ИС: Публикуется впервые
ДТ: 02.06.06.

Сочинение

«Точно и сильно воспроизвести истину, реальность жизни – есть высочайшее счастье для литератора…»
И.С. Тургенев.

Мы расскажем, мы ещё расскажем,
Мы возьмём и эту высоту,
Перед тем как мы в могилу ляжем,
Обо всём, что совершилось тут…
Л.К. Чуковская

Великие художники открывают нам то, что мы порой не замечаем, показывают нам не только правду жизни, но и объясняют нам причины наших бед.

Писатели 19 века размышляли о смысле человеческой жизни, о добре и зле, о красоте и достоинстве человека. Лучшие писатели 20 века, полного трагедий и заблуждений, продолжили это великое служение. Именно литературе обязаны мы пробуждением от забвения и познанием правды.

Одним из таких произведений литературы 20 века явилась повесть Л. К. Чуковской «Софья Петровна». Это произведение о времени Большого террора, оно было написано зимой 1939-40 года. Сама Лидия Корнеевна пережила в это время большую потерю. Её муж Матвей Петрович Бронштейн, гениальный физик-теоретик, почти академик в 32 года, был арестован в тридцать седьмом и вскоре расстрелян. О гибели его Лидия Корнеевна узнает только через два года. Долгие стояния в тюремных очередях, мучительные хлопоты, связанные с выяснением судьбы мужа,  всё это писательнице пришлось пережить. Пройдя через страдания, она, в отличие от многих, не замкнулась на своём горе, но почувствовала, что обязана рассказать об этом времени и о том, что привело к этой трагедии. Сам человек, обычный, любой человек, в ответе за то, что происходит в обществе, в мире. Так личное горе писательницы претворилось в Слово – то самое, которое является другим именем Бога.

Главная героиня Софья Петровна живёт своим уютным мирком. Она вдова, воспитывает единственного сына. Его успехи в институте, а потом на заводе,  это всё, что интересует её в жизни. А на дворе тридцать седьмой год. Что-то странное происходит в мире. В газетах пишут о процессах, разоблачающих «врагов народа», хорошие знакомые героини оказываются «шпионами». Узнав об аресте бывшего коллеги мужа, Софья Петровна размышляет: «И неужели, неужели доктор Кипарисов участвовал в… бандитской шайке?» Не раз доктор бывал у неё дома. «Софья Петровна видела его совсем близко… И теперь он вступил в бандитскую шайку! Кто бы мог ожидать? Такой почтенный старик…» Софье Петровне и в голову не приходит, что все обвинения ложные. По существу, события эти нашу героиню мало трогают. Её сын Коля – настоящий комсомолец. Вместе с матерью он верит, что «фашистские наймиты, убившие… Кирова не выкорчеваны по всей стране». Коля советует влюблённой в него Наташе (маминой сотруднице) конспектировать произведения Ленина, Сталина, и тогда её обязательно примут в комсомол, о чём она так мечтает.

Наташа является лучшим работником в машинописном бюро, она старательно исполняет любое общественное поручение. Но её происхождение мешает ей стать полноправным членом общества. Эта девочка – дочь полковника царской армии, теперь же сирота. Путь в комсомол ей конечно же закрыт.

И вот в этот пока ещё уютный мирок Софьи Петровны, где всё так понятно и не хочется ни о чём задумываться, входит неожиданное. Колю, сына Софьи Петровны, молодого подающего надежды инженера, вдруг арестовывают. Совсем недавно уволили с работы Наташу, найдя какой-то пустяковый повод, сняли директора, такого приятного человека. Софья Петровна, конечно, удивилась этим странным событиям. Но пока ещё это не касалось её так близко. И вдруг такая беда.

Горе, казалось бы, должно было сделать героиню более внимательной к людям, заставить трезво взглянуть на жизнь, но она не даёт себе такого труда. Выстаивая очереди в приёмную НКВД, чтобы узнать о судьбе сына, несчастная женщина не хочет видеть истину. Она считает, что с Колей произошло какое-то недоразумение, всё выяснят там, наверху, и отпустят его. Другие же, видимо, действительно виноваты.

Вот мы слышим размышление героини о своих соседках в тюремной очереди: «Жалко их, конечно, по-человечески… а всё-таки честному человеку следует помнить, что все эти женщины – жёны и матери отравителей и убийц».

Скупо, неэмоционально движется повествование, почти нет деталей. Мы почти не чувствуем авторского присутствия, словно повесть записана самой Софьей Петровной. Но в этом-то и весь ужас происходящего.

А страшные события продолжаются. Колиного приятеля Алика за дружбу с сыном Софьи Петровны исключают из комсомола, выгоняют с работы. Узнав об этом, героиня размышляет: «Алик, наверное, сам виноват: наговорил чего-нибудь». А ведь юноша заботился не только о Коле, но и о Софье Петровне. Не вынесшая унижения и одиночества, трагически уходит из жизни Наташа, единственный друг героини повести. А беды обступают всё теснее. Софье Петровне приходится уволиться с работы: её сын – враг народа. Так несчастная мать, брошенная всеми, остаётся одна.

Софья Петровна получает чудом пробившееся письмо от сына, в котором он пишет, что его бьют, он просит о помощи. Болью и страданием проникнут этот эпизод – заключительные строки повести. Вот наша героиня читает в письме: «Следователь Ершов бил меня», но мысли её совсем о другом: «Коля по-прежнему пишет «д» с петелькой наверху. Он всегда писал так…» Будто само существо, сознание материнское не хочет, не может поверить в тот ужас, что случился с её сыном. Для Софьи Петровны это страшный сон. «Измятое, скомканное, оно (письмо) корчилось на столе»  письмо самим своим видом передаёт страдание измученного сына. Но Софья Петровна поджигает записку, она «бросила огонь на пол и растоптала ногой». Рассудок бедной женщины не может вынести этого раздвоения: она не может не верить сыну, но верит и разумность и справедливость происходящего. Соединить это невозможно, и Софья Петровна медленно сходит с ума.

До какого-то момента человек не хочет видеть то, что происходит вокруг него, а после какого-то момента он просто уже не может. Сама Лидия Корнеевна писала о своей героине так: «Обобщить увиденное и пережитое Софья Петровна неспособна, и укорять-то её за это  нельзя, потому что для мозга рядового человека происходившее имело вид планомерно организованной бессмыслицы; как осмыслить нарочито организованный хаос?.. Таких, как Софья Петровна, множество, миллионы, но когда из сознания народа изъяты все документы, вся литература, когда подлинная история подменена вымышленной, то каждый ум брошен сам на себя, на свой личный опыт и работает сам на себя.» Безусловно, нельзя не учитывать обстоятельства жизни простого человека, которого постоянно обманывали те, кто управлял им. Но если мы будем сосредотачивать своё внимание только на этом (что мы часто читаем, видим в телевизионных передачах), это нас ни к чему не приведёт. Террор не явление природы. Да, люди не знали того, что происходит, но хотели ли они знать? В жизни Софьи Петровны всё происходящее  результат её жизни, её поступков, её выбора. Она привыкла думать о своём, она не замечает боли окружающих, и когда пришла беда и коснулась самого её сокровенного, самого близкого, она не смогла сделать правильный выбор. Казалось бы, именно сейчас она должна сделать всё для того, чтобы спасти любимого сына. Но парадокс состоит в том, что она предает именно его. Это духовное сумасшествие страшнее, чем физическое, о котором говорит писательница. Эта болезнь – наказание, наказ и предупреждение нам.

Так и в нашей в жизни. Наше равнодушие, нежелание видеть правду когда-нибудь вернётся к нам.

«Софья Петровна» была первым произведением, написанным в те годы об этой эпохе безвременья.

Болью отозвалась «Софья Петровна» в сердцах первых её читателей – Б. Пастернака и А. Солженицына. А. А. Ахматова плакала, когда слушала чтение этой повести. С трудом сохранённая в сталинское время, не напечатанная даже в «оттепель» 60-х, «Софья Петровна» всё же пришла к своему читателю (впервые повесть была опубликована в журнале «Нева» в 1988 г.).

Эта повесть про всех нас, про нашу трусость, про нашу жизнь, в которой забыты высокие ценности. Это не только рассказ о том страшном, абсурдном времени, где виновные определены и осуждены. Но это укор современному человеку, его совести. Мы все знаем, когда поступаем не по совести, но делаем вид, что не чувствуем этого. Мы не честны прежде всего с собой. Но если человек не будет жить по правде, в любой момент может снова случиться беда. Лидии Корнеевне удалось затронуть самый нерв общей духовной болезни. Всегда хочется кого-то другого обвинить в наших страданиях. Равнодушие не так опасно на первый взгляд, не опаснее явного насилия, но получается, что именно своим равнодушием мы впускаем зло в нашу жизнь. Об этом произведение Лидии Корнеевны Чуковской.

Оставаться верным себе, идти путём истины – не есть ли это наслаждение, настоящее счастье не только для писателя, но и для любого человека?

Анастасия Горячёва

ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ