Л. Добычин
«Вы мой единственный читатель…»

Новое литературное обозрение, № 4 / 1993 г.

О письмах Л. Добычина к К. Чуковскому

Вынесенное в заголовок признание Леонид Иванович Добычин (1894-1936) сделал в одном из своих писем 1925 года к Корнею Ивановичу Чуковскому. Действительно середине 1920-х гг. Чуковский был не только одним из немногих, но и первым профессиональным читателем (и редактором) 30-летнего автора, 12 августа 1924 г.1 пославшего из Брянска в журнал «Русский современник» (издававшийся при ближайшем участии Чуковского) два рассказа. Уже через три недели Добычин, написавший дотоле лишь «две-три штучки» и горько бросивший в ответ на вопрос Чуковского, давно ли он «занимается литературой»: «Это похоже на насмешку. Я не занимаюсь литературой», — становится «литератором»: обе его вещи приняты Чуковским благосклонно. Одна (рассказ «Встречи с Лиз») появится в 4-м номере «Русского современника»; другая (рассказ «Козлова»), набранная, но рассыпанная в составе 5-го номера того же журнала, не вышедшего в свет из-за цензурного запрета, будет напечатана в марте 1925 г. в журнале «Ленинград» благодаря посредничеству М. Л. Слонимского. Его верная дружба (как и дружба Е. Л. Шварца и Н. К. Чуковского) будет подарена Добычину тем же Чуковским. Зимой 1926 г. уже получивший некоторую известность Добычин напишет Слонимскому: «Мне из Петербурга чаще всех пишет знаете кто? — Корнелий Иванович . И это человек, у которого много детей и даже внуки. Все же он находит время…»2.

Так часто упоминающееся в письмах и отмеченное почти всеми мемуаристами одиночество Добычина было не только следствием биографических обстоятельств (жизни в провинциальном Брянске, вынужденной работы статистиком, а также его гомосексуальности, лишь усиливавшей общественную отчужденность), но и твердой (в силу склада характера) позиции неприятия устанавливающегося политического режима. О добычинской прямоте, «скрупулезности нравственного мира», психологической несовместимости с литературным кругом Ленинграда вспоминает еще один его адресат — В. А. Каверин3. В 1936 г. все это обернется закономерной трагедией — после резко критических выступлений Е. С. Добина и Н. Я. Берковского 25 марта на общем собрании ленинградских писателей, как бы подытоживших травлю писателя в критике, Добычин исчез. Обстоятельства его смерти остаются неясными4.

В условиях ужесточавшейся идеологической цензуры в середине 1920-х гг. Добычин мог (а точнее сказать — успевал) печататься лишь в немногих изданиях «единого реакционного блока»5. Это определение, данное И. Лежневым в рецензии на последние номера «Новой России» (в последнем перед закрытием был помещен рассказ Добычина «Сиделка»), советский критик по-своему справедливо распространял и на «Русский современник» — критиком из другого лагеря названный «нашим первым независимым журналом»6. Не случайно так много внимания уделяется в письмах Добычина вопросам о Цензуре (это слово неизменно пишется им с большой буквы) или иронии по поводу нее и «Начальников»7.

Судя по отзывам критики, рассказы Добычина хотя и не казались «начальникам» «откровенно «нахальными» (частое выражение Добычина, служившее мерилом цензурности), но все же вызывали вполне определенные упреки: «Небольшие рассказы Добычина свидетельствуют об отсутствии четко осознанной идеологической линии «8.

Однако в «нечеткости» Добычина упрекнуть, пожалуй, невозможно: его противостояние эпохе на протяжении десяти с небольшим творческих лет было неизменным и иногда переходившим из саркастической иронии в прямую, опасную дерзость: и если в 1926 г., именуя в одном из писем к Чуковскому редактора «попутнической» и сравнительно либеральной «Красной нови» А. К. Воронского «полицейским», Добычин избежал последствий, то его выпады против того же, уже лишенного всякой либеральности журнала в 1935 г. потребовали объяснений и заступничества М. Л. Слонимского9.

Писательский стиль Добычина можно назвать столь же принципиальным10, сколь и его литературную позицию. Эта индивидуальная специфичность отразилась и на эпистолярной части его наследия (40 писем Добычина к Чуковскому — едва ли не важнейший ее компонент).

Письма Добычина тесно связаны с его основным творчеством и иногда приоткрывают «тайны» его поэтики — с характерным использованием языковых клише, аббревиатур, графических приемов оформления текста (так, например, имя Н. Чуковского и обращения к нему в публикуемых письмах постоянно помещаются в рамку с нарисованными по углам кнопками; это повторяется и в письмах к Слонимскому), скрупулезной расстановкой ударений в словах, вниманием к «чужому слову» и игрой шрифтами. Письма подтверждают и интерес Добычина к современности.

Внимательно следя за газетами и журналами, он не только широко использует злободневный материал в прозе и письмах, но и дает меткие оценки современным ему литераторам, «невзирая на лица». Объектом столь же пристального анализа становится в письмах и он сам. Так, для Добычина, болезненно требовательного к себе, подверженного порой резким колебаниям в самооценке, остро реагировавшего на мнения о себе, характерно ироническое самоопределение (в письме Чуковскому от 16 апреля 1926 г.) — «уездный сочинитель», одновременно отсылающее к пласту «провинциальной литературы», столь актуальной при рассмотрении его творчества11.

Переписка с К. И. Чуковским (как и со Слонимскими и с Е. Л. Шварцем12), способствовала преодолению тяготившей Добычина изолированности. Эпистолярное общение переросло в дружеское благодаря поездкам в Ленинград, с 1925 г. ставшим регулярными, и, наконец, переезду в Ленинград в 1934 г., когда Добычин получил комнату на Мойке (дом 62). Этому адресу суждено было стать последним в его жизни.

Литературное и эпистолярное наследие Добычина невелико, и в связи с этим трудно переоценить значение публикуемых здесь писем, основная часть которых приходится на 1924-1926 гг. — время, решающее для писательского самоопределения Добычина, автора, по разным причинам до недавнего времени обойденного исследовательским вниманием и только теперь постепенно занимающего достойное его место — на наш взгляд, одно из первых в русской прозе.

Тексты писем публикуются по автографам из архива К. И. Чуковского (РГБ. Ф. 620. Карт. 63. Ед. хр. 71) . Все письма отправлены из Брянска в Ленинград; ответные письма Чуковского, видимо, не сохранились: судьба архива Добычина после его исчезновения в 1936 г. неизвестна. Пользуемся случаем выразить нашу признательность за помощь в подготовке публикации А. Ф. Белоусову, А. В. Лаврову, Г. А. Мореву и А. Л. Соболеву.

Александра Петрова

Примечания:

1. На этот год пришлись первые, видимо, поиски литературного признания: в мае Добычин посылает письмо и рукописный сборник рассказов М. А. Кузмину, однако его ожидания не были оправданы — ответа не последовало. О Добычине и Кузмине см.: Александра Петрова. Из заметок о «Городе Эн»: цитирование и историко-культурный подтекст. — Вторые Добычинские чтения. Даугавпилс, 1993.

2. Звезда, 1992. № 12; публикация В. С. Бахтина. Благодарим А. Ю. Арьева, любезно ознакомившего нас с этим при подготовке публикации находившимся в печати материалом.

3. См.: Каверин В. Эпилог. М., 1989, С. 196-197, 204.

4. Подробнее см.: Бахтин В. Судьба писателя Л. Добычина. — Звезда. 1989. N° 9. С. 177-180; ср. также комментарии А. Ю. Арьева и Е. Д. Прицкера в кн. Расколдованный круг. Андреев В., Баршев Н., Добычин Л. Л., 1990. С. 670.

5. Друзин В. [Рец.:] Новая Россия. 1926, № 1-2. -Звезда. 1926. № 4. С. 254.

6. Слова В. Тана. Цит. по указ. рец. В. Друзина.

7. Из исследований, посвященных советской цензуре 1920-1930-х гг., укажем на образцовую публикацию С. Печерского «Цензорская правка «Голубой книги» М. М. Зощенко» (Минувшее. Исторический альманах. Вып. 3.Paris, 1987).

8 . М. [Рец.:] Ковш. Вып. 4. М., 1926. — Звезда. 1926. № 4. С. 236.

9. См. письмо М. Л. Слонимского к В. В. Ермилову от 28 января 1935 г. — В кн.: Первые Добычинские чтения. Даугавпилс, 1991. С. 103-104. Ср. о «непримиримом неприятии» Добычиным «того, что произошло в России в 1917-м году», в статье И. Сермана «Лишний» (Часть речи. Нью-Йорк, 1983. № 4-5. С. 145-150).

10. См.: Эйдинова В. В. О стиле Леонида Добычина. — Первые Добычинские чтения. С. 58-70. Ср. также рец. М. Бараша на переиздание сборника «Встречи с Лиз» (Нью-Йорк, 1987): Русская мысль. 1987. 25 дек. М» 3705. Лит. приложение. № 5. С. V.

11. См.: Белоусов А. Ф. Художественная топонимия российской провинции: к интерпретации романа «Город Эн». — Первые Добычинские чтения. С. 8-15; Бодров М., Бодрова Т., Прижевойте К. Город Эн — Двинск — Даугавпилс. — Даугавпилс Вестнесис. 1990. 11 декабря. Спецвыпуск. С 1 — 2.

12. Переписка Добычина с М. Л. и И. И. Слонимскими частично опубликована В. С. Бахтиным (см. примеч. 3 к письму 11). Ждут публикации письма Добычина к Н. К.Чуковскому, хранящиеся в домашнем архиве писателя. Письма к Е. Л. Шварцу, к сожалению, как и многое из наследия Добычина, не сохранились.

ПИСЬМА К К. ЧУКОВСКОМУ. 1924-1931

1

Многоуважаемый Корней Иванович.

Очень благодарю Вас за Ваше письмо. Если можно напечатать эти два рассказа 1 в четвертой книжке, то — хорошо бы. Вы разрешаете послать Вам что-нибудь еще. У меня есть одна вещь непереписанная2. Недели через две, я думаю, я ее вышлю.

Ваш слуга Л. Добычин

25 сентября 1924 Брянск. Губпрофсовет. Леониду Ивановичу Добычину.

1. Имеются в виду рассказы «Козлова» (1923; вместе с рассказами «Тимофеев», «Кукуева», «Нинон» и «Евдокия» входил — под названием «Письмо» — в состав рукописного сборника «Вечера и старухи», посланного Добычиным М. А. Кузмину; см. его письмо Кузмину от 30 мая 1924 г.: Бахтин В. Судьба писателя Л. Добычина. — Звезда. 1989. № 9. С. 178-179, далее обозначается сокращенно — Звезда) и «Встречи с Лиз» (1924; опубликован в декабре 1924 г. в 4-м номере «Русского современника»).

2. Рассказ «Евдокия» (1923). Вариант этого рассказа под названием «Старухи в местечке» опубликован по рукописи, подаренной автором В. А. Каверину; см.: Литературное обозрение. 1988, № 3. С. 100-102.

2

Многоуважаемый Корней Иванович, позвольте просить Вас прочесть эту рукопись1. Она еще старая (прошлогодняя) и совсем не модная. Но, может быть, все-таки годится чтобы напечатать в каком-нибудь месте поплоше. Не можете ли Вы дать мне в этом отношении совет: я никаких адресов кроме «Современника» не знаю, в «Современник» же соваться с ней не решаюсь.

Ваш слуга Л. Добычин

10 октября 1924. Брянск. Губпрофсовет

1. См. прим. 2 к письму 1.

3

24 ноября <1924>

Корней Иванович. Я получил Ваше письмо вечером, а утром послал в «Современник» маленькую1 — не знаю, как ее назвать, я не посылал бы ее, если бы получил Ваше письмо раньше: я просто хотел про себя напомнить.

Мне жаль, что нельзя напечатать Катерину Александровну2. Из всего, что я писал, я ее больше всего люблю. Вы спрашиваете про повесть на 4 листах. Я не умею мерить на листы, ибо никогда еще не имел с ними дела.

Тоже про деньги. Конечно, деньги нужны, но что значит «по первому требованию»?3

Что я делаю в Брянске? Убиваю уже шесть с половиной лет и не надеюсь, что когда-нибудь это изменится4.

Давно ли «занимаюсь литературой»? Это похоже на насмешку. Я не занимаюсь литературой. Будни я теряю в канцелярии, дома у меня нет своего стола, нас живет пять человек в одной комнате5. Те две-три штучки, которые я написал, я писал летом на улице или когда у меня болело горло и я сидел дома. Книг я никаких не читаю (ибо их здесь нет), кроме аффициальных. «Повесть»6писать я начал, и очень модную (то есть действие в 1924 году), но именно потому что у меня три дня болело горло. К весне, может, и закончу.

Ваш Л. Добычин.

1. Очевидно, речь идет о рассказе «Нинон» из сборника «Вечера и старухи». Впервые опубликован: Звезда. С. 187-188.

2. Подразумевается рассказ «Евдокия». Катерина Александровна — героиня рассказа.

3. Ср. письмо Добычина, адресованное редакции » Русского Современника»: «Мной получено письмо от 17 ноября К. И. Чуковского, который обещал от имени редакции выслать мне «деньги по первому требованию». Прошу выслать что причитается. Л. Добычин. 9 дек<абря> <19> 24. Брянск. Губпрофсовет. Л. И. Добычину) (РГБ. №. 620 Карт. 63 Ед. хр. 71).

4. В Брянске Добычин жил с весны 1918 г.

5. Согласно формулярному списку о службе Ивана Адриановича Добычина (ум. в 1902 г.) он был отцом пятерых детей: Леонида, Дмитрия (род. в 1895), Ольги (род. в 1897), Николая (род. в 1898), Веры (род. в 1902). — ЦГИА СПб. Ф. 478. Оп. 3. Ед. хр. 2029. Лл. 10-14. В Брянске Добычин жил также вместе с матерью Анной Александровной (урожд. Орловой).

6. Имеется в виду рассказ «Ерыгин» (1924), опубликованный впоследствии в альманахе «Ковш» (М.-Л., 1926. Вып. 4).

4

25 ноября <1924>

Многоуважаемый Корней Иванович. К вчерашнему письму мне надо добавить вот что: эту гадкую рукопись1, которую не надо печатать, пожалуйста, пришлите. Ее «свежие детали» я буду рассовывать по другим изделиям, когда до них дойдет дело2.

Потом, чтобы заинтриговать Вас тем рассказом, о котором я вчера возвестил, скажу: уже вижу, что он будет — хороший. Позвольте рассказать, как я узнал о Вашем журнале. В канцелярию явился разъездной парень от Вашей конторы для соблазнения на подписку. Я увидел неказенные фамилии и запомнил адрес.

Л. Добычин.

Да, Вы спрашивали, сколько мне лет: тридцать3.

1. См. прим. 2 к письму 1.

2. Некоторые детали из неопубликованного Добычиным рассказа «Евдокия» использованы в рассказе «Ерыгин».

3. Это свидетельство Добычина еще раз подтверждает дату его рождения (5(18) июня 1894 г.), установленную В. С. Бахтиным на основании письма Добычина к И. И. Слонимской (см.: Звезда. С. 177) . Ранее — например, в Краткой литературной энциклопедии (М., 1964. Т. 2. С. 725) — указывалась неверная дата — 1896 г.

5

Многоуважаемый Корней Иванович. Рассказ1 я вышлю 12 января — он будет готов скорей, чем я думал: Ваше письмо меня оживило, и т. д. Только, он будет не длинный, а опять в четырех главах, как и прежние. Должно быть, мне не уйти от «четырех глав».

А гадкую рукопись, пожалуйста, верните, как я просил. Кое-какие из ее украшений я уже ввернул в новый рассказ, и они ему к лицу и не имеют поношенного вида.

Может быть, Вы напишете мне еще раз: получив Ваше письмо, я чувствую себя не такой канцелярской крысой, как обыкновенно. Будет ли напечатана «Козлова»?2

Ваш Л. Добычин

3 декабря 1924. Брянск. Губпрофсовет

1. См. прим. 5 к письму 3.

2. Рассказ «Козлова» был опубликован в журнале «Ленинград» (1925. № 9 [48]).

6

1924, декабрь

Дорогой Корней Иванович.

Хорошо, что Вы выбросили «Брянск, Губпрофсовет», — не только ради Фишкиной1, но и потому, что я таких «подписаний» очень не люблю («Коломна, 25 декабря старого стиля»)2, и написал это просто как адрес.

Как долго не выходит Ваш четвертый Номер3. Я беру читать «Современник» у Союза «Нарпит»: они не знали, что это — «типичный образец нэпманской литературы»4, и подписались.

Корней Иванович, может быть, мне удастся съездить в Петербург: пальто-то у меня есть не в пример Сергееву-Ценскому. От этого я бы сделался умнее и стал бы писать лучше, а то я совсем эскимос, правда, в конце зимы, может быть, удастся.

Я посылал в «Современник» маленькую штучку — «Нинон». Печатать ее или не печатать — это все равно, она не имеет значения, но — Вы ее читали?

Вот почему я вышлю свой рассказ 12 января: перед этим будет много праздников, и я к тому времени успею с ним разделаться, у меня еще девять праздников впереди!

Ваш Л. Добынин.

1. Героиня рассказа «Встречи с Лиз».

2. Ср.: «Коломна, Никола-на-Посадьях, 2 янв. 1924 г.» (Русский современник. 1924. № 1. С. 150) — помета под рассказами Б. Пильняка; такие (или сходные) топографические обозначения Б. Пильняк, как правило, давал в конце текста своих произведений.

3. О цензурных и материальных затруднениях редакции, связанных с выпуском 4-го номера «Русского современника», см. в дневнике К.И. Чуковского (М., 1991; далее сокращенно — Дневник) (С. 288, 289, 293, 294-295, 300-301). Ср. также комментарии М. О. Чудаковой к статье Ю. Н. Тынянова «Промежуток» (частично опубликованной в 4-м номере): Тынянов Ю. Н. Поэтика. История литературы. Кино. М., 1977. С. 471.

4. Ср. один из критических откликов на выход первых трех номеров журнала: «В «Русском современнике» нэпманская литература показала свое подлинное лицо» (К. Розенталь. — Правда, 1924. 5 ноября. С. 8) . См. также: Лелевич Г. Несовременный Современник. — Большевик. 1924. № 5-6; Горбачев. Г. Единый фронт буржуазной реакции. — Звезда. 1924. № 6. На эти и другие многочисленные нападки редакция ответила статьей «Перегудам» (Русский современник, 1924. № 4; полностью статья, сокращенная цензурой, опубликована только в 1989 г.: Книжное обозрение. № 18).

7

27 декабря <1924>

Многоуважаемый Корней Иванович.

Мой рассказ готов. Осталось два раза переписать — себе и для отсылки. Не будете ли Вы добры дать мне несколько справок: заплатят ли мне в «Современнике» за мои изделия и какая на них цена1.

Каковы виды на выход следующих книжек? Четвертая что-то застряла.

Когда Вы прочтете рассказ, очень прошу написать мне, нет ли там пережевывания того же, что было уже в прежних. По поводу «воды» я выпишу Вам один рассказ Щедрина (знаю его наизусть): «У одного городничего спросили:

— Вы берете, Иван Капитонович, взятки?

— Никогда!!»2

Ваш Л. Добычин

Вы укорили меня «наисовременнейшими книгами», которые я, будто бы, читаю. Напраслина! И не нюхивал.

Не заступаюсь за «Нинон», но находите ли Вы, что и остальное пересушено?

Пишете о ветре. А я думал, он ослабел3.

1. Гонорар Добычина за рассказ «Встречи с Лиз» составил 21 рубль (см. письмо Добычина к М. Л. Слонимскому от 23 февраля 1925 г. — Звезда. 1992. № 12; публикация В. С. Бахтина).

2. Неточная цитата из «Пошехонских рассказов» М.Е. Салтыкова-Шедрина (1883) . См.: Салтыков-Щедрин М. Е. Собр. соч. в 20-ти т. Т. 15. Кн. 2. М., 1973. С. 34. О связях позднейшей прозы Добычина с сатирой Щедрина писал Г. Адамович в рецензии на «Город Эн» (Последние новости. 1936. 23 апреля; перепечатано в статье Р. Д. Тименчика — Родник. 1988. № 11. С. 80).

3. Ср. газетное сообщение: «2 января сила ветра достигала 10 метров, ветер усилился, 3 января вода достигла 5 футов 7 дюймов, 4-го 6 футов 11 дюймов: все низменные части города залиты» (Труд. 1925. 4 января. С. 3).

8

Многоуважаемый Корней Иванович.

Когда Вы получите это письмо, Вами, возможно, уже будет прочтен посланный мной рассказ. Хотя ему и далеко до «у одного городничего спросили», все же он довольно короток. Если Вы найдете, что о нем стоит писать, я просил бы Вас написать мне, как Вы его находите. Не сердитесь, что я к Вам пристаю: ведь Вы мой единственный читатель.

Должно быть, в своем последнем письме я задал вопросы, каких не полагается, потому что Вы на них не ответили. Сие было от незнания этикета — и вот, я от них уже воздерживаюсь.

Мне попали в руки две книжки «Красной нови» с Бабелем, «Концом мелкого человека» и «Виринеей»1. Я очень обрадовался «Мелкому человеку», ибо мне очень приятны «Записки Ковякина»2(конечно, кроме конца), и — увы, какое падение. «Виринея» же, как я и ожидал, — сюсюканье.

Корней Иванович, хоть я от неполагающихся вопросов и воздерживаюсь, но все-таки: почему журнал не выходит?3 будет ли он выходить дальше? какие затруднения и что такое «Магарам»4.

Что такое Зощенко? Летом мне попался один его рассказ, и с тех пор мне было приятно о нем думать (о нем и о Леонове), а теперь он… в «Бузотёре»5.

Л. Добычин

17 января <1925>

1. Главы из «Конармии» И. Бабеля и «Конец мелкого человека» Л. Леонова были опубликованы в № 3 (20), а повесть Л. Сейфуллиной «Виринея» — в № 4 (21) «Красной нови» за 1924 г.

2. Повесть «Записи некоторых эпизодов, сделанные в городе Гогулеве Андреем Петровичем Ковякиным» Л. Леонова была напечатана в №№ 1-2 «Русского современника».

3. Добычин еще не получил номер » Русского современника», который вышел 25 декабря, но был задержан в типографии из-за материальных затруднений издателя.

4. Николай Иосифович Магарам — издатель «Русского современника».

5. В сатирическом журнале «Бузотер», выходившем с 1924 г., был напечатан рассказ Зощенко «Паутина» (1924. № 2), позднее — «Светлый гений» (1925. № 4). Знакомство Добычина с Михаилом Михайловичем Зощенко (1895-1958) состоялось в 1925 г. на квартире у Слонимских. По воспоминаниям И. И. Слонимской, «Зощенко отнесся к знакомству с Добычиным благожелательно, а Леонид Иванович неизвестно почему вдруг ощетинился, вцепился в спинку стула, стал говорить дерзости и ушел» (Первые Добычинские чтения. Даугавпилс, 1991. С. 105). О Добычине и Зощенко см. также в воспоминаниях В. А. Каверина «Эпилог» (М., 1989. С. 194).

9

20 января <1925>

Многоуважаемый Корней Иванович.

Сегодня пришла четвертая книжка. В двух-трех местах «Встречи» переврали. Но все же я очень рад. Почему «Козлову» перекрестили в «Учительницу»?1 Она служит в канцелярии. К тому же, это невежливость перед «Красным педагогом». Я еще ничего не прочел из четвертой книжки, кроме своих пяти страничек. Есть Ваша статья…2.

Между прочим, если позволите быть нескромным, я уже затеял новое изделие, и оно будет чуть ли не РОМАН!

По крайней мере, там много персон.

Знаете, чего мне больше всего жаль из пропущенного текста («Встреч с Лиз»)? — про «никакого марксистского подхода»3. Половина Фишкиной с этим отскочила. Разрешите сделать Вам маленький подарок — рассуждение о «свободе печати», вырезанное из газеты «Труд»4.

Л. Добычин

1. В 4-м номере «Русского современника» под названием «Учительница» был анонсирован рассказ «Козлова», входивший в состав 5-го, не вышедшего из-за запрета, номера журнала.

2. См.: Чуковский К. Лепые нелепицы. — Русский современник. 1924. № 4. С. 187-193.

3. В отдельном издании («Встречи с Лиз». Л., 1927. С. 27) купюра была восстановлена.

4. См. статью «»Свобода печати» у буржуазии» за подписью Г. М. в газете «Труд» (1925, 16 января).

10

21 января <1925>

Многоуважаемый Корней Иванович, явите милость, отмените «Учительницу», ибо она не «учительница» — что-то постное и, кроме того, с претензией на обобщение — «лучше не называть, в каком департаменте»1.

Если Начальники обратят внимание на «Встречи» и найдут их нахальными, очень прошу сообщить мне, по возможности — подробно. В Вашем первом письме я прочел, что стою «на правильной дороге». Я всегда хотел спросить, в чем именно, и всегда забывал. Может быть, Вы когда-нибудь удосужитесь дать мне назидание.

Вчера я успел кое-что просмотреть в четвертой книжке — очень забавен «Привет безбожнику» Онуфрия Зуева2. Хорошо тоже «всемирная величина Стеклов»3. Я еще не читал, но видел остальные рассказы — они такие солидные, с квадратными абзацами, а мои четыре с половиной странички такие растрепанные.

Как мой новый рассказ: 1) не хуже ли прежних? 2) не слишком нахален?

Можно ли куда-нибудь приткнуть этот сухарь «Нинон»?

Л. Добычин

1. Обыгрывается первая фраза повести Н. В. Гоголя «Шинель» (1841).

2 См. «Тетрадь примечаний и мыслей Онуфрия Зуева» (Русский современник, 1924.

№ 4. С. 278 — 280), автором которой был Е. И. Замятин (см. свидетельство В. В. Вейдле, приведенное в статье М. О. Чудаковой в кн.: Замятин Е. Соч. М., 1988. С. 506). Указание на авторство И. Н. Розанова и К. И. Чуковского, данное в «Словаре псевдонимов» И. Ф. Масанова (т. 1. М., 1956. С. 398), ошибочно. Об участии Чуковского в подготовке статьи см.: Дневник. С. 292.

3 Речь идет о Юрии Михайловиче Стеклове (Нахамкисе; 1873-1941) — в 1917 — 1925 гг. главном редакторе «Известий ВЦИК», авторе статьи «Симптом начала или конца», которой посвящено одно из «примечаний» Онуфрия Зуева (см.: Русский современник. 1924. № 4. С. 278).

11

26 января <1925>

Многоуважаемый Корней Иванович. Вы неправы. Первый абзац нужен: там следы от волос на песке, а в четвертой главе — следы от сена на снегу. Отсюда — «что-то припомнилось»1. Благодарю Вас за предложение насчет комнаты. Если наберу денег, чтобы поехать, то ими воспользуюсь. Только какой Ваш домашний адрес?

Написал письма Богдановской2 и Слонимскому3 о передаче рассказов Богдановской, кроме того, о высылке книжки и гонорара.

Вы уезжаете4 и «Современник» на исходе5. У меня — как будто кто-то умер: ведь это Вы подобрали меня с земли.

Л. Добычин

1. Речь идет о рассказе «Ерыгин». См. прим. 5 к письму 3.

2. Вера Владимировна Богдановская — секретарь редакции «Русского современника». Письма Добычина к ней сохранились в архиве К. И. Чуковского (РГБ. Ф. 620. Карт. 59 Ед. хр. 13):

Многоуважаемая Вера Владимировна.

26 января я послал Вам заказное письмо с просьбой о передаче двух рукописей («Козлова» и «Нинон») Е. Л. Шварцу и о высылке мне четвертой книжки журнала и гонорара за напечатанный там мой рассказ. Марка на ответ была приложена. Еще раз очень прошу Вас найти возможным ответить на мое письмо.

Л. Добычин

Брянск, Губпрофсовет

9 февраля <1925>

К. И. Чуковский писал мне, что «Современник» вероятно больше не будет выходить. Надеюсь, Вы признаете за мной право знать, что сталось с посланным мной материалом.

Благоволите не оставить это письмо без ответа.

Л. Добычин 10 февраля <1925>

Многоуважаемая Вера Владимировна. Я получил письмо Слонимского — рукописи у него: очень благодарю Вас. Теперь мне остается только получить деньги за напечатанный рассказ. Не откажите содействовать и в этом.

Л. Добычин

Брянск, Губпрофсовет

3. Михаил Леонидович Слонимский (1897-1972) — прозаик, член группы «Серапионовы братья», один из немногих друзей Добычина, неизменно помогавший ему в устройстве литературных дел. Переписка Добычина со Слонимским, начавшаяся в 1925 г. и продолжавшаяся — с перерывами — до 1936 г., частично опубликована В. С. Бахтиным; см.: Звезда. С. 183-187; Первые Добычинские чтения. С. 109-110; Звезда, 1992. № 12. Здесь речь идет о письме от 27 января 1925 г. (см.: Звезда. С. 183).

4. С 20 января до 10 февраля 1925 г. Чуковский находился в Финляндии.

5. О событиях декабря 1924 г. и января-февраля 1925 г. — появлении доносительной статьи Г. Горбачева («Открытое письмо редактору “Звезды”» — Звезда. 1925, № 1), и назначении И. И. Ионова заведующим Госиздатом РСФСР, расформировании Коллегии экспертов издательства «Всемирная литература», закрытии этого издательства и редактировавшихся А. Н. Тихоновым журналов «Русский современник», «Восток», «Современный Запад» и аресте А. Н. Тихонова, см. в дневнике Чуковского (с. 302 — 303, 325) , а также в публикации В. Троицкого: Замятин Е. И. Краткая история Всемирной литературы от основания и до сего дня (Память. Исторический сборник. Вып. 5. М., 1981 — Париж, 1982).

12

3 марта <1925>

Многоуважаемый Корней Иванович, я очень рад, что Вы, во-первых, вернулись, а во-вторых — вспомнили про меня. Навряд ли я смогу написать что-нибудь об индейцах*1. Но к 12 мая думаю изготовить одно изделие для взрослых3. Оно будет немножко нахальное, но не так, как «Ерыгин». И, к сожалению, тоже короткое (к сожалению потому, что за него заплатят — двадцать целковых).

Ерыгин, должно быть, так и пропадет — мне про него ничего не пишут.

Я встретил одну старуху, которая читала в «Современнике» про Кукина4. Она сказала: «Я очарована. Когда читаешь в первый раз, кажется — так себе. Потом я как-то начала читать еще раз и тут поняла. «Моды де-Ноткиной!» — тут она принялась перебирать одно украшение этой истории за другим. — Вот и весь фимиам, который передо мной был воскурен.

Хулы же были вот какие: «Я удивляюсь, как цензура это пропускает: лето, и вдруг — лед!» А другая: «Вот, например: Пыльный луч пролезал между ставнями. Ели кисель и, потные, отмахиваясь, ругали мух. — Что тут красивого? И потом — кто это? где?… И не написано, что они сидели».

Корней Иванович, моя чиновничья профессия — «статистик». Как Вы думаете, можно в Петербурге поступить куда-нибудь такому чиновнику?

Ваш Л. Добычин

* Я читал Вашу книжечку про умывальник2 — это очень мило, поэтому и говорю, что не рискну на индейцев.

1. В конце февраля-начале марта 1925 г. Чуковский «основывает детский отдел в «Кубуче»» (Дневник. С. 326) — издательстве Комиссии по улучшению быта учеников при президиуме Ленинградского совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов (1923-1935) и делает заказы на книги некоторым авторам (и, в частности, видимо, Добычину).

2. Имеется в виду книга Чуковского «Мойдодыр. Кинематограф для детей» (Пг.-М., 1923).

3. Рассказ «Савкина»; впервые опубликован в журнале «Ленинград» (1925. № 23. [65])

4. Герой рассказа «Встречи с Лиз».

13

6 марта <1925>

Многоуважаемый Корней Иванович. Кажется, я напишу рассказ об индейцах. Это будет про козу1. Только не длинный, а короткий. Если я когда-нибудь разбогатею, то тогда буду писать одно длинное. Про козу пришлю Вам, должно быть, через 2-2 1/2 недели. А сочинение для взрослых буду стряпать после козы.

Оно будет хорошее.

Вы писали о тесной связи, установленной мной с «Ковшом» и «Ленинградом»: не такая уж тесная. От них ни слуху ни духу. Что делается с переданными им «отличными рассказами», совершенно не знаю2.

Ваш Л. Добычин

Когда (в середине мая) будет готово взрослое сочинение, разрешите послать его Вам и просить Вашего указания о том, кому его предлагать.

1. Имеется в виду рассказ «Лидия» (впервые опубликован в альманахе «Ковш». Вып. 4), названный, по свидетельству Добычина (см.: Звезда. С. 178 ), «в честь» писательницы Лидий Сейфуллиной — объекта его частых насмешек.

2. Рукописи Добычина были переданы Чуковским (через секретаря журнала «Ленинград» Е. Л. Шварца) М. Л. Слонимскому, состоявшему в редакциях альманаха «Ковш» и журнала «Ленинград» (см.: Слонимский М. Завтра. Проза, воспоминания. Л., 1987. С. 461). В»Ковше» (Вып. 4. М.-Л, 1926) были опубликованы три рассказа — «Лидия», «Сорокина» и «Ерыгин» (последний по цензурным причинам не удалось напечатать в «Ленинграде»: см. письмо Добычина к Слонимскому от 5 апреля 1925 г.: Звезда. С. 185-186).

14

10 марта <1925>

Многоуважаемый Корней Иванович. Назвался к Вам с козой, но ничего из этого не выходит.

Слонимский на мои вопросы о переданных ему рукописях не отвечает. Если Вас не затруднит, могу ли я просить Вас позвонить ему по телефону и справиться? В особенности портит мне настроение неизвестность о Ерыгине: будет жаль, если эта работа пропадет.

Корней Иванович, миленький, не рассердитесь на меня за эту просьбу.

Л. Добычин

15

13 марта <1925>

Многоуважаемый Корней Иванович. Слонимского можно отпустить на покаяние. Он написал (что Козлова будет напечатана тогда-то, крошащийся сухарь «Нинон» тогда-то, а Ерыгина «в крайнем случае проведет через «Ленинград». А как насчет не «Ленинграда», а ЦЕНЗУРЫ — ни полслова. Я ему — письмо: как насчет цензуры? — Может быть, ответит).

Он пишет исключительно заказными. Это страшно шикарно и производит в канцелярии сенсацию и фурор. Уверены, что письма — от Столичных Львиц.

Ваш Л. Добычин

16

4 апреля <1925>

Многоуважаемый Корней Иванович. Примите произведения местной флоры, как то:

1) вербовая ветвь с барашками и

2) вербовая ветвь же с сережками.

Мы уже пережили обманный день 1 апреля («по новому»). Товарищ Злобина, рассыльная, позволила себе несколько маленьких обманов. По этому случаю произошла следующая бумага:

местному Г<убернскому> С<овету> П<рофессиональных> С<оюзов>

2 IV 25 г.

Прошу принять меры союзного воздействия к т. Злобиной, у которой отсутствует дисциплинированность за последнее время, в части 1/IV с.г. наблюдался случай обмана служебных лиц с целью вызовов к другим должностным лицам.

Управделами ГСПС Солоухин.

Это значит, что она говорила: «Вас зовет Солоухин», а на самом деле он не звал.

Вчера бухгалтерия «Ленинградской Правды» прислала мне тридцать рублей «за статью по Л<енингра>ду № 9»1 и просила уведомить о получении. Я уведомил.

В последний раз о Слонимском: конечно, он не ответил, простите, что Вам об этом пишу. Больше не буду. Я только потому, что, по-моему, это характерно.

Я спрашивал Вашего позволения адресовать Вам свой новый рассказ. Он будет готов в срок, который я ему поставил, то есть двенадцатого мая. Героиню зовут «Савкина», одного ксендза — «Валюкенас», другого — «Варейкис», а ксендзовскую стряпуху — «Эдемска»2. Можно прислать?

Получив тридцать рублей, я купил четыре вещи, в том числе один оселок. В каком-то классе я разучивал о Фридрихе «дер Гроссе», что он следующим образом выразился о картошке: «Это чудесное подспорье для бедного люда», так и сочинение русской прозы.

Корней Иванович, пусть этот день будет днем подарков: к дарам флоры я присовокуплю еще «Систему б.о.»3. Коза, о которой я Вам писал, мне является, после Савкиной я возьму ее за рога и напишу про нее историю. Пригодится ли она для детей, не знаю. Впрочем, теперь и нет детей, а Детские коммунистические отряды Имени Товарища Ленина.

В московских «Известиях» я видел в «критике и библиографии» заметку о какой-то «авантюрной» книжке, подписанную «К.Ч.» — не Вы ли?4

Когда приносят почту, я перебираю ее и смотрю, нет ли письма от Вас: нет.

Ваш Л. Добычин

1. См. прим. 2 к письму 5.

2. Валюкенас — герой рассказа «Савкина», фамилия «Варейкис» в рассказе не фигурирует, имя «Эдемска» также было отвергнуто, но позднее использовано Добычиным в романе «Город Эн» (1935).

3. Очевидно, имеется в виду система Боевой организации партии эсеров. Возможно, речь идет о какой-либо публикации из истории осуществлявшегося эсерами до 1917 г. террора.

4. См.: К.Ч. [рец. на кн.] Никулин Л. Тайна сейфа. Л., 1925. — Известия. 1925.22 марта. С. 7. В библиографию Чуковского (см.: Корней Чуковский. Библиографический указатель. Сост. Д. А. Берман. Л., 1984) не включена.

17

4 апреля <1925>

Многоуважаемый Корней Иванович. Сегодня я Вам послал письмо, в котором были тысячи инсинуаций на Слонимского. Послав его, получил письмо Слонимского и спешу дезавуировать Инсинуации.

Про Ерыгина он пишет, что навряд ли. Вот тебе и клюква.

Л. Добычин

Между прочим: то письмо я послал заказным не ради шикарности, а потому что напихал туда всякой всячины и не знал, сколько нужно марок.

Л.Д.

18

7 апреля <1925> Многоуважаемый Корней Иванович.

Желая вновь подвергнуться похвалам старухи, про которую я Вам писал по поводу истории о Кукине, я дал ей прочитать Козлову. Сегодня утром я ее встретил на улице: — Как вы нашли? — она прищурилась. — Понравилось. Какая мерзкая погода. — Каково благовещенье, такова и пасха, — сказал я. — Есть и еще примета, — обрадовалась она: — Осенняя: Дмитриев день в снегу — и пасха в снегу. — Правда, правда. Причина ее холодности — святой Кукша и епископ с помоями1. Недавно я думал о том, какой у Вас может быть вид, и решил, что, должно быть, вроде Максима Ковалевского2.

Ваш. Л. Добычин

1. «Епископ с помоями» и св. Кукша (его мощи в 1903 г. были перенесены из Киева в Брянск) фигурируют в рассказе «Козлова».

2. Максим Максимович Ковалевский (1851-1916) — русский историк и юрист, член 1-ой Государственной думы, Государственного Совета, редактор журналов «Страна» и «Вестник Европы». Как видный общественный деятель был широко известен по портретам, запечатлевшим его дородность и внушительный вид.

19

14 апреля <1925>

Многоуважаемый Корней Иванович.

Благодарю Вас за письмо. Происшествие с Злобиной — действительное.

Савкину пришлю. В ней уже одним ксендзом стало меньше.

О козе будет нечто обширное. Жалею бедняг Толстого и Федина, которых не пригласили и оттеснили1. Сейфуллина хотя Вам и звонила2, все же не пишет, а сюсюкает.

Вы упомянули о Слонимском за письменным столом. Если позволите мне эту интимность, то я — пишу за швейной машиной. Вольного Вы от меня не услышите — ах, за кого Вы, в самом деле, меня приняли?

Приношу Вам поздравление с праздником святые Пасхи3. Ваши комплименты, основанные на местоположении Брянска вблизи Орла и Тулы, преувеличены. К тому же я — небрянский4.

Примите уверения и прочее.

Ваш Л. Добычин

1. О каких событиях, связанных с именами писателей А. Н. Толстого и К. А. Федина, идет речь, установить не удалось (вероятно, о них сообщалось в несохранившемся письме Чуковского к Добычину).

2. Ср. дневник Чуковского, запись 8 апреля 1925 г. (С. 336).

3. В 1925 г. Пасха приходилась на 6(19) апреля.

4. Согласно материалам студенческого дела Добычина, он родился в городе Люцине Витебской губернии (ЦГИА. Спб. Ф. 478. Оп. 3. Ед. хр. 2029. Л. 3). Указание краткой литературной энциклопедии, которому следует И.В.Бахтин (Звезда- С. 177), на Двинск как на место рождения Добычина ошибочно. В Двинске, куда семья Добычина переехала в 1896 г., он жил до поступления осенью 1911 г. в Петербургский Политехнический институт (там же. Л. 1).

20

Многоуважаемый Корней Иванович.

Сегодня у меня юбилей. В этот день в прошлом году я послал в «Современник» два рассказа. Вашими руками они были устроены. Не могу не отказать себе в побуждении выразить Вам еще раз свою признательность.

Ваш слуга А. Добычин 12 августа 1925.

21

29 окт<ября 1925>

Многоуважаемый Корней Иванович. Вот рукописи, которые Вы разрешили Вам прислать.

Одна из них мне нравится (Коза), а другая1 — так себе.

Между прочим, сегодня мне начал приходить в голову один рассказ, и так как у меня еще десять дней отпуска, то, может быть, я успею написать это для «Современника» (если возьмут).

Когда к Вам придет Шварц2, пожалуйста скажите ему от меня что-нибудь хорошее. Он был со мной очень любезен.

Выздоравливаете ли Вы?

Ваш. Л. Добычин

Брянск, Губпрофсовет

Да, о Вашей наружности, если позволите: я представлял себе Вас дедом, а Вы…

1. Имеется в виду рассказ «Сорокина».

2. Евгений Львович Шварц (1896 — 1958) — драматург. К 1925 г. относятся первые у литературные шаги Шварца — публикации стихов и рассказов для детей. В 1922-1923 гг. Шварц — секретарь Чуковского, впоследствии — автор воспоминаний о нем «Белый волк», публикация которых (см.: Воспоминания Е. Шварца и Л. Пантелеева о К. И. Чуковском. Предисл. Р. Михайлова, примеч. В. Воронина. — Память. Исторический сборник. Вып. 3. М., 1978 — Париж, 1980) вызвала неоднозначную реакцию и полемику в печати (см. «Открытое письмо в редакцию журнала «Континент»» Л. К. Чуковской и ответ Н. Горбаневской — Континент. 1981. № 27. С. 377; см. также: Дедюлин С. Письмо в редакцию. — Вопросы литературы. 1990 № 3: С. 226-231).

22

9 ноября <1925>

Многоуважаемый Корней Иванович.

Мой приезд откладывается — из-за денег. Я думал, получить что-нибудь от Ковшмейстеров1 и просил у них, но на мои свирели они не восплясали.

Вчера кончился мой ОТПУСК, и я опять — у алтаря. По дороге к нему увяз в улице III Интернационала, бывшей Московской, и разорвал левую калошу, за что меня дома будут ругать.

Мой рассказ скоро будет готов — про женщину, которая удачливей меня: она уедет2.

Л. Добычин

1. Подразумеваются издатели альманахов «Ковш». См. прим. 2 к письму 13.

2. Вероятно, имеется в виду рассказ «Казанский». Этот же рассказ, по-видимому, упоминается далее Добычиным под названием «Блинова и Воблина» (см. письмо Добычина Слонимскому от 23 января 1926 г. — Звезда. 1992. № 12). Конец рассказа приведен Добычиным в письме Слонимскому 1926 г. (там же). Рассказ не был напечатан, местонахождение рукописи неизвестно.

23

12 ноября <1925>

Многоуважаемый Корней Иванович. В этом письме будет вопрос, поэтому, если Ваше здоровье позволяет1, я попрошу мне ответить.

Вопрос — куда послать рассказ, чтобы он попал в «Современник».

Мне хотелось бы узнать еще, как Вы нашли Козу с Сорокиной, в частности — нет ли там впадения в Добычинский шаблон? В новом рассказе, кажется, увы, этот шаблон есть. Но все-таки рассказ не без живости. Называться он будет, кажется, «Блауэ берге», а если это — чересчур, то — скромнее: «Блинова и Воблина». В этом рассказе — плохая погода.

Прочитывая объявления про книги, я узнал про Шварца две вещи:

1. Шварц, Е. — Вороненок,

2. Шварц, Евг. — рассказ старой балалайки2.

А третье — Шварц, Е., — гордец — знал раньше, потому что в прошлом году ему писал, а он не отвечал. Все это Вы ему, пожалуйста, если можно, скажите.

Ваш Л. Добычин

Раскаиваюсь, что не ел у Вас яблок и меда: помните Вы предоставили мне эту возможность? Может быть, она уже не повторится.

1. О болезни Чуковского см.: Дневник. С. 354.

2. «Вороненок» (Радуга. Л., 1925) — книжка рисунков, стихотворные подписи к которым принадлежат Е. Шварцу. См. также: Шварц. Е. Рассказ старой балалайки. Л., Госиздат, 1925.

24

19 ноября <1925>

Многоуважаемый Корней Иванович. Это ничего, что Вы мне не отвечаете: через несколько дней я опять приеду.

Это будет — как Вы в Лондон (без копейки)1.

Рассказ, который я с собой привезу очень коротенький (рублей на семь), кроме того, я в нем сомневаюсь. Он называется «Казанский» (Казанский собор)2. Надеюсь увидеть Вас здоровым.

Л. Добычин

1. Чуковский жил в Лондоне в 1903-1904 гг., будучи корреспондентом газеты «Одесские новости».

2. См. прим. 2 к письму 22.

25

21 января <1926>

Многоуважаемый Корней Иванович. Соблазнился ли мсье Клячко1 моими инсинуациями о кошке2? Если нет, то, может быть, Коля (Чуковский)3 не откажет идя куда-нибудь на Невский-28, захватить их и передать через Шварца Самуилу М<аршаку>4, может быть, там клюнет.

Вчера я посетил для очистки совести немало канцелярий, но не почувствовал влечения в них наняться и остался праздным. Не скрою, что усаживаюсь за новую попытку тронуть Клячкино сердце. Вскоре она будет представлена Вам на суд5. Сегодня день скорби6, и базар утыкан флагами, как карта театра войны, какими обладали иные семейства.

Разрешите присовокупить к сему мой Пламенный Привет и выразить надежду, что Ваша температура не выходит из желательных границ.

Ваш Л. Добычин

Брянск МВБ. Привокзальная, 2

1. Лев Моисеевич Клячко (1873-1934) — журналист, владелец издательства детской литературы «Радуга» (1922-1930).

2. Этот текст Добычина опубликован не был, рукопись неизвестна.

3. Николай Корнеевич Чуковский (1904-1965) — сын К. И. Чуковского, прозаик, поэт и мемуарист, — «единственный», по мнению В. Каверина, друг Добычина (см.: Каверин В. Эпилог. С. 196).

4. По указанному адресу (официальное обозначение: пр. 25-го Октября, д. 28) помещалось Ленинградское отделение Госиздата и, в частности, его детский отдел, руководителем которого с 1925 г. был Самуил Яковлевич Маршак (1887-1964). Там же в 1925-1931 гг. работал и Е. Л. Шварц.

5. В это время Добычин работал над рассказом «Лешка» (в его сборнике «Портрет» [Л., 1931] опубликован под названием «Матрос»), который через неделю (28 января) отослал Чуковскому (см. п. 26). Ср. запись в дневнике Чуковского от 1 февраля 1926 г.: «Получилось при нем <Шварце. — А.П.> письмо от Добычина. Новый рассказ «Лешка» — отличный, но едва ли пригодный для печати. (Он прочит его для детей.) Мы сейчас же написали ему письмо» (Дневник. С. 367).

6. 21 января — вторая годовщина со дня смерти В. И. Ленина.

26

28 января <1926>

Дорогой Корней Иванович. Вот еще одна (и последняя) халтура1. С ней так же ничего не выйдет, как и с кошкой. После провала у Клячки я попрошу повторить те же приемы, что и с кошкой, то есть через

1) Колю,

2) Шварца

довести ее до Маршака.

Коля, милый, пожалуйста, я очень прошу Вас, когда Вы пойдете в Госиздат, захватить с собой мою халтуру и отдать Шварцу для Маршака.

Завтра я наймусь в Губстатбюро за семьдесят пять целковых в месяц с обязательством служить до 1 октября «без ограничения временем», то есть, попросту, больше шести часов в день — сколько велят.

Корней Иванович, пожалуйста, напишите мне о провале моих халтур и еще о том, напечатал ли Иона («Ёна»), наконец, мою драму2. Может быть, Коля будет добр напомнить Вам ответить мне на это письмо.

Коля, простите, у меня к Вам еще одна просьба: напомните Корнею Ивановичу, чтобы он написал мне о том, о чем я его просил. Вы хорошо относились ко мне и один раз похвалили мое рисование3. Поэтому я и надеюсь, что Вы мне не откажете.

Я никогда не забуду вас двоих, как вы читали Фета4 — Вы под одеялом; Коля — в валенках. Из слов я запомнил только: «Как воспоминанье», но зато помню, что было очень хорошо.

Л. Добычин

Брянск МВБ Привокзальная, 2

1. Имеется в виду рассказ «Лешка». См. прим. 5 к письму 25.

2. Иона («Ёна») — Иона Рафаилович Кугель (1873 — ?) -заведующий вечерним выпуском «Красной газеты». Произведения Добычина в «Красной газете» не публиковались. Вероятно, этот же текст Добычин упоминает в письме Слонимскому от 23 января 1926 г., именуя его «XIV съездом» (Звезда, 1992. № 12). XIV съезд ВКП (б) проходил в Москве 18-31 декабря 1925 г.

3. В рукописном альманахе К. И. Чуковского «Чукоккала» Добычин оставил два карандашных рисунка, один из которых датирован 30 ноября 1925 г. (см.: Чукоккала. М., 1979. С. 333-334). В своих комментариях к альманаху, писавшихся в 1960-е гг., Чуковский называет Добычина «незаурядным рисовальщиком» (там же. С. 332).

4. Ср. запись в Дневнике Чуковского от 24 января 1926 г.: «Недавно у меня был Добычин, и я стал читать Фета одно стихотворение за другим, и все не мог остановиться, выбирал свои любимые, и испытывал такое блаженство, что, казалось, сердце не выдержит <…>» (Дневник. С. 359-360).

27

4 февраля <1926>

Дорогой Корней Иванович. Благодарю Вас за сенсации о Тынянове и Тихонове1. Тихоновского письма я не получал и потому всех, кто едет в Москву, просил ругать его и наносить ему побои.

Что касается неудачного детского рассказа2, то, конечно, он — гадость, — я даже не оставил себе копии и не считаю, что он существует.

Коля, малютка, Вы очень добры, я очень тронут Вашей готовностью исполнить мои просьбы.

Я все собираюсь начать хороший рассказ3, о котором столько времени трублю, но никак не могу — он очень трудный. Мои земные дела сейчас в таком виде: нанимаюсь в «отдел местного хозяйства» и обещаю на словах не уезжать до осени, но не подписываю никаких кабальных грамот.

Оттуда, кажется, будет можно съездить в Москву. Этим случаем я воспользовался бы, чтобы напасть на Тихонова и принудить его хорошо вести себя в «Круге»4.

Коля, хорошо ли Вы умеете ругаться? Если да, то, пожалуйста, при встрече выругайте Шварца (такой один тощий): я ему послал три письма, а он поступает, как народ в гениальной драме А. С. Пушкина (см. Саводника)5. Если он даже раскается и исправится, я все равно больше ему ничего не напишу, потому что на своей бумажке с адресами решил зачеркнуть его адрес, а без адреса писать — правда? — не стоит.

Мне очень стыдно, что Марья Борисовна6 присутствовала при чтении этого непристойного рассказа7: ведь там (простите), насколько мне помнится, купаются! Сплачиваю вокруг Вашего знамени свои стальные ряды и шлю Пламприв.

Ваш Л. Добычин

Брянск МББ Привокзальная, 2.

1. Возможно, имеются в виду сообщенные Чуковским Добычину отзывы о его рассказах Ю. Н. Тынянова и А. Н. Тихонова.

2. См. прим. 5 к письму 25.

3. Имеется в виду рассказ «Конопатчикова».

4. А. Н. Тихонов (псевд. А. Серебров; 1880-1956) — писатель и издательский деятель — ранее получил от Чуковского рукописи нескольких произведений Добычина (предположительно, рассказы «Лидия» и «Сорокина») для передачи в издательство «Круг», выпускавшее одноименные альманахи и возглавлявшееся Александром Константиновичем Воронским (1884-1937) — критиком и публицистом, редактором журнала «Красная новь». Ср. запись в дневнике Чуковского от 29 января 1926 г.: «Спросил я его <Тихонова — А. П.> о Добычине. Он говорит, что отдал его рукописи Воронскому и что Воронскому, кажется, нравится» (Дневник. С. 366).

5. Отсылка к заключительной ремарке трагедии Пушкина «Борис Годунов» (1825) — «Народ безмолвствует» и к труду историка литературы Владимира Федоровича Саводника (1874-1940) «Очерки по истории русской литературы XIX века» (М., 1924), специальный раздел которого («Драматические произведения Пушкина») содержал детальный разбор «Бориса Годунова».

6. Мария Борисовна Чуковская (1878-1955) — жена К. И. Чуковского.

7. Имеется в виду рассказ «Лешка».

28

13 февраля <1926>

Дорогой Корней Иванович. Я предчувствовал, что мне не удастся залезть в карман к Клячке.

Вы пишете про «замечательно талантливы» — это с моей стороны, — конечно, очень мило, но жаль, что ни к чему не ведет.

Тот рассказ про ситный я снова написал — теперь гораздо лучше — и послал Лежневу1. Я думаю, что если его не прикроют, он напечатает. Жаль только, что он такой Бедняк2.

Я начал свой рассказ (протрубленный)3 и, кажется, выйдет очень ловко. Я его пришлю Вам в приношение на Ваш алтарь, а серапионам — для печатания.

Будет ли удобно, если я напишу Тихонову (А. Н. или Н. А. ?) и спрошу про свои рукописи? Мне необходимо сорвать Шерсти Клок откуда бы то ни было.

Корней Иванович, хорошо бы, если бы Вы мне прислали мою сказку про кошку — у меня нет копии, а эту сказку я попробовал бы разделать так, чтобы она сошла для взрослых. Ее жаль выбрасывать, в ней есть приятные места.

Конечно, Вы гораздо лучше, чем Шварц, — кто может спорить? Я уже отряс его прах с своих ног, мне враждебны его кумиры и ненавистен его Пышный чертог4.

Дуся Слонимская5 мне написала пятого числа, что у этого Тирана (проклятье!) есть для меня какая-то новость, которую он не хотел сказать Слонимским и сулился прислать сам, — но не прислал и по сие время. Вот они, посулы буржуазии. Коле шлю пламприв гораздо более почтительный, чем он мне: он автор многих книг6, а я -. Кроме того, он — отец семейства.

Если Ю. Н. Тынянов еще раз хорошо отзовется о Моем Таланте, то я берусь очень хорошо отзываться о его таланте (я слышал несколько строк из его «Кюхли», когда Вы их читали вслух7) перед жителями г. Брянска (губернский город! Центр промышленности с 40 тысячами рабочих!)

Корней Иванович, поливайте от времени до времени капусту Моего Таланта своими письмами. Пламприв.

Вампред Л. Добычин

Брянск МББ, Привокзальная, 2.

Корней Иванович, ходите ли Вы или лежите? 1. В январе 1926 г. Добычин внес исправления в рассказ «Блинова и Воблина» (см. прим. 2 к письму 22) и в феврале отослал рукопись Исаю Григорьевичу Лежневу (Альтшулеру; 1891 -1955) — редактору журналу «Новая Россия». В «Новой России» был напечатан другой рассказ Добычина — «Сиделка» (1926. № 2).

2. В начале 1926 г. Лежнев, возобновивший издание своего запрещенного журнала «Россия» (1922-1925) под новым названием, переживал, как в свое время редакция «Русского современника», материальные и цензурные затруднения. В апреле 1926 г. Лежнев был арестован и выслан за границу, а журнал «Новая Россия» закрыт. Подробнее об общественно-политической позиции Лежнева и редактировавшихся им журналов см.: Агурский М. Идеология национал-большевизма. Paris, 1980; Неоконченное сочинение Михаила Булгакова. Публ. и статья М. Чудаковой. — Новый мир, 1987. № 8. С. 180- 184.

3. См. прим. 3 к письму 27.

4. Иронически обыгрываются первые строки «Новой песни» («Отречемся от старого мира…», 1875) П. Л. Лаврова, популярной в русском революционном репертуаре — как «рабочая Марсельеза» — и бывшей официальным российским гимном в период между февралем и октябрем 1917 г. (см. Вольная русская поэзия XVIII-XIX вв. Т. 2. Л., 1988. С. 190-191, 591-592).

5. Ида Исааковна Слонимская — жена М. А. Слонимского. Воспоминания И. И. Слонимской о Добычине и его письма к ней см.: Первые Добычинские чтения. С. 105-109.

6. К этому времени вышли следующие книги Н. Чуковского: Беглецы. Л., 1925; Звериный кооператив. М., 1925; Наша кухня. Л., 1925; Танталэна. Л.-М., 1925; Приключения профессора Зворыки. Л., 1926.

7. Ю. Н. Тынянов работал над романом «Кюхля» в феврале-августе 1925 г. В том же году роман был опубликован в издательстве «Кубуч», детским отделом которого руководил Чуковский.

29

24 февраля <1926>

Дорогой Корней Иванович.

По печатным указаниям Вашего письма вижу, что вы в Кубуче1. Бедный Коля, пусть он бросит всю эту историю, мне очень стыдно, что я ее затеял: к Шварцу, от Шварца и т. д.

Сегодня мне вернули мое письмо к Тихонову: в домовой книге по Кривоколенному-14 не значится. Ну, и бог с ним.

Я бегаю на Временную работу по три рубля в день и думаю о том, как бы подцепить Вечную. Сочинять Сочинений не собираюсь — совет мосьё Иванова из брянской газеты попусту не пропал2.

Беднячок Лежнев, у которого лежат три моих рассказа, не пишет, будет ли он их печатать, да я больше этого и не добиваюсь. Однажды, пока я еще не остепенился, я ему даже послал марку для ответа, но она без пользы для меня присовокупилась к его скудному скарбу.

Кубуч — я это видел около Казанского собора: лавка с чучелами и заспиртованными лягухами3.

Ваш. Л. Добычин

Выздоровели ли родственники Поэтессы Поляковой4? Выгнали ли Пяста (кажется, так?) из «Красной газеты»5? — Это я щеголяю знанием света.

1. См. прим. 1 к письму 12.

2. К. Иванов — с февраля 1926 г. заместитель ответственного редактора газеты «Брянский рабочий».

3. Издательство Комиссии по улучшению быта учащихся размещалось в д. № 7 по ул. Плеханова (б.Казанской), в соседнем доме (№ 5) был зоомагазин.

4. Неустановленное лицо.

5. Владимир Алексеевич Пяст (наст. фам. Пестовский; 1866-1940) — поэт и переводчик, в 1926 г. продолжал сотрудничество с «Красной газетой».

30

25 февраля <1926>

Дорогой Корней Иванович.

Я должен дезавуировать свое вчерашнее письмо в его ноющей части. Временная работа сегодня превратилась в бессрочную впредь до открытия Наредкость Блестящей Должности (150 рублей!!!!!!!!!) в отделе местного хозяйства, о котором мне сегодня сообщили, что она окончательно за мной.

Кроме того, сегодня утром все обломки, из которых должна была составиться трубная история (так называемая «протрубленная»), соединились не без ловкости, и возможно, что к весне эта история будет написана1.

Если это не беда, что я хвастаюсь перед Вами своими удачами, то позвольте похвастаться еще одной: сегодня я посетил Союз Советских и Торговых Служащих, и там меня Угостили Коньяком (который хранится в ящике стола).

Я не знаю, кому я имею право просить Вас передать мои почтительные приветы, но кому можно — не откажите.

Ваш Л. Добычин

Брянск МББ Привокзальная, 2

1 См. прим. 3 к письму 27.

31

6 марта 1926

Дорогой Корней Иванович.

Признаки весны такие: четыре дня оттепель, с холмиков на поле снег уже слез.

Спасибо за расправу с Тихоновым — авось она его вразумит.

Кроме Вас, мне никто не пишет, применяю к себе по этому случаю стихи Псалмопевца:

«Я забыт в сердцах, как мертвый,
я — как сосуд разбитый»1.

Вам кланяются Капитанникова, Конопатчикова, Берёзынькина и Вдовкин (я про них сочиняю Сочинение)2. Капитанникова, Конопатчикова и Берёзынькина, кроме того, Вас целуют.

Я взял у Цукерманши (это — библиотекарша в Клубе Карла Маркса) Фета, чтобы быть похожим на Вас, только этот Фет очень коротенький — о 45 страницах, но зато с картинками (Конашевича)3. Цукерманша обижается, что ее заставляют выдавать игрокам под залог удостоверения личности восемь шашечных досок и приглядывать, чтобы не раскрали шашек.

Бедняга поэтесса (по поводу Свинки)!

Кланяюсь, с Вашего разрешения, Дамам и Малюткам.

Ваш Л. Добычин

Брянск МББ (может быть, Вы уже знаете этот адрес наизусть), Привокзальная, 2.

Что Вы думаете о Пантелее Романове4?

1. Пс. 30; 13.

2. Герои рассказа «Конопатчикова».

3. Имеется в виду издание: А. А. Фет. Стихотворения. Пб., «Аквилон», 1922. Владимир Михайлович Конашевич (1888-1963), художник, мастер книжной графики, иллюстратор.

4. Пантелеймон Сергеевич Романов (1895-1938) -прозаик, в 1925-1926 гг. активно публиковался в журналах «Новый мир», «Красная нива», «Прожектор».

32

8 марта <1926>

Дорогой Корней Иванович.

Я получил из «Круга» это глупое письмо1. При чем тут какая-то «Красная новь»? Что касается «А. К. Воронского», то конечно, ему «моя рукопись» не понравиться обязана — на то он и полицейский.

Я сообщаю это Вам не для того, чтобы просить Вас что-нибудь предпринимать, а просто потому что Вы знаете, в чем дело. История с «Кругом» на этом закончена.

Лежнев печатает «Сиделку» во втором номере2, а два других рассказа прислал обратно по причине неактуальности. Спасибо и на «Сиделке».

Не знаете, напечатал ли Иона в «Красной» мой рассказ? Мне кажется, что важно только печатать, а что — безразлично. Я до сих пор не знаю, пойдут ли в конце концов мои рассказы в «Ковше». Поклонитесь от меня Тынянову. Я его полюбил еще во времена «Современника» за заметку о Л. СЕЙФУЛИНОЙ3.

Ваш Л. Добычин

Брянск МББ. Привокзальная, 2

1. Ср. письмо Добычина Слонимскому от 8 марта 1926 г.: «<…> я получил какое-то глупое письмо от секретаря «Круга», что «моя рукопись» передана в «Красную новь», но А. К. Воронскому не понравилась, а потому в журнале напечатана не будет» (Звезда, 1992. № 12).

2. См. прим. 1 к письму 28.

3. Резко отрицательная рецензия Ю. Н. Тынянова на книгу Л. Сейфуллиной «Инвалид. Александр Македонский. Четыре главы» (М., 1924) была напечатана в «Русском современнике» (1924. № 2) за подписью Ю. Т. О взаимном интересе писателей друг к другу свидетельствует и пародия Тынянова на Добычина, опубликованная В. А. Кавериным (Звезда. 1992. № 4. С. 170). См. также: Эйдинова В. В. Ю. Тынянов и Л. Добычин (к проблеме функциональной общности русской прозы рубежа 20-х-30-х.) — Шестые Тыняновские чтения. Тезисы докладов и материалы для обсуждения. Рига-М., 1992. С. 56-57.

33

22 марта <1926>

Дорогой Корней Иванович. Цукерманша будет необыкновенно обрадована Вашим поклоном. Я передам его ей как только пойду относить ей «Арсена Люпена»1. Вижу, как она расцветет и просияет.

У нее в «Карле Марксе» течет крыша и под капли подставлена лохань. Несколько раз в минуту раздается: плюх, плюх, плюх, — она хватается за голову и восклицает: «Ах, как действует на нервы!»

Кроме того, ей недавно убавили жалованье. Я об этом узнал в следующей форме:

«Цукерманша проглотила пилюлю: ей сбавили жалованье».

Она украсила стены «Карла Маркса» Лозунгами: «Каждый день читай хотя бы по одному часу и обдумывай прочитанное».

И тому подобное.

У меня она спросила: «Какие в Ленинграде Лозунги?» — а я не знал.

Вы пишете в своей открытке о Потомках: Корней Иванович, не смейтесь надо мной.

Лежнев напечатал про «сиделку» с перевранными строчками, так что вышла совершенная бессмыслица. Я не хотел бы, чтобы кто-нибудь ее прочел.

Зато он поместил мою фамилию на обложке в списке Светил, которые печатаются его иждивением. На обложке он очень расхваливает свой журнал и сообщает, что По Типу он Приближается к Англо-американским2.

По объявлениям о выпускаемых Начальниками журналах я вижу, что дела С.-Ценского поправляются: там и отрывок из романа «Пробуждение» и повесть «Жестокость»3.

Для заглавий он любит отвлеченные слова.

Цукерманша спрашивала, кто Теперь Считается Восходящей Звездой, и я хотел сказать, что — я, но она бы не поверила. Пришлось сказать, что я не знаю.

Изумлю Вас дешевизной парикмахерского прейскуранта в Брянске МВБ: вчера я допустил проделать над собой такие операции:

1)стрижка,

2)бритье,

3)Освежить,

4)Хинной,

и все это стоило 0 рублей 75 копеек.

Парикмахер был любезен, много разговаривал, спросил: «Сами броетесь наиболее?» Старухи пошевеливаются, Вам кланяются, между ними есть и молоденькие. Как-нибудь соберутся в Питер (или Литер?)

Ваш Л. Добычин

Адрес Брянска МББ:

Брянск МББ, Привокзальная, 2

1. «АрсенЛюпен» — одна из частей сериала французского писателя Мориса Леблана (1864- 1941) о «джентльмене-грабителе».

2. Фамилия Добычина действительно была помещена в списке постоянных сотрудников «Новой России» и «России», напечатанном на внутренней стороне обложки 2-го номера за 1926 г., хотя Добычин печатался в «Новой России» впервые. Там же сообщалось: «Новая Россия» по типу приближается к англо-американским журналам и содержит более 7 листов печатного материала».

3. Отрывок из романа С. Н. Сергеева-Ценского «Преображение» (первый том будущей эпопеи «Преображение России») публиковался в 1-м, а повесть «Жестокость» во 2-м и 3-м номерах «Нового мира» за 1926 г.

34

10 апреля <1926>

Дорогой Корней Иванович.

Ничего, что я Вам дарю эту славненькую открыточку?

Случилось вот что. Есть такая фоминская дочь.

Из третьих рук я узнал, что она видела какой-то альманах с моими тремя рассказами (или, может быть, объявление — я не знаю). Это должен быть «Ковш» (фоминской дочери я не знаю и от нее разузнать ничего не могу).

Если — да, то, значит, он вышел, а если вышел, то НЕ МОЖЕТ ЛИ КОЛЯ ЧУКОВСКИЙ, КОГДА ТАМ БУДЕТ, ВЕЛЕТЬ ИМ ПРИСЛАТЬ МНЕ КНИЖКУ?

Коля, пожалуйста, умоляю!

У меня там знакомых нет, потому что Слонимские написали (еще в феврале), что они уехали в Париж.

Может быть, и Вы уехали?

Л. Добычин (уездный сочинитель)

Брянск МББ Привокзальная, 2

35

Дорогой Корней Иванович.

Позвольте поднести Вам препровождаемое при сем1.

Л. Добычин

30 января <1927>

Брянск Губстатбюро

1. Судя по фразе Добычина из следующего письма («Понравились ли Вам стишки и песни в тех рассказах, что я Вам послал?»), могут иметься в виду рассказы «Хиромантия», «Пожалуйста» и «Сад», вошедшие в сборник «Портрет» (Л., 1931).

36

Дорогой Корней Иванович.

Очень благодарю Вас за письмо. Как Вы здоровы?

С «Мыслью»1 навряд ли что-нибудь удастся: ей нужно листа три-четыре, а у меня — два с четвертью.

На всякий случай, если «Мысль» все-таки прельстится: Сметанич2 спрашивает о Моих Условиях, а я вообще не знаю, что за условия бывают. Корней Иванович, быть может, Вы меня подучите.

Понравились ли Вам стишки и песни в тех рассказах, что я Вам прислал?

Между прочим, я прочел в газетах, что Миша Слонимский выпустил роман3. Что Ваш роман печатался летом в «Красной», мне сообщали4.

Кланяюсь.

Ваш Л. Добычин

11 февр<аля 1927>

Брянск, Губстатбюро

1. «Мысль» — «книгоиздательство кооперативной литературы» (М.-Л., 1916-1930). Очевидно, обсуждался вопрос издания и объема сборника произведений Добычина.

2. Валентин Осипович Сметанин (псевд. Стенич; 1898-1938) — переводчик и литературный критик, в 1920-х гг. работал редактором в издательстве «Мысль» (см. об этом: Чуковский Н. Литературные воспоминания. М., 1989. С. 216-217). В 1927 г. в издательстве «Мысль» вышла первая книга Добычина «Встречи с Лиз».

3. Первый роман М. Слонимского «Лавровы», законченный в 1925 г., был опубликован в журнале «Звезда» (1926. № 3-4; отд. изд. — Л., 1927)

4. В мае-июне 1926 г. в «Красной газете» (веч. вып.) печатался кинороман Чуковского «Бородуля» (под псевдонимом Аркадий Такисяк); см.: Дневник. С. 353-354.

37

23 августа <1927>

Дорогой Корней Иванович.

Позвольте попросить Вас принять эту книжку1. Другую, если можно, может быть, Вы не откажетесь передать Ю. Н. Тынянову.

Ваш Л. Добычин

1. Имеется в виду сборник «Встречи с Лиз».

38

19 окт<ября> <1930?>

Многоуважаемый Корней Иванович.

Мною опять составлено небольшое сочинение: позвольте мне просить Вас принять этот провинциальный сувенир1.

Л. Добычин

Брянск Октябрьская, 47.

1. К письму приложена рукопись рассказа «Портрет».

39

7 февраля <1931>

Дорогой Корней Иванович.

Я очень рад, что книжка Вам понравилась. Надписей я не делал, потому, что она очень хорошенькая, и мне не хотелось ее портить1.

Я хочу прислать Вам два рассказика, написанные после книжки, и перепишу их для Вас, когда будет время, ибо сейчас каждый вечер занят в том промзаведении, в штате которого я состою.

Если можно, я поделюсь с Вами маленькой радостью: сегодня я получил талон на починку сапог. Как Вы здоровы?

Кланяюсь.

Ваш Л. Добычин

1. Вторая книга Добычина «Портрет» была издана в 1931 г. (фактически вышла в конце 1930 г.: см. письмо Добычина 3. А. Никитиной от 25 декабря 1930 г. с благодарностью за присылку авторских экземпляров: Первые Добычинские чтения. С. 112) Издательством писателей в Ленинграде и была оформлена художником М. Кирнарским.

40

12 февраля <1931> Дорогой Корней Иванович, вот эти два рассказика, старательно переписанные для Вас на моей лучшей бумаге. Прочтите, пожалуйста сначала «Матерьял», а потом «Чай»1 и, если можно, напишите мне, как они. Который Вам показался лучше? Если можно, ответьте скорей, напишите что-нибудь про «вообще» — я ничего не знаю здесь.

Морозы нас морозят. У нас градусник «по Цельзию», так что в особенности холодно.

Кланяюсь Вам.

Ваш Л. Д

1 Рассказы «Матерьял» и «Чай» были включены Добычиным в состав сборника «Матерьял», подготовленного к изданию в 1933 г., но оставшегося неизданным. Впервые опубликованы В. С. Бахтиным (Ленинградская правда, 1988. 21 августа; Звезда. С. 190-191).

Публикация и комментарии Александры Петровой