Юрий Самодуров
На смерть Елены Цезаревны Вольпе (Чуковской)

Эхо Москвы / 2015

Известие о том, что сегодня 3 января 2015 года умерла Елена Цезаревна Вольпе (Чуковская) вызвало у меня чувство ужаса.

Я знаю, что все люди смертны и знал, что Елена Цезаревна тоже когда-нибудь умрет. Но оказался совершенно не готов к тому, что это произойдет сейчас.

Я не был с Еленой Цезаревной близко знаком, обращался к ней всего несколько раз и только по делу, один раз поздравил ее с Новым годом (ее телефон есть у меня в записной книжке) и дома был у нее и ее мамы Лидии Корнеевны Чуковской тоже всего один раз.

Почему же смерть Елены Цезаревны вызывает чувство ужаса? Видимо, по двум причинам. Cмерть Елены Цезаревны это еще и смерть Корнея Ивановича Чуковского и Лидии Корнеевны Чуковской тоже.

Смерть Елены Цезаревны — ЭТО СМЕРТЬ ЧУКОВСКИХ ВООБЩЕ. Это смерть Чуковских вообще, потому что именно Елена Цезаревна была тем человеком, которая до сегодняшнего дня связывала нас всех с семьей Чуковских, а именно с Корнеем Ивановичем и Лидией Корнеевной.

Именно Елена Цезаревна подготовила к изданию и прокомментировала (не одна, но она была главным лицом) двухтомное издание «Дневники» (М., Современный писатель, 1994) своего деда Корнея Ивановича, его знаменитую «Чукоккалу» (М., Русский путь, 2006), последнее, наиболее полное 15 томное собрание сочинений Корнея Чуковского (М., Терра, 2001-2008), а также — говорю только о тех, немногих книгах Лидии Корнеевны Чуковской, что у меня есть на руках — двухтомник прозы своей мамы Лидии Корнеевны (М., Арт-Флекс, 2001) и ее двухтомные «Записки об Анне Ахматовой» (М., Согласие, 1997), этой книги у меня нет, и т.д. и т.п..

Поэтому смерть Елены Цезаревны Вольпе (Чуковской) — и ощущается как смерть нескольких поколений семьи Чуковских вообще. Больше то дело, которым жила и которое делала Елена Цезаревна делать некому. В любом случае — некому делать его так, как это могла и делала Елена Цезаревна. И ее смерть ужас и катастрофа потому — что без представителя и продолжателя дела семьи Чуковских невозможно представить себе нашу жизнь — от детства до старости.

И еще смерть Елены Цезаревны ужасна тем, что, наверное, она, может быть, последний или один из последних людей, в манере держать себя, в манере говорить, наконец, в образе жизни которой завершает или завершила сегодня со смертью Елены Цезаревны существование культура интеллигентных и благородных русских людей конца 19-начала 20 века , многих из которых Елена Цезаревна видела в своем детстве и от которых она так много взяла и продолжила своей собственной жизнью. Вечная память! ..

Юрий Самодуров
правозащитник, бывший директор Музея и общественного центра им. А. Д. Сахарова