Наталья Панасенко
Загадки Чуковского

Вечерняя Одесса / 15.04.2000

О некоторых героях «Серебряного герба»

Есть в биографии К. Чуковского эпизоды, имена, которые, хоть и не сыграли особой роли в его жизни, все же интересны и почитателям писателя вообще, и нам, одесситам, в особенности.

В дневнике Чуковского от 2 марта 1901 г. записано: «Дал урок Вельчеву, пошел к Косенко. Позанялся с ним, наведался к Надежде Кириановне. Она мне рассказывала про монастыри, про Афон…». Известно, что Чуковский подрабатывал (или зарабатывал) репетиторством. Понятно, что Вельчев и Косенко — его ученики, а Надежда Кириановна — одесская знакомая. И, вроде бы, все. Но вот что выясняется.

Надежда Кирияковна (так в листах переписи населения 1897 г.) Макри — вдова, владелица дома № 6 по Новорыбной улице, того самого, где прошло раннее детство Корнея Чуковского (тогда еще Коли Корнейчукова). Она жила в кв. № 1 этого дома вместе со своей младшей сестрой, тоже вдовой, Марьей Косенко и двумя племянниками: Кириаком и Иваном. В «Серебряном гербе» Кириак назван хозяйским сыном. В действительности, сыном Н.К. Макри был Спиридон Герасимович Макри (его имя также мелькнуло в повести), врач. В 1904 г. он стал восприемником, т. е. крестным первенца Чуковского — Николая.

Запись о крещении разъясняет и дневниковый рассказ о Липочке, поселившейся вместе с сестрой К. Чуковского Марусей. Почему-то у нее, кроме таких же, как у Маруси, портретов Чехова и Достоевского, есть и портрет Коленьки. А разгадка в том, что крестной матерью его была народная учительница Олимпиада Прохоровна Мартынова.

Еще одна любопытная деталь. «Таинство крещения совершил протоиерей Михаил Марченко», который крестил и другого будущего писателя — Евгения Петрова.

После смерти жены Корней Иванович записывает в дневнике: «Хожу каждый день на могилу и по пути вспоминаю умершую: вот мы в доме Магнера на квартире Черкасских…». Благодаря тем же листам переписи населения удалось установить, что это дом № 10 по Новорыбной улице.

Кроме того, выяснилось, что Маланка, многократно и с любовью описанная и в «Серебряном гербе», и в воспоминаниях, и в дневнике, — это Цыганенко Меланья Семеновна, действительно жена дворника Савелия, у которой и в самом деле обе дочери были названы одинаково, только не Маланками, как в повести, а Неонилами.

С 1905 г. Чуковский живет в Петербурге и в Одессе бывает лишь наездами. Весной 1912 г. он «кружил по России» с лекцией об Оскаре Уайльде, и известно его письмо, в котором сказано: «Я два раза читал в Одессе». Но приехав в 1936 г. и вспоминая предыдущие посещения города, где прошли его детство и юность, Корней Иванович 1912 год не упоминает. Вероятно, под наплывом чувств запамятовал. Потому что действительно читал, и чрезвычайно успешно. В газете «Одесские новости» от 6 апреля сообщалось: «Вчера приехал в Одессу известный критик К.И. Чуковский. Лекция его об Уайльде, назначенная на субботу в зале «Унион», привлекла внимание нашей публики, и значительная часть билетов уже разобрана». 8 апреля: «Публике лектор очень понравился. Молодежь устроила ему под конец лекции горячие овации, на которые г. Чуковский ответил чтением одного отрывка из Уайльда. А это в свою очередь вызвало выражение восторгов и бурные аплодисменты». 15 апреля: «К. Чуковский повторил вчера в зале «Купеческого собрания» свою лекцию об Оскаре Уайльде («Религия красоты и страдания»). Зал был переполнен, и публика наградила лектора шумными, долго не смолкавшими аплодисментами».

Здесь интересно не только подтверждение факта, но и указание на два адреса, т. к. памятных мест, связанных с Чуковским, сохранилось немного, а здание зала «Унион» уцелело (Троицкая, 43).

Не исключено, что в Одессе живут родственники К. Чуковского по линии жены (урожденной Гольдфельд), и они могли бы пролить свет на другие неизвестные обстоятельства биографии Чуковского.

Наталья Панасенко