ИС: Московская правда
ДТ: 14 февраля 1989

Реабилитация слова

Сейчас возвращаются народу, нашей истории не только имена, но и запретные ранее идеи, темы, произведения. И касается это периода более широкого, чем тридцатые и сороковые годы.

Повести "Софья Петровна" и "Спуск под воду", вышедшие под одной обложкой в издательстве "Московский рабочий", - произведения удивительные. И слово "удивительные" не стоит воспринимать как расхожий эпитет восторженного читателя. Удивительны они чистотой и силой наполняющих их чувств, ясностью и красотой языка, что согласитесь, в современной прозе явление нечастое. А еще - смелостью, честностью и провидческой зоркостью автора. Лидия Чуковская написала повести почти одновременно с описанными в них событиями 37-го и 49-го годов, словно обладая сегодняшним зрением, сегодняшним пониманием того исторического периода. Это ли не удивительно?

Вдова преуспевающего врача, а ныне советская служащая, еще совсем недавно всецело отдававшая себя производственной и общественной работе, сладко замиравшая душой при слове Родина, гордившаяся своим сыном - комсомольским вожаком, передовиком и изобретателем. Софья Петровна не могла усомниться в истинности и правильности всего происходящего, но и не ставила себя в ряд с матерями "врагов народа". Она отчаянно пыталась бороться за сына, арестованного, конечно же, по недоразумению, свято верила в его скорое возвращение и старалась убедить в этом окружающих, однако была бессильна, ибо не клерки за заветными служебными окошками вершили судьбы Коли и ее самой, а тот, до кого не достояться, не достучаться. Софья Петровна потеряла ориентацию в жизненном водовороте.

Лидия Чуковская видит окружающее шире, чем ее героиня, хотя смотрит на происходящее из этой же страшной очереди обездоленных, лишенных настоящего и будущего женщин. Может, где-то рядом - Анна Ахматова с той же болью, с мучительным прозрением и потребностью выплакаться, высказаться за всех жен и матерей, стоящих рядом.

Для чего это нужно, если нет надежды, что тебя услышат, поймут? Лидия Чуковская, написавшая "Софью Петровну" в 1939 году, не могла не понимать, что ее произведение не увидит свет в ближайшие годы. Да и героиня повести "Спуск под воду" Нина Сергеевна, пытающаяся в 1949 году описать пережитое ею в тридцать седьмом, не надеется на публикацию написанного при жизни. Но она все-таки пишет, чтобы "найти братьев - хотя бы там, в неизвестной дали", в будущем, то есть в нашем настоящем.

Нина Сергеевна душой родственна с Софьей Петровной, но сильнее ее - может, опытом двенадцати прожитых после 37-го лет, может, тем, что не одинока, есть дочь Катя. И позиция Нины Сергеевны вполне четкая и определенная - крайняя нетерпимость к любой лжи, фальши, двуличию. Вот почему не воспринимает она газет, не слушает радио, где слова, складываясь в фразы, не несут ни мысли, ни чувства и целые словесные блоки можно изобразить одним стенографическим значком. Вот почему не прощает литературного предательства Николаю Билибину, который, пережив тюрьмы, лагеря, не выдержал испытания благополучием и пишет конъюнктурные произведения "на производственную тему", наделяя своих фальшивых героев чертами погибших друзей. Художник ответствен перед временем, перед потомками за каждую свою строчку, каждое слово. Он не имеет права на компромиссы, на отступничество - эта мысль на самой высокой ноте звучит в повести "Спуск под воду".

Ошибки истории. Ошибки, на которых учится человечество. Учится ли? Повести "Софья Петровна" и "Спуск под воду", объединенные в одной книге, говорят о том, что уроки истории, к сожалению, усваиваются не всегда.

В сорок девятом вновь покатилась по стране волна арестов, теперь повторных. Опять ночные звонки в двери, конвоиры и колючая проволока, ярлык "враг народа". И прежний тон газетных старей, сверхэмоциональные выражения в адрес интеллигенции, "некоторых нерусских националистических группировочек... критиков-космополитов"... До жути, до ужаса знакомые слова. Неужели время написания повести "Спуск под воду" 1949-1957 годы?

Повести Лидии Чуковской с полным правом можно отнести к реабилитированной литературе. Они все-таки дошли до советских читателей, неся в себе большой положительный заряд. Но Лидия Корнеевна Чуковская, избежавшая, к счастью, лагерей и ссылок, не избежала литературных гонений. Она разделила участь Анны Ахматовой, Бориса Пастернака, других более молодых собратьев по перу и была лишена членского билета Союза писателей СССР за то, что отстаивала право человека на свободу творчества. Пришло время, когда мы реально получили эти свободы. Вернулись на страницы газет и журналов многие имена, которые раньше произносились шепотом. На днях на совместном заседании секретариата правления и парткома Московской писательской организации единогласно было отменено решение секретариата от 9 сентября 1974 года об исключении из членов Союза писателей СССР Л. Чуковской.

Л. Фомина

Яндекс цитирования