Решения уголовного кассационного департамента правительствующего сената за 1906 год

Екатеринослав. Типография Исаака Когана. (Издание неофициальное. Издание кандидата прав Л. М. Ротенберга.) / 1911

1906 года марта 22 дня С.-Петербургская Суд. Палата, в особом присутствии, с участием сословных представителей, рассмотрев дело по обвинению сына купца Николая Васильева Корней-Чуковского в том, что он, состоя редактором-издателем разрешенного к выпуску в городе С.-Петербурге сатирического иллюстрированного журнала под названием «Сигнал», распространил, путем напечатания в распроданном затем 4 ном. названного журнала, от 4 декабря 1905 г., нижеследующие произведения печати: 1) статью под заглавием «Куломзин напутал», в которой заведомо для него, Корней-Чуковского, заключалось дерзостное неуважение к верховной власти; 2) заметку, озаглавленную «От главного дворцового управления», каковая заметка, заведомо для него, Корней-Чуковского, заключала в себе язвительную насмешку над действиями ныне Царствующего Государя Императора, оскорбительную для Его достоинства и имевшую целью возбудить неуважение к Особе ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА, и 3) ряд заметок и стихотворений, имевших непосредственную связь между собою и заключавших в себе заведомо для него, Корней-Чуковского, возбуждение к бунтовщическому деянию, признала Корней-Чуковского оправданным по первым двум из этих обвинений.

По третьему же обвинению Палата нашла, что на второй странице № 4 журнала «Сигнал» помещен Высочайший приказ по военному ведомству от 26 ноября 1905 г., каковым приказом Государь Император объявляет особую благодарность всем казачьим войскам за их самоотвержен. и неутомимую службу «как на театре войны, так и при поддержании порядка внутри империи». Вслед засим идут: 1) заметка о том, что «число убитых и раненых во всех городах за время с 17 октября еще не приведено в известность»; 2) четверостишие, высказывающее мысль о том, что русского солдата не удастся сделать палачом, и 3) стихотворение под заглавием «Месть. Месть», призывающее к мести «за годы унижения, за кровь, за слезы, за мучения». По содержанию всего ряда этих заметок и стихотворений к Корней-Чуковскому предъявлено обвинение по 1 п. 1 ч. 129 стат. Угол. Уложен. за распространение произведений, возбуждающих к учинению бунтовщического деяния.

Но какое-либо возбуждение, призыв можно бы усматривать лишь в стихотворении «Месть», которое, однако, составлено в таких общих, неопределенных выражениях, что является невозможным сказать, в чем именно должна по предположению автора выразиться эта месть, и предположение, что такая месть должна вылиться в форме бунтовщического деяния, является совершенно гадательным.

Вследствие сего и по этому обвинению Палата признала подсудимого Корней-Чуковского по суду оправданным. Независимо от сего, Палата пришла к заключению, что помещение вышеприведенного Высочайшего приказа по военному ведомству о Высочайшей благодарности казакам в таком сатирическом журнале, как «Сигнал», является совершенно неуместным. Цель же помещения сего приказа в этом журнале явствует из последующих заметок о том, что число убитых и раненых в городах Российской империи неизвестно, и стихотворение о том, что русского солдата не удастся сделать палачом. Помещение один за другим означенных приказа, заметки и стихотворения, очевидно, сделано редакциею журнала с целью высказать насмешку над действиями Государя Императора и путем сопоставления приказа, заметки и стихотворения вызвать у читателя мысль, что, одобряя действия войск при подавлении беспорядков, причем в разных городах было много убитых и раненых, русских солдат хотят заставить действовать как палачей, и что именно за такого рода действия казачьих войск Государь Император выражает им свою благодарность. Такое насмешливое отношение к словам ныне царствующего Государя Императора является заочным Его оскорблением, которое за отсутствием указаний, чтобы оно имело прямою своею целью возбудить неуважение к священной Его Особе, является предусмотренным 2 ч. 103 ст. Уголовн. Улож.

Признав, в виду изложенного, подсудимого Корней-Чуковского виновным по 2 ч. 103 ст. Уголовн. Уложен., Судебная Палата приговорила его к заключению в крепости на шесть месяцев.

Кроме того, в виду вредного направления, проявленного журналом «Сигнал» в бытность его редактором подсудимого Корней-Чуковского, Палата, руководствуясь п. а ст. 8 отд. VIII Высочайше утвержденных 24 го ноября 1995 года врем. правил о повременной печати и 2 п. 1046 ст. Улож. о нак., признала соответственным воспретить издание журнала «Сигнал» навсегда, а осужденному Николаю Корней-Чуковскому запретить принимать на себя в течение пяти лет звание редактора или издателя какого бы то ни было повременного издания.

В кассационной жалобе на этот приговор обвиняемый указывает на то, что обвинение по 2 ч. 103 ст. Угол. Улож. к нему предъявлено не было. Соответственно с этим, как видно из протокола судебного заседания, Судебная Палата утвердила вопросы в такой форме, что никакого вопроса по признакам преступления по 2 ч. 103 ст. Угол. Уложен. и постановлено не было. Против этой редакции вопросов стороны не возражали; ни Прокурор, ни защитник о постановке вопроса по 2 ч. 103 ст. Угол. Улож. не просили. Так как, в силу 751 ст. Устава Уголовн. Судопроиз., основанием вопросов служат выводы обвинительного акта, судебное следствие и заключительные прения, то отсутствие вопроса по признакам 2 ч. 103 стат. Уголовн. Уложен. свидетельствуют о том, что, по мнению не только сторон, но и самой Судебной Палаты, ни обвинительный акт, ни судебное следствие, ни судебные прения не дали основания для постановки такого вопроса. Между тем, по утверждении уже вопросов и по удалении в совещательную комнату для постановления приговора, Судебная Палата возвратилась в зал заседания и объявила, что она находит нужным поставить вопрос по признакам преступления, предусмотренного по 2 ч. 103 ст. Угол. Улож. В виду того, что против обвинения по 2 ч. 103 ст. обвиняемый вовсе не защищался, так как никто его в этом преступлении не обвинял, и обвинение впервые было формулировано в совещательной комнате, защита просила Судебную Палату возобновить судебные прения.

Как изложено в протоколе, Товарищ Прокурора ничего к своей речи не добавил, т.е., как и раньше, не обвинял Корней-Чуковского по 2 ч. 103 ст. Уголовн. Уложен. Защита же просила возобновить судебное следствие и передопросить свидетелей для установления фактической стороны вновь предъявленного обвинения, для доказательства того, что подсудимый не видел первого №, а подписал лишь материал в гранках. Но оказалось, что свидетели уже удалились, в виду чего защита просила отложить дело, если не возможно передопросить свидетелей теперь же. Судебная Палата в ходатайстве защиты отказала, не усматривая, чтобы обстоятельства, послужившие поводом к постановке дополнительного вопроса, были недостаточно разъяснены судебным следствием, и не встречая надобности в передопросе свидетелей. Этим отказом подсудимый лишен был принадлежащего ему по ст. 630 Уст. Угол. Суд. права представить доказательства своей невиновности. Независимо сего Судебная Палата неправильно применила к нему п. 2 ст. 1046 Ул. о нак. и запретила ему принимать на себя в течение 5 лет звание издателя или редактора какого бы то ни было издания, совершенно упустив из виду, что по делам о печати в настоящее время действуют не статьи Ул. о нак., а временные правила о повременных изданиях 24 ноября 1905 г. По этим же правилам (ст. 8 отд. VIII) может быть воспрещено повременное изд., т.е. воспроизводится 1 п. ст. 1046 Ул. о нак.; о праве же суда воспрещать при этом обвиняемому принятие на себя в течение определенного времени звание редактора-издателя в них вовсе не упоминается. Воспроизведение во временных правилах 1 пун. 1046 ст. Улож. о нак. и опущение 2 п. той же статьи ясно указывает на то, что 2 п. ст. 1046 Улож. о нак. более неприменим в виду издания специального закона о печати.

По изложенным основаниям обвиняемый просит отменить в обжалованной части приговор С.-Петербургской Судебной Палаты. Обсудив настоящее дело, по выслушании заключения Обер-Прокурора, Правительствующий Сенат находит, что указание на неприменимость ныне 2 п. статьи 1046 Уложен. о нак., в виду действующих правил о повременных изданиях 24 ноября 1905 года, не может быть признано основательным, так как законом 24 ноября 1905 года указаны отменяемые статьи Уложения о наказаниях и в числе сих статей — статья 1046 не упомянута.

Но жалоба обвиняемого на нарушение Палатою ст. 630 Уст. Угол. Суд. непредоставлением возможности представить в свою защиту доказательства по новому предъявленному к нему обвинению заслуживает уважения. Заметки и стихотворения, в коих Палатою усмотрено оскорбление Государя Императора, не были указаны ни в обвинительном акте, ни на судебном следствии, как заключающие в себе такое оскорбление. Подсудимому не было и возможности своевременно воспользоваться по сему обвинению правами, предоставленными ему статьею 630. Поставив новое обвинение впервые по возвращении из совещательной комнаты в зале заседания для дополнения вопросного листа, Палата была обязана предоставить защите все законные средства оправдания, к числу коих несомненно относится и допрос вызванных к судебному следствию свидетелей. Отказав в последнем, Палата допустила существенное нарушение прав обвиняемого. Вследствие изложенного, Правительствующий Сенат определяет: приговор С.-Петербургской Судебной Палаты, за нарушением 630 ст. Уст. Угол. Судопроизв., отменить и дело возвратить в ту же Палату для нового рассмотрения в другом составе присутствия.