Речь Е.В. Ивановой на церемонии вручения Елене Цезаревне Чуковской литературной премии Александра Солженицына

28 апреля 2011 года


Дорогие друзья, уважаемые гости церемонии!


Очень часто писатели, размышляя о собратьях по перу, улавливают в их судьбах нечто созвучное собственным. Так и Чуковский, говоря о Маяковском, высказал то, что в гораздо большей степени приложимо к нему самому: "Предков у него никаких. Он сам предок и если чем и силен, то потомками". Действительно, Чуковский был self made man во всех отношениях, В.В. Розанов в злую минуту даже назвал его "деревянным человеком", который "сам себя сделал на верстаке". Ведь даже имя он образовал сам, разложив фамилию матери на составляющие и став из Николая Корнейчукова Корнеем Чуковским. И хотя поначалу это был псевдоним, очень скоро даже друзья, знавшие его по босоногому детству в Одессе, в письмах стали именовать его Корнеем Ивановичем, потому что литератор Корней Чуковский был для них новым человеком, рождение которого произошло на страницах газеты. После революции свой псевдоним Чуковский сделал паспортным именем и передал его детям, став тем самым родоначальником в самом буквальном смысле слова. Сегодня издан календарь династии Чуковских, и каждый может убедиться, насколько Корней Иванович силен потомками не в пример Маяковскому.

У Чуковского была совершенно необычная судьба, только представьте: он пережил три революции, четыре войны, из них две - мировые, и сквозь все исторические сломы оставался профессиональным литератором, то есть человеком, зарабатывающим на жизнь исключительно литературным трудом. Столько раз за эти годы его детские стихи то запрещали, то разрешали, полностью или частично! Когда на помощь приходили переводы, начиналась борьба с низкопоклонством перед Западом, и приходилось зарабатывать копеечными комментариями к собраниям сочинений. Эти постоянные перепады сопровождали большую часть жизни Чуковского после Октября 1917 года. Благополучие к нему пришло только в 1962 году, когда он стал лауреатом Ленинской премии. Но надо сказать, что, достигнув благополучия уже на склоне лет, он никогда не боялся с ним расстаться, смело вступаясь за тех, кого считал неправедно гонимыми. Одним из них, как мы знаем, был основатель этого Дома и этой премии.

Что же помогало Чуковскому выстоять во всех испытаниях? В юности он был религиозен, в чем, несомненно, сказывалось влияние матери. Как мне кажется, утратив веру, весь свой пыл он перенес на литературу, которую любил именно религиозно и которой служил с полным самозабвением. Насколько тернист путь литератора, Чуковский изведал очень рано. Тем не менее, даже в самые голодные годы, с трудом зарабатывая буквально на хлеб, в письмах к Лиде и Коле он писал не о том, как им лучше устроиться в жизни, а призывал их верить в свой литературный талант и развивать его. То есть и детей Корней Иванович всеми доступными способами вовлекал в литературу, пытался направить на путь служения тому, что было для него главной ценностью. Вот и в судьбу своей внучки Елены Цезаревны, он, как представляется, со своим наследием вмешался совсем не случайно. Корней Иванович не противился тому, что она выбрала профессию химика, но, как мне кажется, завещая ей "Чукоккалу", втайне надеялся, что долго она на двух стульях не просидит. Ведь именно семейное наследие заставило Елену Цезаревну оставить науку, которую она любила, и осваивать профессии корректора, редактора, текстолога, комментатора, даже верстальщика. Лидия Корнеевна также внесла свой вклад, завещав Елене Цезаревне издание своих сочинений и "Записок об Ахматовой". Все это вместе и направило жизнь Елены Цезаревны по новому пути. Сегодня в графе "профессия" она может смело писать: историк русской литературы, обладающий издательскими навыками широкого профиля.

Мне посчастливилось работать с Еленой Цезаревной над подготовкой 6 из 15 томов собр. соч. Об этой работе могу сказать словами любимого поэта Корнея Ивановича: "труд этот, Ваня, был страшно громаден, не по плечу одному…" В этом собрании сочинений почти все новое и почти все впервые: и дореволюционные статьи, и текст дневника, а главное - письма, которые мы собирали как минимум по шести архивам. Но я прошу обратить внимание и на то, сколько здесь именных указателей, указателей статей, колонтитулов, т.е. всего того, что придает собранию сочинений такой высококультурный облик, и все это в основном сделано руками Елены Цезаревны. Во вступительном слове были перечислены те издания, которые завещали ей Корней Иванович и Лидия Корнеевна, все их пожелания она выполнила и перевыполнила. Но вряд ли кто знает о той борьбе за сказку, которую она вынуждена вести изо дня в день. Печатать сказки Чуковского для издателей - беспроигрышная лотерея, тут достаточно посмотреть статистику, которая есть в интернете: и в 2009, и в 2010, и в 2011 годах он признан самым издаваемым автором, что кое у кого вызывает даже недоумение. Сошлюсь на высказывание Александра Альперовича, директора издательства "Clever": "Самый продаваемый детский писатель 2010 года - Корней Иванович Чуковский. Это факт: никто даже не приблизился к этим продажам. С одной стороны, это хорошо: детей воспитывают на классике. С другой стороны, это совершенно удивительно, что современным детям, погруженным в новые технологии, особенности окружающего мира объясняют на примере "Мойдодыра"".

Так вот, мало кто представляет себе, что означает этот поток изданий для Елены Цезаревны, которой приходится следить буквально за каждой из выходящих книг. Это касается и текстов: мне неоднократно приходилось наблюдать недоумение издателей, которых Елена Цезаревна ловит на пропусках в тексте, они искренне не понимают, что такого, если из набора выпало несколько срок или абзац - не переверстывать же книгу, это денег стоит! Но у издания детских книг Корнея Ивановича есть еще одна составляющая: иллюстрации. Почти каждый начинающий издатель норовит проиллюстрировать книги Чуковского либо сам, либо поручить это подруге, снохе или золовке, которая в детстве любила рисовать. И никто из них не хочет знать, что за каждой иллюстрацией стоит огромная совместная работа Корнея Ивановича с художниками. Никто не подозревает, сколько сил и времени потратил он, обсуждая с лучшими художниками - В. Сутеевым, В. Конашевичем, Ю. Васнецовым, Ре-Ми, Ю. Анненковым - буквально каждый рисунок. Отстаивать права художников-иллюстраторов сегодня также приходился Елене Цезаревне, и здесь она опять выступает в роли невидимки, потому что об этом вряд ли даже подозревают наследники художников, заключая договоры с издательствами.

Так что не только издание главных сочинений Корнея Ивановича и Лидии Корнеевны лежит на плечах Елены Цезаревны, но и ежедневный контроль за изданием этого мощного потока. И если Корней Иванович самый издаваемый автор, то Елена Цезаревна - самый корректирующий корректор, самый выпускающий, самый ответственный и самый художественный его редактор.

Как же это у нее получается? Мне приходилось изучать биографии целого ряда писателей Серебряного века, и во многих судьбах гениев женщина выступает в роли помощницы, часто играющей ключевую роль в судьбе. Это может быть жена (Лев Толстой), мать (Александр Блок), сестра (Чехов), даже племянница (Константин Леонтьев). Что же роднит их всех, что определяет их роль и значение? Мне кажется, я открыла некий закон, когда на одной из экскурсий наш гид, любовно глядя на портик с кариатидами, заметил: "Вы только посмотрите: кажется, что просто женщина, а на самом деле - несущая конструкция". Мне кажется, что главная особенность Елены Цезаревны заключается в том, что, включаясь в любое дело, она сразу становится в нем несущей конструкцией, и потому атланты так охотно и с такой готовностью поручают ей свой груз. Корней Иванович был первый, кто разглядел в ней этот талант, но этот талант сразу заметил и оценил и Александр Исаевич. Ноша подчас бывает очень нелегкой, но она всегда достойно и мужественно ее несет. И в кругу потомков, которыми и в самом деле так богат Корней Иванович, Елена Цезаревна и есть эта несущая конструкция, благодаря которой и сегодня наши дети изучают мир по "Мойдодыру", листают книжки с иллюстрациями гениальных художников, слышат живой голос Ахматовой, узнают о людях Серебряного века и русских писателях из уст человека, для которого литература была и оставалась на протяжении всей жизни ее центром и смыслом.

Евгения Иванова

ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ