Вадим Левин
Адаптированный Корней Иваныч

Иерусалимский журнал, № 4 / 2000

Поэтесса Рената Муха (она же — доктор филологии Рената Ткаченко), когда жила в Харькове, написала методическое пособие для учителей английского языка. Случилось так, что, попав в Киев, она встретилась с министерским чиновником и спросила у него, будет ли издана ее работа. Чиновник долго хвалил рукопись, а завершил ответ так:

— Но печатать не будем. Это не наш, не советский, английский язык.

От учителей с большим опытом преподавания русского языка в Израиле я не раз слышал:

— Израильским школьникам трудно понимать то, что читают малыши в России. Почти каждое слово нужно объяснять. Например, «унылая пора» наши дети понимают как «грустная корова»1.

Из этого следовал вывод, что для обучения израильских детей русскому языку нужно писать специальные упрощенные тексты. А если обращаться к Пушкину или Чехову, Драгунскому или Маршаку, то их произведения следует адаптировать. Специально для Израиля.

Приняв этот социальный заказ, я задумал «зеркальную» книгу адаптированной русской поэзии для чтения в израильской школе. Вот, например, как будет выглядеть в этой книге загадка классика русской детской литературы.

Авторский вариант Корнея Чуковского

Шел Кондрат
В Ленинград.
А навстречу — двенадцать ребят.
У каждого — по три лукошка,
В каждом лукошке — кошка,
У каждой кошки — двенадцать котят,
У каждого котенка
В зубах по четыре мышонка.

И задумался старый Кондрат:
«Сколько мышат и котят
Ребята несут в Ленинград?»

Глупый, глупый Кондрат!
Он один и шагал в Ленинград.
А ребята с лукошками,
С мышами и кошками
Шли навстречу ему —
В Кострому.

Адаптированный вариант

Шёл себе Хаим
в Ерушалаим.

Глядит:
навстречу Арон

спешит
в Рамат-а-Шарон.

А с ним — живой уголок:
две кошки,
индюк,
носорог,

сто тридцать три крокодила
(все, как один, — из Нила),

двадцать четыре верблюда
(точно не знаю, откуда),

лошадь,
индийский слон…
И всех погоняет Арон.

Вот тогда и сказал себе Хаим:
— Ну, и сколько же в Ерушалаим
провожает зверей
этот старый еврей?
Ну-ка, Хаим,
давай сосчитаем.

Ах, какой невнимательный Хаим!
Это сам он
шёл в Ерушалаим,
а живой уголок и Арон
шли навстречу —
в Рамат-а-Шарон.

Вадим Левин

Примечания:

1. На иврите пара — корова.