ИС: Литературная газета
ДТ: 29 мая 1962

От рукописи до книги

Для того, кто захотел бы прочитать письма, которые потоком хлынули в редакцию "Литературной газеты" после опубликования 13 и 15 марта под рубрикой "Писатель, издатель, читатель" статьи Л. Чуковской "Станет ли рукопись книгой?", самым радостным оказалось бы то, что немалая часть этой почты принадлежит людям, которые своих рукописей в редакции не посылали, которых рецензенты и редакторы не обижали, для которых эта сугубо "специальная" статья не представляет, казалось бы, никакого личного интереса.

Разумеется, конкретнее ведут разговор те читатели газеты, которым знакомы и литературная работа, и порядок прохождения рукописей в редакциях.

"Большое спасибо вам, дорогой товарищ! - обращается к Л. Чуковской А. Швец (Иркутская обл.). - Вас поддержат все те, кому дорого литературное дело по-настоящему, кто ратует за него не словесами, а буднями кропотливого труда".

"Спору нет, - пишет И. Тропп (Свердловск), - за издание плохих книг редакторов ругают, а вот за задержку хорошей книги они не подвергаются суровой критике. А ведь "зажать" хорошую книгу, нужную читателю, - преступление… Хорошо, если бы критические замечания тов. Чуковской продумали и прочувствовали ВСЕ редакторы и восприняли ее статью не как обращение к КОМУ-ТО, а как обращение непосредственно к каждому редактору издательства и журнала".

Научный сотрудник Кольского филиала Академии наук СССР А. Никонов отмечает, что и в процессе прохождения научных рукописей немало тех же недостатков, о каких говорится в статье Л. Чуковской.

Это подтверждает и архитектор Р. Хигер (Москва), рукопись которого путешествует по рецензентам… 10 лет.

Авторы писем приводят многочисленные примеры редакционной канители, безответственности некоторых внутриредакционных рецензентов; иллюстрируется примерами и то ненормальное явление, о котором с болью пишет В. Сафонов (Брянская обл.):

"Может случиться, что целая дюжина писателей советует издать вещь, и есть в то же время штатный сотрудник или редактор, который может одним взмахом пера гильотинировать все эти добрые пожелания…"

И. Бодренков (Вологодская обл.) очень близок к истине, считая виновным в этом ненормальном явлении и рецензента-невидимку. Механическая система "положительных - отрицательных" отзывов, система, по которой ПОЛАГАЕТСЯ перекладывать ответственность с редактора на рецензента-невидимку, уже потому безответственного, что он невидим, - эта система и порождает хаос в издательских делах. Незабываемое беликовское "как бы чего не вышло" еще бытует в центральных издательствах и тем более в издательствах местных.

В большом и интересном письме, которое прислал член литературного объединения при многотиражке "Кировец" московского завода "Динамо" Т. Митряшкин, говорится о слепом следовании издательства "плану", о преклонении перед "плановой литературой". А как же быть с так называемым "потоком", то есть произведениями, которые поступают в редакцию вопреки всяким планам? Слов нет, среди этих произведений очень много слабых и просто безграмотных. Но не нужно забывать, что именно из "потока" вошли в литературу и многие талантливые произведения молодых и немолодых литераторов. Т. Митряшкин рассказывает о своем разговоре с так называемым "приходящим" рецензентом одного издательства.

"Посудите сами, - сказал он. - Предположим, я дал положительную рецензию. А дальше? Вы же потребуете напечатания рукописи? А какая у меня власть для этого? Кто я? Не редактор, не член редколлегии, даже не рядовой сотрудник редакции. Я просто "приходящий". Кто с моим мнением будет считаться? Вот и приходится строчить подряд стереотипное: "Тема актуальная, замысел хороший, исполнение слабое, язык беден, ситуации банальные. Учитесь у Гоголя, Чехова, Горького…"

Нет нужды в данном случае конкретизировать, называть фамилию рецензента и "титул" издательства, но приходится соглашаться, что этот монолог во многом справедливо обозначает некоторые недостатки работы над рукописями.

Недооценивать большой труд редакционных работников во всех издательских звеньях нельзя. Но как искоренить недостатки, от которых страдают не только начинающие авторы, но и писатели, выпустившие по нескольку книг?

На этот вопрос пытаются ответить многие авторы писем. Вот суммированное их предложение. Должно быть ликвидировано странное и недопустимое "разделение труда", при котором одни "читают и отбирают", а другие "работают с авторами и правят". Рецензент должен не только давать отзыв о рукописи, но если она заслуживает того, то и РАБОТАТЬ над ней.

Интересно письмо П. Прищепчика (Москва). Автор делится в нем опытом работы одной из редакций Воениздата.

"Мы настойчиво добиваемся внедрения у себя… принципа коллегиальности в решении спорных вопросов, начиная уже с выбора рецензента… До и после рецензента рукопись прочитывает редактор, а если потребуется, то и старший редактор. Введены в систему встречи авторов с рецензентами… Именно на долю этих внимательных наставников молодых авторов выпадает чувство высокого удовлетворения, возникающее тогда, когда убеждаешься, что тебе удалось открыть и поддержать новое дарование (стоило бы подумать, не отмечать ли вслед за редактором и рецензента, помогшего появлению хорошего произведения). При такой постановке дела внутренний рецензент не остается "человеком-невидимкой", и чувство его ответственности резко возрастает".

Предложения, поправки, требования… Они зачастую разноречивы. Но в главном мнения сходятся: рецензент не должен быть невидимкой, рецензировать рукопись должен квалифицированный литератор, обязательства которого по отношению к рукописи и ее автору не должны кончаться с отсылкой рецензии. От решения этих "специальных" вопросов во многом зависит творческая судьба писателя и судьбы нашей литературы.

***


Вчера на собрании секции прозы Московского отделения Союза писателей состоялось обсуждение статьи "Станет ли рукопись книгой?" Это был деловой разговор, направленный на улучшение работы издательств, на устранение тех недостатков, о которых писала Л. Чуковская.

Яндекс цитирования