Татьяна Кузнецова
Чистый триллер

Коммерсант, № 48 (293) / 14 декабря 2012 г.

В Большом театре — беспримерное событие: там поставили новый детский балет. То есть новый, с иголочки: музыка, сценарий, хореография никогда раньше не существовали. Это благополучный финал эпопеи с конкурсом на лучшее музыкальное произведение для детей, лет пять назад объявленным Большим театром и Союзом театральных деятелей России. Провели конкурс довольно оперативно, за год: победителем-композитором стал 60-летний Ефрем Подгайц с балетом «Мойдодыр». Конкурс либреттистов выиграл 70-летний Геннадий Малхасянц, успевший, впрочем, написать только один акт (он умер, не дождавшись результатов первого тура), так что композитору пришлось самому дописывать сюжет двухактного балета. Потом дело застопорилось: сперва долго думали, кому из балетмейстеров поручить это серьезное дело, потом в Большом менялись художественные руководители балета и было не до детских утренников. В прошлом сезоне с хореографом наконец определились: худрук Большого Сергей Филин выписал из Мариинского театра солиста Юрия Смекалова. Тот раньше работал у Бориса Эйфмана и уже года три настойчиво заявлял о своих балетмейстерских амбициях концертными номерами с отчетливо драматичным содержанием: особо запомнилась разборка между супругами почти кухонного накала напряженности.

32-летний хореограф-дебютант (это его первый полнометражный спектакль) не стал робеть перед опытным композитором, а деятельно принялся за переработку сценария в соответствии с собственным представлением о педагогике. Сказку Чуковского (а вместе с ней и музыку балета) пришлось изрядно подправить в соответствии с новой моралью стихотворения, сформулированной хореографом в интервью газете «Большой»: «Если ты отрицаешь внешнюю и внутреннюю чистоту, то дружба и отношения с противоположным полом тебе не светят». «Противоположный пол» в балете представлен девочкой Чистюлей, внучатой племянницей Волшебника, под которым подразумевается сам Чуковский. «Отношения» с Чистюлей предстоит выстраивать мальчику Замарашке, который по ходу балета, по мысли автора, «из антисоциального грязнули и лоботряса превращается в нормального мальчишку». За перерождение Замарашки разворачивается настоящее сражение во главе с Генерамылиусом, предводителем армии Мойдодыра. Военачальник этот не простой, а «маркизового происхождения» — в сказку оказались включены и элементы классовой борьбы. Противостоит аристократу плебей Трубочист, которого хореограф охарактеризовал как главного злодея. Похоже, в спектакле сохранится и сам Мойдодыр. Но будет ли он «кривоногим и хромым» и действительно ли появится «из маминой из спальни» — удастся узнать только на спектакле.

Зато известно, что танцевать в спектакле будут Зубы (интересно, рядком или вроссыпь?) во главе с Зубной пастой и Зубной щеткой, а также кордебалет Волос под эгидой Расчески. Зубоволосные массы привлечены из московской Академии — кордебалет Большого здесь не занят. Зато в остальных партиях (а среди них встречаются весьма экзотические вроде Крокодяди, Котобенка, Солдачистов) задействованы лучшие силы театра — примы, премьеры и первые солисты: Андрей Меркурьев, Руслан Скворцов, Семен Чудин, Вячеслав Лопатин, Артем Овчаренко, Нина Капцова, Анастасия Сташкевич, Мария Александрова, Екатерина Шипулина и многие другие.

Несколько сюрреалистический полет фантазии хореографа поддержал художник Андрей Севбо, поместивший персонажей в соответствующие декорации: циклопическая комната Замарашки будет выглядеть до оторопи натурально и Таврический сад можно будет опознать по всем признакам — от фрагментов ограды до мостиков через Фонтанку,- но все это готово в любой момент явить свою иррациональную изнанку. Сам Юрий Смекалов жанр своего балета определил как «молодежный триллер» с возрастным цензом от пяти лет. Но, заверил хореограф, «это не будет травмоопасно для детской психики: и сказку, и эскизы мы обсуждали с ведущими детскими психологами Санкт-Петербурга и тщательно анализировали их пожелания».

Татьяна Кузнецова