ИС: Восточно-Сибирская Правда, № 210
ДТ: 6 сентября 1951 г.

Декабристы - исследователи Сибири

"Повешенные повешены, но каторга 120 друзей, братьев, товарищей ужасна", - этими словами А. С. Пушкина открывается новая книга писательницы Лидии Чуковской "Декабристы - исследователи Сибири"1. Великого поэта беспокоила судьба декабристов потому, что "люди, с которыми в 1825 году расправился Николай, - по выражению автора, - были, в точном значении слова, умственным цветом нации: их вдохновение и труд обещали русской культуре богатые плоды впереди".

Л. Чуковская кратко, но убедительно показывает, что среди будущих декабристов были в начале двадцатых годов талантливые поэты, критики, историки, физики, техники, инженеры, мореплаватели и путешественники. Это известные писатели К. Рылеев, А. Бестужев-Марлинский, В. Кюхельбекер и А. Одоевский, талантливые историки А. О. Корнилович и Н. Муравьев, разносторонний ученый Н. Бестужев, путешественники-исследователи: Торсон, Чижов, Романов, М. Кюхельбекер, братья Беляевы, натуралисты братья Борисовы и многие другие.

"Рассадив декабристов по казематам крепостей, разослав их по рудникам, каторжным тюрьмам, кавказским полкам, - пишет Л. Чуковская, - он (Николай I. - З. Т.) нанес жестокий ущерб развитию русской культуры… Однако гнусный замысел Николая можно считать удавшимся только наполовину: дарования декабристов не погибли в Сибири".

Декабристы явились исследователями быта, нравов, языка устного народного творчества сибирских народов. Они изучали природу, растительный и животный мир Сибири, вводили усовершенствования на ее заводах и на ее полях, стали учителями, лекарями, просветителями народов Сибири. И дальше автор образно пишет: "Научная работа декабристов не погибла: одинокие ручейки мало-помалу одолевали препятствия и неслышно вливались в могучую реку великой русской культуры".

Под таким совершенно правильным углом зрения оживают из-под пера писательницы замечательные страницы научно-исследовательской деятельности декабристов в Сибири.

Сведения о научной работе декабристов в Сибири разбросаны во многих изданиях, частью редких или вовсе малоизвестных. Л. Чуковская кропотливо собрала все эти сведения и создала увлекательную и глубоко патриотическую книгу.

Книга состоит из ряда глав-очерков. Первый из них - "На берегу широкой Лены".

В далекий и глухой тогда Якутск на Лене был сослан в 1827 году Александр Бестужев. Здесь он пробыл лишь полтора года, но тем не менее очерки А. Бестужева якутского периода содержат богатые сведения о суровой и величественной природе Сибири, этнографические данные о якутах и эвенках, полны уважения к ним и их обычаям.

Николай Бестужев - человек изумительной творческой разносторонности: писатель, художник, техник-изобретатель, мыслитель-экономист, историк, физик. Он внес значительный вклад в научное изучение Бурят-Монголии. Его очерк "Гусиное озеро" явился первым научным трудом об озере и гусиноозерских месторождениях каменного угля.

Тяжел и горек путь Н. Бестужева-изобретателя. То, чего достиг декабрист в условиях каторги, ссылки, еще раз свидетельствует о богатстве и разнообразии творческой традиции нашего народа.

При его участии в Петровском заводе был улучшен процесс производства чугуна и доказано, что из этого чугуна можно делать железо не хуже шведского.

В перечне изобретений Н. Бестужева "сидейка" - чрезвычайно удобный экипаж для езды в горных условиях Забайкалья, сейсмограф оригинального устройства, маленькая печурка, установленная в бурятской юрте, простой и дешевый хронометр и другие.

Н. Бестужев был ученым-патриотом и всегда гордился отечественной наукой. Нельзя без волнения читать следующие строки, принадлежащие перу Н. Бестужева: "Мы, русские, во многих случаях опереживали других европейцев: чугунные дороги не новы, они существуют на многих железных заводах для перевозки руды бог знает с которой поры. Толкуют о новости артезианских колодцев: они у нас существуют с незапамятных времен. Англия, Франция и Америка захлопотали недавно о подводных судах, а у нас при Петре уже делаемы были опыты. В Америке только Франклин открыл аналогию грома с электричеством - у нас Рихман убит при опытах с электрическим змеем, который спускал с Ломоносовым".

Н. Бестужев относится к числу первых русских ученых, отвергнувших утверждения ученых Запада, что так называемые "дикие" племена неспособны к историческому развитию и приобщению к культуре. Буряты с любовью называли Н. Бестужева "Красным солнцем".

Так автор шаг за шагом восстанавливает перед читателем образ передового русского ученого-декабриста.

Однако, трудно согласиться с утверждением автора, что Н. Бестужев был первым этнографом Бурятии. К тому же такое утверждение было высказано в книге неубедительно.

Не ошибемся, если очерк "Неизвестные сотрудники знаменитых ученых" назовем самым лучшим и интересным в книге. В нем содержатся редкие сведения, которые неизвестны даже авторам специальных работ, не говоря уже о массовом читателе.

В свое время Ботанический сад в Петербурге, ныне сад Ботанического института Академии наук СССР, имел в лице декабристов образованных научных корреспондентов. Один из них - декабрист Ф. П. Шаховской в 1826-1828 годах изучал в Туруханске местную флору. Он описывал много видов мхов, лишайников, папоротников, плесневых грибков и водорослей, наблюдал их развитие в естественных условиях. Его мысль об особенностях флоры Туруханского края была верна - зависимость растений от специфических условий климата.

Еще во время пребывания на Петровском заводе замечательные исследователи сибирской флоры и фауны среди декабристов братья Андрей и Петр Ивановичи Борисовы установили тесную связь с Ботаническим садом. "Среди тяжелых судеб русских ученых, в частности декабристов, их судьба, судьба их научных трудов - одна из самых трагических" - пишет Л. Чуковская.

В исключительно трудных условиях каторги и поселения братья Борисовы с поразительным упорством занимались изучением насекомых, птиц и растений Восточной Сибири. О широте и глубине их научных занятий говорит хотя бы следующий факт. По свидетельству декабриста Завалишина, Борисовы предложили новую классификацию, которая была предложена и принята на много лет позже Парижской академией.

Из научных трудов Борисовых остались два орнитологических альбома у внучки иркутского купца В. Н. Баснина и работа о муравьях в Историческом музее в Москве. А сколько замечательных коллекций насекомых и растений Забайкалья, составленных руками братьев Борисовых, погибло бесследно!

Кроме того, братья Борисовы вели в Чите и Петровском каземате очень интересные метеорологические наблюдения, ставшие достоянием Главной физической обсерватории. Результаты этих наблюдений были опубликованы в климатологическом атласе, выпущенном обсерваторией в 1881 году.

Десять лет вел метеорологические записи в Красноярске декабрист М. Ф. Митьков. Они затем были использованы основателем русской климатологии А. И. Войсковым для составления таблицы средних температур в Сибири.

Декабристы принимали посильное участие во всех научных экспедициях тех лет в Сибирь. Но в толстых томах трудов ученых и путешественников редко встретим даже ссылку на имена декабристов - Николай I строжайше запретил упоминать их имена.

В 1829 году декабрист С. М. Семенов совершил по Омской области путешествие с Гумбольдтом и сообщал последнему ценные сведения о крае.

А. И. Якубович, поселенный в с. Назимово по Енисею, вел метеорологические наблюдения и собирал флору для академика Миддендорфа.

Братья Беляевы в Минусинске принимали участие в астрономических наблюдениях Федорова, производили барометрические записи для Лессинга.

Много материала по истории, хозяйству, культуре и быту сибирских народов можно найти в мемуарной литературе декабристов.

Книга завершается очерком "Казематская весточка", который посвящен просветительской деятельности декабристов в Сибири.

Живое изложение, отвечающее требованиям популярной массовой литературы, является несомненным достоинством рецензируемой книги.

Книга написана с большим теплом и читается с интересом.

З. Тагаров,

старший научный сотрудник Госархива Иркутской области.

1 Лидия Чуковская. "Декабристы - исследователи Сибири". Географгиз. 1951 г., стр. 136, цена 2 р. 65 коп., тираж 30000.

Яндекс цитирования