Барр Шерр
Чуковский – оригинальный мыслитель и критик

Chukfamily.ru / 10.12.2017

Интервью профессора Барри Шерра (университет Дартмута, США)

 

Как Вы оцениваете роль Чуковского-критика в России Серебряного Века?

Чуковский – очень оригинальный мыслитель и критик, которому удалось разглядеть и показать черты писателей, незамеченные другими критиками. В связи с этим можно сказать, что он сыграл важную роль в формировании привычного понимания писателей Серебряного Века.

Считаете ли Вы, что критические работы Чуковского современны и сегодня?

Его работы о литераторах начала 20го века интересны и сегодня, и в нескольких случаях остаются и самыми острыми статьями о некоторых авторах. Разумеется с тех пор, как Чуковский писал свои критические работы, появилось много нового, но те, кто изучают этот период оценят актуальность многих его статей.

Какие критические работы Чуковского Вам нравятся больше всего?

Мне очень нравятся его высказывания об Уитмэне (в разных изданиях «Моего Уитмена»), а также «Высокое Искусство», которое остается одной из самых лучших книг, написанных о переводах.
Среди статей Чуковского моей любимой неизменно остается «Две души Максима Горького», но я ценю и проницательность его работ об Андрееве.

Какие работы Чуковского наиболее известны в США?

Среди ученых, особенно тех, кто занимается переводами, хорошо известно его «Высокое Искусство» (книга была переведена на английский). Те, кто занимается изучением детского языка знают его «От двух до пяти», также переведенную на английский. В остальном я бы сказал, что его критические работы известны в основном специалистам по русской литературе.
Еще я бы добавил, что многие сказки Чуковского были переведены на английский, и очень понравились, и родителям, и детям, хотя, разумеется, они намного меньше известны в США, чем в России.

В прошлом году в России были опубликованы воспоминания Ирвина Вейла о Чуковском. В них он рассказывает о своих встречах с Чуковским в связи с его работами о Горьком. Встречались ли Вы когда-нибудь с Чуковским или, возможно, переписывались с ним?

Я несколько моложе Ирвина Вейла и начал изучать русский только в 1963 году. Моя первая поездка в Советский Союз в качестве стажера состоялась в 1969-70 гг; я надеялся встретиться с Чуковским, но он умер вскоре после моего приезда. Весной 1970 года я был в Переделкине и сфотографировал его могилу, на которой в то время стоял временный деревянный крест. Недавно мне удалось разыскать старый снимок этой могилы.

могила Корнея Чуковского
Могила Корнея Чуковского,
1970 год. Снимок Барри Шерра

Как у Вас изначально возник интерес к Чуковскому и его переводам?

Мой интерес к переводам возник очень давно, и на каком-то этапе я прочитал «Высокое Искусство», знаменательную русскую книгу о переводах. После этого я заинтересовался и собственно переводами Чуковского.

Согласны ли Вы, что личность Чуковского оказала влияние на его интерес к Уитману и тому, как он его переводил? Если Вы согласны с этим утверждением, какие черты характера оказали наибольшее влияние на его переводы?

Мне кажется показательным название его первой книги о Уитмене: «Поэт анархист Уот Уитман». Чуковский начал свою карьеру в некотором смысле как аутсайдер, со свежим и оригинальным взглядом на литературу. Не думаю, что Чуковский считал себя «анархистом», но допускаю, что он видел себя первопроходцем, человеком вне мейнстрима, которому пришлось вначале побороться за признание. Допускаю, что эти же качества привлекали его и в Уитмене, что в результате Чуковский подчеркивал и более радикальные черты в поэзии самого Уитмана.

Положа руку на сердце, считаете ли Вы, что Бальмонт лучше перевел Уитмана, чем Чуковский?

Мне кажется, что переводы Бальмонта (переводы в целом, а не только Уитмана) в последние годы незаслуженно недооценены. Если мы сравним их первые переводы, то я бы сказал, что первые варианты Бальмонта, в целом, были удачнее первых вариантов Чуковского. Однако, для Бальмонта его первые переводы остались и последними, в то время, как Чуковский возвращался к Уитману снова и снова, так что его переводы стали в каком-то смысле лабораторией, в которой можно рассмотреть и то как он переводил, и глубину стихов Уитмана. В конечном итоге, я оцениваю переводы Уитмана Чуковским намного выше.

Если бы Вам нужно было вдохновить молодого исследователя на работу о Чуковском, что бы Вы ему порекомендовали? Что в Чуковском интересует/привлекает Вас?

Мой ответ на обе части вопроса одинаков: мне лично очень интересны критические работы Чуковского, то, как он писал о литературе начала 20го века. И было бы интересно, если бы молодой ученый взглянул на его работы в совокупности, например, все работы о Горьком и Андрееве, или о символистах, или о массовой литературе. Одной частью такого проекта могло бы стать наблюдение за эволюцией взглядов самого Чуковского, как авторы реагировали на его критику (которая могла быть очень резкой), и как его взгляды соотносятся с взглядами других критиков его поколения.

Беседовали Дарья Авдеева и Юлия Сычева.
Перевод с английского Дарья Авдеева