Юлия Качалкина
Айболит человеческих душ

izvestia.ru / 18. 08. 2003

Корней Чуковский — востребованный автор.

В русской литературе есть два Корнея Чуковских: «детский», знакомый всем по «Мухе-Цокотухе» и «Айболиту», и «взрослый» — переводчик Браунинга и Уитмена, литературовед, газетный и журнальный критик, «первооткрыватель» Солженицына и защитник Бродского. Начиная с прошлого года, когда отмечалось 120-летие самого популярного советского детского писателя, сразу несколько издательств занялись переизданием его наследия. Как печатают Чуковского сейчас, не печатали никогда прежде.

Вступая в советскую эпоху, Корней Чуковский сознательно занял нишу «второстепенного» таланта, что и детям своим завещал. «Второстепенного» ни в коем случае не значит малого или меньшего. Скорее это имеет отношение к месту в иерархии сильных послереволюционного мира нашей культуры. Через десятилетия многие их тех, кто занимал тогдашние первые места, оказались не в почете у историков и забыты читателями. Но не Чуковский.

Он прожил очень долгую жизнь и стал неутомимым хроникером событий ушедшего века: смерти Александра Блока, судеб Зинаиды Гиппиус и Дмитрия Мережковского, Максима Горького и Михаила Булгакова. И эта роль объективного наблюдателя, достаточно трудная для художника, ему удалась. Сегодня, через тридцать с лишним лет после смерти Корнея Ивановича, портрет Серебряного века и эпохи соцреализма воссоздается во многом благодаря его дневникам, письмам и воспоминаниям.

«Терра» еще с 2001 года начала выпуск пятнадцатитомного собрания сочинений Чуковского, куда вошли все варианты произведений плюс комментарии, и планирует закончить его к концу года. «Олма-Пресс» в этом году выпустило объемистый двухтомник «Дневников» Чуковского. В 1994 году «Дневники» уже выходили в «Современном писателе», но издание «Олмы» подробнее, снабжено предисловием Вениамина Каверина и богато иллюстрировано. Легендарный альманах-альбом Чуковского «Чукоккала», в котором свои автографы оставили Герберт Уэллс, Зинаида Гиппиус, Бенедикт Лившиц, Николай Гумилев, Илья Репин и многие-многие другие, титаническими усилиями был издан в максимально полном варианте еще в 1999 году «Премьерой». «Новое литературное обозрение» этим летом, столь же бескнижным, как и каждое лето вообще, отметилось невероятно любопытной публикацией полувековой (с 1912 по 1969 год) переписки Чуковского с дочерью Лидией. Книга обещает стать бестселлером — на глазах у читателя разыгрывается сложнейшая семейная драма характеров: проблемы отцов и детей, столкновение политических и философских взглядов Корнея Ивановича и Лидии Корнеевны, их повседневные радости и беды впервые переданы без купюр.

Переиздают и издают впервые не только книги самого Чуковского, но и его дочери Лидии Корнеевны — замечательного беллетриста и уникального биографа Анны Ахматовой. Ее трехтомные «Записки об Анне Ахматовой» создавались не только как биография поэта, но и вобрали в себя множество жанров — от критического анализа стихотворных текстов, до описания моментов жизни самой Чуковской. В тексте «Записок» — она тоже героиня. В 2001 году «Арт-Флекс» двумя томами печатает прозу Лидии Чуковской, в том числе фрагмент ее неоконченного «Прочерка» — повести, посвященной Матвею Бронштейну, ее мужу, трагически погибшему в застенках НКВД. Туда же вошли письма Шолохову, мемуарные очерки о современниках и никогда прежде не издававшаяся неоконченная книга «Дом поэта» — полемический ответ на «Вторую книгу» Надежды Мандельштам. За год до этого «Гудьял-пресс» выпускает доработанный до академического уровня канон «Записок об Анне Ахматовой». «Лимбус-пресс» же в 2001 выводит на читательский рынок книгу Чуковской «Памяти детства. Воспоминания о Корнее Чуковском».

На вопрос о причине издательской и читательской популярности Чуковских отвечает Елена Цезаревна Чуковская, единственный держатель авторских прав своей матери Лидии Чуковской и деда Корнея Ивановича.

Елена ЧУКОВСКАЯ, филолог, внучка писателя:

— Выход в свет пятнадцатитомника Чуковского сегодня связан прежде всего даже не с юбилеем писателя, а с замыслом издательства после более чем тридцатилетнего перерыва выпустить полное собрание его сочинений. Единственное на нынешний день существующее издание относится к «плохим» шестидесятым годам и поэтому оставляет желать много лучшего. Академическим пятнадцатитомник считать, конечно, нельзя, но его готовили к печати довольно известные чуковеды — Е.В. Иванова (ИМЛИ), П.М. Крючков, Б.В. Мельгунов (Пушкинский Дом), Л.А. Евстигнеева (ИМЛИ). Особенность этого собрания в том, что каждый том делали разные люди. Поэтому и одного какого-то читателя всего собрсоча я представить себе не могу: наверное, переводчикам будут интересны тома, посвященные теории и практике перевода, некрасоведам — тома исследований о Некрасове, детям — первый и второй, отданные сказкам и песням, а филологам — последние, куда войдут письма, дневники и практически неизвестная у нас дореволюционная критика Чуковского. Попадет ли это собрание в российские библиотеки, сказать трудно. Библиотеки — это моя отдельная боль. Если о хорошем — очень я радовалась недавнему появлению в «НЛО» переписки Лидии и Корнея Чуковских. Документальные книги всегда особенные. А эта еще и очень красиво оформлена — спасибо художнику. Растущий же интерес к наследию моего деда объясню по-своему: у него и у матери были огромные, замечательные архивы. И постольку поскольку люди до сих пор хотят знать судьбу нашей литературы, они хотят знать и содержимое этих архивов. Думаю, это хорошее объяснение.

Юлия Качалкина