Ник. Алексеев
Письма советским писателям из-за рубежа

Иностранная литература, № 12 / 1977 г.

(1923-1972)

Творческое и личное общение писателей всегда считалось важной стороной истории литературы и вызывало непраздный интерес читателей. Дружба писателей, их взаимные оценки, обмен литературными новостями — все это находит отражение в их переписке, и живой диалог художников-современников остается запечатленным на листках почтовой бумаги.

Но письма зарубежных писателей советским их коллегам и друзьям должны быть восприняты не только с точки зрения узкопрофессиональной, внелитературной, но и как политическое, общественно-культурное явление. Эти письма — свидетельства глубоких, искренних симпатий к нашей стране и ее литературе, интереса, который с первых шагов советской власти проявляли к нашим писателям многие крупнейшие художники современного мира. Достаточно назвать имена Теодора Драйзера, Стефана Цвейга, Анри Барбюса, Анны Зегерс, чьи письма представлены в настоящей публикации. Среди советских адресатов этих писем мы найдем крупнейших деятелей нашей литературы, писателей Константина Федина, Николая Тихонова, Михаила Зощенко, Алексея Суркова, Корнея Чуковского и других. Этой эпистолярной летописи писательских взаимоотношений и дружеб уже более полувека: первое из публикуемых нами писем — Шервуда Андерсона — относится к 1923 году, последние почта принесла совсем недавно.

В пору значительных мирных инициатив Советского государства, отвечающих требованиям «разрядки» международной напряженности и «духу Хельсинки», дружеские голоса прогрессивных зарубежных писателей звучат с особой силой и выразительностью. Они показывают широкий диапазон влияния и признания во всем мире достижений советской культуры.

Следует, конечно, иметь в виду, что публикуемая переписка — лишь малая часть эпистолярного богатства, представляющего тему связей советской и зарубежной литературы в целом. Многие письма этого рода уже были опубликованы ранее. Для других не пришло время быть напечатанными — они факт слишком еще недавней литературной жизни. Но и в избранных образцах письма эти могут служить весомым аргументом в пользу все более широкого дружеского общения зарубежных и советских писателей, взаимообогащения литератур.

«… Надо больше знать друг друга, люди, больше!..» — этот давний, очень давний призыв Максима Горького актуален и сегодня.

Публикуемые письма хранятся в Центральном государственном архиве литературы и искусства СССР (ЦГАЛИ), в Отделе рукописей Государственной публичной библиотеки имени М. Е. Салтыкова-Щедрина (Ленинград), в Центральном архиве Союза писателей СССР, а также в личных архивах Н. С. Тихонова, К. А. Федина, К. И. Чуковского, М. Я. Аплетина, Г. С. Брейтбурда, С. А. Дангулова.

Письма собрал и подготовил к печати Ник. Алексеев. (Письма Ш. Андерсона подготовила М. Крылова. Письма, адресованные Вс. Вишневскому, — В. Черных.) Перевели письма Ник. Алексеев, О. Боброва, Ю. Добровольская, Ю. Жукова, И. Зорина, Н. Камионская, О. Кругерская, В. Стеженский.

[…]

Джон Чивер — К. И. Чуковскому

1

12 ноября 1964

Дорогой Корней,

одно из моих самых приятных воспоминаний о России — Ваше веселое лицо, Ваша светлая комната и блеск Вашего ума.

Единственное, о чем я жалею, — что я, возможно, слишком засиделся у Вас в гостях. Однако я надеюсь побывать у Вас еще раз, может быть, весной, и тогда Таня1 подскажет мне, когда уходить.

Наверное, это слишком высокопарно для письма, если я скажу, что дружба писателей может стать силой, которая не позволит миру развалиться на куски, и все-таки мне дает силы сама эта мысль.

Ваш Джон Чивер

2

27 декабря 1964

Дорогой Корней,

очень было приятно получить от Вас письмо. Мои привязанности не так прочны и неизменны, как мне бы хотелось, но о вашем народе и о вашей стране я всегда вспоминаю с такой живостью и такой любовью, что решительно намерен и дальше вспоминать их так же. Как было бы замечательно сделать что-нибудь для того, чтобы между нашими странами стало меньше неясностей и чтобы они крепко подружились. Я попрошу «Нью-Йоркер» выслать Вам подписку на журнал, чтобы Вы могли читать рассказы Джона Апдайка. Сам я, вероятно, еще год не буду печатать рассказов.

У нас дома все в порядке, мы благополучно перенесли рождественские праздники с их буйством и ажиотажем. Вчера мой старший сын отправился на первый свой бал, надев смокинг, и я от гордости за него вел себя просто нелепо — в конце концов он сказал, чтобы я перестал таращить на него глаза.

Апдайки пишут мне, что у них — особенно у Мэри2, — как и у меня, такое чувство: когда мы ездили в Россию, мы словно не путешествовали, а приехали к себе домой.

Приходят письма от Тани, и я от них в восторге, как и от всего, что, кажется, сокращает дистанцию между нашими странами.

Ваш Джон Чивер

Джон Чивер (род. в 1912 г.) — американский писатель, в 1964 и 1971 годах Чивер по приглашению Союза советских писателей посетил СССР.

1 Татьяна Максимовна Литвинова — переводчик с английского.

2 Жена американского писателя Джона Апдайка, участвовала в поездке Апдайка и Чивера в СССР в 1964 году.

[…]

Общество Диккенса — К. И. Чуковскому

24 января 1967

Дорогой м-р Чуковский,

мне доставило очень большое удовольствие получить Ваше письмо, и я с интересом узнал, какое значение имел для Вас Диккенс. Вы видели Англию много лет тому назад, когда я был еще ребенком; в те дни на улицах было полно экипажей и гораздо легче было представить себе истинно диккенсовскую атмосферу.

Теперь, конечно, многое очень изменилось и становится все труднее отыскать какой-нибудь уголок, который напомнил бы нам о временах Диккенса. Это, среди прочего, мешает мне, когда я беседую о Диккенсе с детьми; они не имеют никакого представления о том, как жили в эпоху Диккенса, у них нет никакого понятия о том, как ездили на лошадях и проч.

Как хорошо, что Вы побывали на Даути-стрит, 48, — мы очень гордимся тем, что сохранили этот дом. Нам кажется, что это один из домов, имевших особенно большое значение в жизни Диккенса. Наверное, здесь он — этот восторженный молодой человек 24-27 лет — и понял, что ему по силам не просто написать книгу, которая будет пользоваться популярностью, но писать и дальше, создавать все новые и новые свои удивительные типы. Должно быть, это была замечательная минута его жизни.

Когда я езжу в другие страны с лекциями о Диккенсе, я делаю это часто, мне доставляет огромное удовольствие видеть, что Диккенс помогает дружеским отношениям между людьми. Я всегда надеялся приехать как-нибудь в Москву и прочитать лекцию о Диккенсе. Мне много раз приходилось встречаться в Англии с Вашими соотечественниками. Не знаю, суждено ли мне испытать это удовольствие, — время идет, и я старею, дальние путешествия становятся для меня утомительны.

Мне придется попросить кого-нибудь передать Вам это письмо, так как я не уверен, что разобрал адрес, указанный Вами на конверте. Шлю Вам самые добрые пожелания и благодарю за Ваше письмо.

Искренне Ваш

Джон Грейвс, почетный секретарь

Джон Грейвс — почетный секретарь лондонского Общества Диккенса, основанного в Лондоне в 1902 году. К. И. Чуковский познакомился с ним во время посещения в 1962 году мемориального дома Чарльза Диккенса — своего любимого писателя.

[…]

Эйден Чемберс — К. И. Чуковскому

14 августа 1969

Дорогой г-н Чуковский,

Недавно с большим удовольствием и восхищением я почитал Вашу книгу «От двух до пяти»1, выпущенную издательством Калифорнийского университета.

Поскольку эту книгу распространяет в Великобритании американское издательство и отдельного английского издания пока нет — о чем я очень жалею, — у нас эта книга известна не так хорошо, как в Соединенных Штатах, где она и попалась мне на глаза, когда я там недавно был. Конечно, она включена в рекомендательные списки литературы для студентов английских библиотечных учебных заведений, но о ней не знают преподаватели, родители и все остальные, кто интересуется детьми и детскими книгами. Я считаю, что столь значительная книга, в которой так много интересного, должна стать более известной и доступной.

Я детский писатель и критик и в следующем году буду регулярно помещать статьи в здешнем журнале «Чилдренс бук ньюс», где рецензируются детские книги. Уверен, что статья, показывающая ценность и значение книги «От двух до пяти», в какой-то мере помогла бы сделать книгу более широко известной в Англии.

Кроме того, мы с женой собираемся начать издание журнала, посвященного серьезному критическому исследованию детской литературы. Подобного издания в Великобритании пока что не существует. Предприятие это дорогостоящее, и едва ли за него возьмется какая-нибудь коммерческая фирма, но частному лицу, оно, может, и удастся, если издатели проявят трудолюбие и упорство, а авторы согласятся писать без гонорара. Мы с женой не пожалеем труда, и уже нашлись люди, готовые писать для нас. Первый номер выйдет в будущем январе.

В связи с Вашей книгой и нашим журналом возникает несколько вопросов, на которые, надеюсь, Вы не откажетесь любезно ответить.

Прежде всего, вопросы, касающиеся статьи, которую я хотел бы написать о Вашей книге.

1. Когда читаешь Вашу книгу, поражают, помимо другого, Ваши познания насчет того, как говорят дети: Вы собрали материал со всех концов Советской России. Меня интересует, насколько глубоко воздействовала вся эта работа на характер Ваших собственных произведений для детей.

Насколько мне известно, в Англии ни в печати, ни частным образом никто не пытался собрать такую коллекцию характерных для детей слов и выражений; есть книга под названием «Мысли и язык школьников», но для нее материал брали гораздо больше из детских игр на улице, чем из разговоров детей у себя дома, где Вы нашли так много индивидуального и своеобразного. Как Вы собрали все Ваши примеры?

2. Вы придаете большое значение стихотворным детским рассказам. В Англии по традиции гораздо больше издается, как Вам известно, рассказов в прозе для такого же возраста. Не могли бы Вы что-нибудь дополнить к тому, что Вами об этом сказано в книге? Как Вам кажется, дают ли о себе здесь знать какие-то русские особенности или дело обстоит сходным образом повсюду?

3. У нас постоянно спорят о том, как писать «для» детей. Некоторые говорят: нельзя писать «для» детей — и вообще «для» кого бы то ни было. Человек пишет только для себя, а если детям нравится то, что он написал, — что ж, тем лучше. С такой точки зрения вообще не существует никакой «детской литературы». Просто есть книги, которым дети отдают предпочтение перед другими, и такие книги разумно помещать в особые детские библиотеки, а не вместе с книгами, которые нравятся взрослым, а детям — нет. Что Вы думаете по этому поводу? Выражаясь языком критики, каковы, на Ваш взгляд, критерии, которыми следует руководствоваться, аттестуя ту или иную книгу как детскую? (Это очень большая проблема — можете просто улыбнуться и оставить мой вопрос без внимания. Ведь для ответа может понадобиться целая книга!)

4. Не могли бы Вы поделиться со мной мыслями относительно другой трудной проблемы — она касается тех детей, которые могут, но не хотят читать. У нас всего чаще так обстоит дело с подростками, но я уверен, что отношение к книге зарождается гораздо раньше — возможно, в период от двух до пяти лет. Может быть, все дело в том, каким образом знакомят детей с напечатанным словом? Добавьте еще, что дома нет книг, что родители никогда не читают своим детям вслух. И так далее.

Все это очень большие вопросы, и, наверное, лучше мне подождать, пока ответите, прежде чем обременять Вас другими!

Теперь кое-что в связи с критическим журналом, о котором я упомянул.

1. Есть ли у Вас какие-нибудь статьи о детской литературе, которые Вы позволили бы нам перепечатать? Мы были бы чрезвычайно признательны и польщены. Из Вашей книги я знаю, насколько значительно все, что Вы пишете, и мы были бы в восторге, если бы именно через наш журнал английская публика познакомилась с Вашими трудами.

2. Есть ли в России какие-нибудь особенно значительные труды критиков о детской литературе, которые нам следовало бы знать? Не назовете ли Вы мне их и не скажете ли, как их можно приобрести?

Найдется ли у Вас время и желание мне ответить или нет, я пользуюсь случаем передать Вам свои добрые пожелания и поблагодарить Вас еще раз за помощь и ободрение, которые я почерпнул в Вашей книге.

Искренне Ваш

Эйден Чемберс

Эйден Чемберс — английский детский писатель и критик.

1 Книга К. И. Чуковского об особенностях детского разговорного языка «От двух до пяти» выходила в СССР с 1928 по 1970 год двадцать один раз. Перевод ее за рубежом впервые появился в США (1968). Книга переведена также в Болгарии, ГДР, Польше, Чехословакии, Швеции, Японии.

Публикация приводится только в части, относящейся к К.И. Чуковскому.