот момент, когда я читал его стихи – мне нужна была цитата для книги «Высокое искусство», значительная часть которой посвящена великолепной переводческой работе С.Я. Маршака.

А вообще – я об этом часто думал – как-то странно называть Маршака переводчиком. Он был скорее покорителем чужеземных поэтов, властью своего дарования обращавший их в советское подданство. Превыше всего в Шекспире, как и в Блейке и в Бернсе, он ценил то, что все они трое – воители, что они пришли в этот мир угнетения и зла для того, чтобы сопротивляться ему. Он всей душой сочувствовал их негодованиям и ненавистям и, полюбив их с юношеских лет, не мог не захотеть, чтобы их полюбили все мы – в наши советские дни, в нашем краю планеты…

Корней Чуковский