Дмитрий Воденников
Чуковский

Радио России / февраль 2008 г.

прослушать

«Однажды (когда я еще учился в институте) моя сокурсница (назовем ее, допустим, Юля Д.) пришла на лекцию и зачем-то рассказала нам, что они с папой (а он был в каком-то чине плотным начальником в КГБ) в ожидании чего-то более взрослого по ТВ смотрели мультфильм по сказке Чуковского «Тараканище».

— Слушайте, — сказала смеясь Юля. — Чуковский, оказывается, писал ужасно плохо. И сплошную халтуру. Так каждый может.

…Стыдно признаться, но я тоже за день до этого смотрел тот же мультфильм (время было позднесоветское, негусто ТВ-разнообразное, и полстраны смотрело «Спокойной ночи, малыши», после которой обычно шел фильм, чтобы не пропустить).

И в очередной раз восхитился виртуозности Чуковского. И подумал (как нарочно, под разговор): я бы так никогда не смог. Так все просто — и так страшно. И так игрушечно (одновременно).

Про способность в 1923 году написать сатиру на будущего Сталина (о котором в то время Чуковский, понятно, даже и не слышал) — вообще не говорю.

Поэтому я изумился.

Но столько было любви в этой Юле к своему папе, столько гордости.

Столько уверенности, что с ней никогда ничего дурного, пока жив ее папка, не случится, что говорить было нечего.

Чуковского они, по всему судя, презирали. Не было в нем той основательности, которую можно было бы уважать (если вообще можно уважать писателя: щебечет чего-то). Не царственная Ахматова (я думаю, папа про Ахматову что-то да знал). Не перекрученный Блок (все-таки про вьюги, сказки, маски и красивых женщин: папа так, скорее всего, не мог, точнее, незачем было, и тут я его отлично понимаю). Не Высоцкий.

А так — детский классик. Сахарный дедушка».

(Отрывок из эссе Дмитрия Воденникова «Милый папка», ставшего основой радиопередачи «Поэтический минимум» о Корнее Чуковском).