Новус
«Курочка-ряба» и «Свинки»

Вечерняя Москва / 3 февраля 1927 г.

На днях деткомиссия при ГУСе высказалась против напечатания сказочки «Курочка- ряба».

В самом деле, где это слыхано, чтобы дед и баба общими усилиями разбивали яичко и все же не в состоянии были разбить, а мышонок хвостиком махнул — и от яичка осталось одно мокрое место?

Это доподлинный мистицизм и антропоморфизм. Правда, в сказочке есть и кое-какой «демократизм» — курочка огорченным и плачущим старикам обещает вместо золотого яичка снести простое. Но эта «демократия» вовсе не искупает зла от «чудодейственных» возможностей «курочки-рябой».

Словом, мы согласны с деткомиссией по вопросу о вреде сказочки на все 100 проц.

Но почему же рядом издаются «Свинки»? Ведь перед «Свинками» в отношении антропоморфизма «Курочка-ряба», можно сказать, невинный цыпленочек!

Сказочка, как мы сказали, называется «Свинки». Ну что же, свинки так свинки.

Оказывается, что в сказке, сочиненной Чуковским, речь идет не о свинках, как о свинках, и не о свинках, похожих на людей (бывают же люди со свинячьей психологией). В сказочке речь идет о «хорошеньких машинисточках», как о свинках…

Впрочем, позвольте процитировать самую сказочку и привести рисуночки.

Многообещающая обложка. В особенности для детей октябренковского возраста. Сделана она, как видите, с большим вкусом художником К. Русаковым.

А вот вдохновенное творчество детского писателя Чуковского вместе с рисуночком Русакова.

Гвоздем, однако, сказочки является следующее восьмистишие:

Захотелось ему (бутерброду)
прогуляться,
На траве-мураве
поваляться.
И сманил он с собой на прогулку
краснощекую…

В этом месте автор и издатель допускают мистификацию: вместо слов «хорошенькую машинисточку», с которой дети ознакомились в предыдущем стихотворении, они заканчивают: «краснощекую, сдобную булку»…

Сманить «сдобную булку», чтобы с ней поваляться на траве-мураве, это, конечно, не мистицизм… Почему же невинный мистицизм и антропоморфизм «Курочки-рябой» не разрешается, а мистицизм в виде машинистки, хотя и со свиным рылом, превращенной издателем «Радуги», писателем Чуковским и художником Русаковым в краснощекую сдобную булку, разрешается?

Кем разрешается?

Понятно, не ГУСом и не его деткомиссией. Но от этого не легче. Изданы «Свинки» в Ленинграде. А в Ленинграде есть ведь и ГУБОНО и при нем находится же какая-нибудь деткомиссия. Есть там [и] Гублит…

Неужто всем им так понравились эти свинки?

НОВУС