Наталья Панасенко
Одесское окружение Корнея Чуковского. Сергей Рейтер

Альманах "Морiя", № 13 / 2012 г.

По утверждению К. Чуковского, единственный человек, оказавший на него хорошее влияние — это Сергей Рейтер1. Его же в 1968 г. Корней Иванович назвал в числе самых бескорыстных людей, каких он знал в своей жизни2. А прожито к тому времени было 86 лет. Известная на сегодня история человека с такими редкими качествами — короткая.

Его отец, врач, в 30 лет умер от чахотки за 4 месяца до рождения сына3.

Мать, Татьяна (Теолина) Павловна (Файвелевна), народоволка, привлекалась в 1882 г. к дознанию по делу «о противузаконных кружках». По этому же делу проходили Н.Л. Геккер, с которым впоследствии водил знакомство К.Чуковский, и Ульрих Левенсон, дядюшка Корнея Ивановича по отцовской линии. Племянник, скорее всего, даже не знал о его существовании, но примечательно, что к одному кругу принадлежало старшее поколение, а потом, независимо от них, подружились представители младшего.

Из материалов дела: «Вдова врача Татьяна Павловна Рейтер (урожденная Симонович) жила на одной квартире с Марьей Павловной Симонович; имела на последнюю влияние при ознакомлении ея с социальным учением; при обыске, произведенном 26 февраля, у нея найдены запрещенные издания. Будучи допрошенной в качестве обвиняемой, Татьяна Рейтер заявила, что революционные издания читала, но откуда получила таковые объявить отказалась и точно так же дала несправедливое показание, отвергнув не только знакомство свое с членами революционной среды, посещавшими Марью Павловну Симонович, но и посещение последней поименованными выше лицами»4.

5 октября 1883 г. административным порядком решено было подчинить Татьяну Рейтер гласному надзору полиции на три года в Сибири5. Татьяна Павловна возбудила ходатайство об отсрочке исполнения до весны из-за угрозы жизни её малолетним детям6, рожденным от чахоточного мужа, и собственного слабого здоровья. Результатом хлопот стала замена Сибири на Екатеринослав, куда они и выехали 14 ноября7. Сергею Рейтеру к этому времени исполнилось 4 года.

После отбытия ссылки семья вернулась в Одессу. В 1889 г. мальчик поступил в приготовительный класс и в 1898 г. с золотой медалью окончил 4-ю гимназию8. В аттестате зрелости отмечено, что поведение его было отличное, исправность в приготовлении уроков — хорошая, прилежание — похвальное и любознательность — выдающаяся9. К. Чуковский впоследствии это подтверждал: «Он был математик, но читал всё и знал всё»10.

По окончании гимназии Рейтер поступил на математическое отделение физико-математического факультета Императорского Новороссийского университета (ИНУ).

С февраля 1899 г. в университетах империи начались волнения, позже названные 1-й всероссийской студенческой забастовкой. В Одессе формой протеста избрали отказ от полукурсовых экзаменов. Видимо, Рейтер был среди активистов, потому что его арестовали еще накануне обструкции. И хотя при обыске ничего не нашли, продержали в тюрьме с 24 апреля по 9 мая по обвинению в неблагонадежности. Как следствие — из университета уволили11, но в феврале 1900 г. приняли обратно12. Потом еще дважды за участие в сходках и обструкциях увольняли и высылали в Николаев (с марта по июль 1901 г. и с февраля по апрель 1902 г.) и опять принимали в университет13.

В апреле 1902 г., когда многим высланным студентам, в том числе и Рейтеру, разрешили вернуться, полицмейстер поручил приставу «немедленно учредить общее негласное наблюдение за Эдмундом Клюге, Петром Бицилли, Матвеем Гинзбергом, Владимиром Рихтером, Сергеем Рейтером с тем, чтобы они не оказывали вредного влияния на местную учащуюся молодежь и на среду рабочих»14. Жил Рейтер в Доме попечительства о недостаточных студентах — Внешняя, 4-а, кв.14. Туда к нему приходил Чуковский. «Бывало, иду через всю Одессу к нему на край города в 10-11 ч., подойду к его окну и кричу: «Сергей Сергеевич!» Появляется сонное лицо совершенно голого человека — толстенького, румяного, лет 22-х. «Сейчас». Открывает дверь, и когда я вхожу, он уже бросается на кушетку и снова засыпает!»15

23 июля 1902 г. С. Рейтер подал приставу Херсонского участка прошение выдать свидетельство о неимении препятствий к выезду за границу16. Околоточный надзиратель в тот же день составил протокол, где указал, что он по поручению пристава расспросил Осипа Абрамовича Фарбера «и одесского мещанина Николая Емельянова Чуковского, живущего на Новорыбной ул. №14, которые и объяснили, что просителя они знают более 10 лет каждый /нрзб./. Сергей Сергеевич Рейтер иудейского исповедания, сын врача , проситель холост, едет в Германию, чтобы лечиться. Проситель коммерцией не занимается, под судом и следствием не состоит и причин, препятствующих его отъезду за границу нет»17.

Официально Чуковский тогда был Николаем Корнейчуковым, а не Николаем Емельяновичем Чуковским. В листе переписи населения (1897 г.) он записан крестьянином, а в метрических книгах 1903 и 1904 годов — не приписанным ни к какому обществу. Из этого следует, что протокол составлен со слов опрошенного, без предъявления им документов. Названная длительность знакомства, хоть и возможна, тем более ничем не подтверждена. Самая ранняя запись в дневнике Чуковского, относящаяся к Сергею Сергеевичу, датируется 6 июля 1902 г. — это стихотворение «Рейтеру». Из воспоминаний более позднего периода видно только, что Рейтер обладал многими превосходными качествами: «Играл он в шахматы а ля вегль со мною — и всегда выигрывал. Мы с ним вели переписку стихами . У него был дар особенно хорошо смеяться. Мы ходили с ним на Фонтан пешком, и, помню, он читал мне вслух по дороге Щедрина и хохотал. Помню, как утром, завернутый в простыню, читал мне «Quo … que tandem, Catilina», — и я чувствовал себя Катилиной — и потуплял глаза»18.

Тут же засвидетельствован факт знакомства Рейтера с Жаботинским: «Жаботинский хотел сделать его сионистом, Рейтер сделался: он ежедневно стал пить по полбутылки палестинского вина»19.

Сионизм Жаботинского выделился из всех направлений общественной деятельности и перешел в активную фазу в 1903 г., после Кишиневского погрома. В последних числах мая того же года Чуковский почти на полтора года уехал в Англию. А имя Рейтера после 1902 г. ни в списках студентов ИНУ, ни в полицейских документах не встречается. Относится «сионизм» Рейтера к весне 1903 г. или к более раннему времени — вопрос. И Чуковский свои воспоминания 11 сентября 1908 г. тоже закончил вопросом: «Где теперь Рейтер?»20

Наталья Панасенко

1 Чуковский К.И. Собрание сочинений: В 15 т. Т. 11: Дневник (1901 — 1921) . — М., 2006. — С.147.

2 » евреи люди наиболее предрасположенные к бескорыстию. Самые бескорыстные люди, каких я знал в своей жизни: Моник Фельдман (владелец книжной лавки, даривший книги неимущим покупателям), студент Рейтер, в Лондоне мистер Бахман — и Таня Литвинова. Все до одного евреи». (Чуковский К.И. Собрание сочинений: В 15 т. Т. 13: Дневник (1936 — 1969) . — М., 2007. — С.514.)

3 Отец умер 24 июня 1879 г. ( ГАОО. — Ф. 39. — Оп. 4. — Д. 6. — Л. 72 об.) Сергей родился 12 октября 1879 г.

ГАОО. — Ф. 39. — Оп. 4. — Д. 1. — Л. 194)

4 ГАОО. — Ф. 5. — Оп.1. — Д. 609. — Л. 15 об.-16.

5 ГАОО. — Ф. 2. — Оп. 2. — Д. 2128. — Л. 11, 12.

6 У Сергея была сестра Надежда, двумя годами старше его.

7 ГАОО. — Ф. 2. — Оп. 2. — Д. 2128. — Л. 63, 63 об.

8 ГАОО. — Ф. 45. — Оп.5. — Д. 11132. — Л. 1. Его одноклассник Б.Ф. Цомакион получил серебряную.

9 Там же.

10 Чуковский К.И. Собрание сочинений: В 15 т. Т. 11: Дневник (1901 — 1921) . — М., 2006. — С.147.

11 ГАОО. — Ф. 2. — Оп. 2. — Д. 2967. — Л. 15, 22.

12 Списки студентов и посторонних слушателей ИНУ в осеннем полугодии 1900-01 учебного года, математическое отделение физ.-мат. ф-та, с.28.

13 ГАОО. — Ф. 2. — Оп.2. — Д. 3104-а. — Л. 84, 16.

ГАОО. — Ф. 2. — Оп.2. — Д. 3194. — Л. 15, 30.

14 ГАОО. — Ф. 314. — Оп.1. — Д. 210. — Л. 137.

15 Чуковский К.И. Собрание сочинений: В 15 т. Т. 11: Дневник (1901 — 1921) . — М., 2006. — С.147.

16 ГАОО. — Ф. 314. — Оп.1. — Д. 210. — Л. 139.

17 ГАОО. — Ф. 314. — Оп.1. — Д. 210. — Л. 139 об.

18 «Доколе, Катилина, ты будешь злоупотреблять нашим терпением?» (лат.) — Цицерон. Речь против Катилины. ( Чуковский К.И. Собрание сочинений: В 15 т. Т. 11: Дневник (1901 — 1921) . — М., 2006. — С.147.)

19 Там же.

20 Там же.