ИС: Евгений Замятин и культура ХХ века (2002): Исследования и публикации
ДТ: 2002 г.

Е.И. Замятин и К.И. Чуковский. Переписка (1918-1928)

Вступительная статья, публикация и комментарии А.Ю. Галушкина


Е.И. Замятин и К.И. Чуковский познакомились, скорее всего, в первой половине 1918 г. - вскоре после возвращения Замятина из Великобритании. По крайней мере, уже 13 августа 1918 г. они должны были участвовать в вечере Общества помощи нуждающимся работникам интеллектуального труда (горьковский "Красный крест") в зале Тенишевского училища1, а 24 августа 1918 г. (по новому стилю) датировано первое из публикуемых писем.

Личному знакомству писателей, несомненно, предшествовало заочное. Чуковский, внимательно следивший за текущей литературой, вряд ли мог пропустить повесть Замятина "Уездное" (1913), ставшую заметным литературным событием; что же касается Замятина, то его литературно-критические тексты 1910-1920-х гг. свидетельствуют не только о близости к методам Чуковского-критика (сравним хотя бы замятинскую теорию "интегрального образа"), но и об очном знакомстве с работами Чуковского2.

В дневнике Чуковского, воспоминаниях и письмах Замятина, относящихся к 1918-1922 гг., упоминания о встречах, участии в заседаниях, совместных издательских проектах и т.п. более чем часты. Об этом времени Замятин вспоминал: "Три года затем мы все вместе были заперты в стальном снаряде - и во тьме, в тесноте, со свистом неслись неизвестно куда. В эти предсмертные секунды-годы надо было что-то делать, устраиваться и жить в несущемся снаряде. Смешные в снаряде затеи: "Всемирная Литература", Союз Деятелей Художественного Слова, Союз Писателей, Театр... И все писатели, кто уцелел, в тесноте сталкивались здесь - рядом Горький и Мережковский, Блок и Куприн, Муйжель и Гумилев, Чуковский и Волынский"3.

И Замятина, и Чуковского отличали бескорыстная любовь к литературе, хороший вкус и редкая работоспособность. Уже по одному этому их издательские проекты становились заметными литературными явлениями. Первым по времени стал журнал "Завтра" (1919), для которого Замятин написал одноименную статью-манифест4 и который в свет не вышел. За ним последовали и один из интереснейших журналов того времени "Дом искусств" (1921), и запрещенная "Литературная газета" (1921)5, и журнал "Современный Запад" (предшественник нынешней "Иностранной литературы"), и, конечно, журнал "Русский современник" - "последний неказенный, последний свободный... журнал, открыто издававшийся в пределах нашего отечества"6.

Однако, уже к началу 1920-х гг. в отношениях Замятина и Чуковского намечаются разногласия - не столько эстетического, сколько общественного характера. В этом отношении интересен отзыв Чуковского о пьесе "Огни св. Доминика"7. Как известно, эта пьеса, посвященная испанской инквизиции, была написана Замятиным в 1920 г. и имела к современной России не меньшее отношение, чем к Испании XV века8. В отличие, скажем, от А.М. Ремизова, также давшего свой отзыв об "Огнях... "9, Чуковский сосредоточил свое внимание почти исключительно на предисловии10, в котором внеисторический характер конфликта пьесы был подчеркнут особо.

Приведу отрывки из этого не публиковавшегося отзыва: "Замятин написал хорошую пьесу и снабдил ее плохим предисловием. Слава богу, что не наоборот. <...> Но все же, я боюсь, что плохое предисловие может повредить хорошей пьесе. Пьеса сценична, смотрится легко, с интересом. Предисловие не сценично, слушается трудно, с натугой. Автор словно нарочно принимает все меры, чтобы утомить слушателей. <...> Он хочет погубить свою же пьесу. Я представляю себе милиционеров, трамвайных кондукторш, ломовых извозчиков, банщиков, краснофлотцев, рабочих, крестьян, которые пришли в театр отдохнуть и развлечься, а к ним выходит какой-то непонятный мужчина и читает им непонятную лекцию - не известно о чем. <...> Если бы наш простой человек знал, что такое "тамплиер", "инквизиция", "фанатик", "средневековье", "догма", то вообще никаких предисловий было бы не нужно, и, может быть, пришлось бы упразднить секцию "исторических картин". Ведь это предисловие - объяснительное, а между тем оно-то и требует объяснений. Оно гораздо непонятнее пьесы, которую оно призвано объяснить. <...> Но непонятные слова не беда. Их можно заменить понятными. Гораздо хуже непонятные идеи - такие, за к<о>т<о>рыми чувствуются тысячелетия культуры и мысли. <...> Зам<ятин> думает, что слушатели настолько осведомлены в философии истории, в социологии, что могут свободно распоряжаться такими комплексами сложнейших идей, к<а>к христианство, государство, католичество. И что такое дань инквизиции? Что такое полоса средневековья? Что такое законный брак государства и церкви? <...> Эти ненужные метафоры способствуют не столько выяснению предмета, сколько - его затемнению. <...> Но Замятин вообще льнет к метафорам, не столько разъясняющим, сколько украшающим речь. <...> Вообще, мне кажется, Зам<ятин> до странности слабо ощущает аудиторию, к которой обращается".

В этом отзыве - первом из известных нам отзывов Чуковского о Замятине - запечатлены не только принципиальные различия в установках литераторов, один из которых был изначально наделен литературным демократизмом, а другой, наоборот, часто подчеркивал свое "джентльменство". О скрытом общественном подтексте отзыва свидетельствуют, в частности, записи, сделанные Чуковским на полях: "Должна ли это быть краткая лекция?" - "спрашивает" он и строчкой ниже "отвечает": "Должно, но осторожно". Можно предположить, что уже тогда обозначилось несогласие Чуковского как с общественной позицией Замятина, так и с его представлениями о писателе как вечном "еретике" и неизменном оппоненте государства. Это подтверждает и дальнейшее развитие отношений двух писателей.

В своем дневнике Чуковский особо пристрастно отмечает расхождения между этой теорией Замятина и его реальным общественно-литературным поведением. 19 марта 1922 г. он записывает по поводу рассказанного им анекдота о цензуре: "Замятин очень любит такие анекдоты, рассказывает их медленно, покуривая, и выражение у него при этом, как у кота, которого гладят. Вообще это приятнейший, лоснящийся парень, чистенький, комфортный, знающий, где раки зимуют, умеющий быть со всеми в отличных отношениях, всем нравящийся, осторожный, - и все же милый. Я, по крайней мере, бываю искренно рад, когда увижу его сытое лицо. <…>11 он умело и осторожно будирует против властей - в меру, лишь бы понравиться эмигрантам. Стиль его тоже - мелкий, без широких линий, с маленькими выдумками маленького человека"12.

Процитированная запись сделана за два месяца до знаменитого письма Чуковского А.Н. Толстому, в котором Чуковский со "сменовеховским" энтузиазмом писал об изменениях в стране. Имя же Замятина упоминалось походя, но весьма нелицеприятно: "Нет, Толстой, Вы должны вернуться сюда, гордо и с ясной душой. Вся эта мразь недостойна того, чтобы Вы перед ней извинялись или чувствовали себя виноватым. Замятин очень милый человек, очень, очень, - но ведь это чистоплюй, осторожный, ничего не почувствовавший"13.

После того, как это письмо без согласия автора было опубликовано адресатом, в отношениях Замятина и Чуковского наступает естественное охлаждение. Они обмениваются объяснительными письмами (см. письма 14 и 15), причем в своем ответе Замятин бросает фразу: "Я знаю, что вот если меня завтра или через месяц засадят (потому что сейчас нет в Советской России писателя, более неосторожного, чем я) - если так случится, Чуковский один из первых пойдет хлопотать за меня". Замятинские предсказания оправдались - хотя только наполовину.

Как известно, именно "через месяц" имя Замятина было включено в проскрипционные списки на высылку из Советской России, а еще спустя две недели он был арестован14. Это роковое совпадение не могло не быть замеченным Чуковским. Но его реакция на арест и несостоявшуюся высылку Замятина носила скорее характер психологической контрфобии. Приведу примеры из дневника.

30 сентября 1922 г. Чуковский записывает о вечере датского писателя М. Андерсена-Нексе: "Замятин был тут же. Он либеральничал. Когда говорили о писателях, он сказал: да, мы так любим писателей, что даже экспортируем их за границу. Пильняк специально ходит к Зиновьеву хлопотать о Замятине, и я видел собственноручную записку Зиновьева с просьбой, обращенной к Мессингу: разрешить З<амяти>ну поездку в Москву. Анненков, когда увидел эту записку, долго говорил со мной, что ежели Замят<ин> такой враг с<оветской> вл<асти>, то незачем ему выпрашивать записочки и послабления. Вся борьба Замятина бутафорская и маргариновая"15.

История с арестом Замятина получила отражение в замятинской шутливой "Краткой истории всемирной литературы... "16. А 8 января 1923 г. в связи с ее чтением Чуковский записывает: "Замятин читал какую-то витиеватую, саморекламную и скучноватую хрию - История Всемирной Литературы, где были очень злобные строки по моему адресу: будто я читал пришедшим меня арестовывать большевикам стихи моего сына в "Накануне" и они отпустили меня на все четыре стороны, а он, Замятин, был так благороден, что его сразу ввергли в узилище. Хитренькое, мелконькое благородство, карьеризм и шулерство"17.

Еще жестче запись от 24 апреля 1923 г., сделанная в связи с новыми попытками выслать Замятина: "Гулял с Анной Ахматовой по Невскому, она провожала меня в Госиздат и рассказывала, что в эту субботу снова состоялись проводы Замятина. Меня это изумило: человек уезжает уже около года и каждую субботу ему устраивают проводы. Да и никто его не высылает - оббил все пороги, накланялся всем коммунистам - и вот теперь разыгрывает из себя политического мученика"18.

Вряд ли можно признать справедливыми эти оценки - ведь и арест, и предполагавшаяся высылка Замятина были не случайными, а затруднения, с которыми он столкнулся при попытке выехать из страны, имели вполне объективный характер.

Нарастающее неприятие начинает сказываться и в литературных оценках Чуковского. 20 января 1923 г. он записывает в связи с чтением Замятиным пьесы "Общество Почетных Звонарей": "Старательно, и непременно, чтобы был анархизм, хвалит дикое состояние свободы, отрицает всякую ферулу, норму, всякий порядок, - а сам с ног до головы мещанин"19. "Роман Замятина "Мы" мне ненавистен. Надо быть скопцом, чтобы не увидеть, какие корни в нынешнем социализме. Все язвительное, что Замятин говорит о будущем строе, бьет по фурьеризму, который он ошибочно принимает за коммунизм. А фурьеризм "разносили" гораздо талантливее, чем Замятин: в одной строке Достоевского больше ума и гнева, чем во всем романе Замятина" (запись от октября 1923 г.)20. Скрытая полемика с замятинским романом вошла в книгу Чуковского "Две души Максима Горького"21.

Осложнившиеся отношения Замятина и Чуковского не приостановили их деловых контактов - они продолжают работать в журнале "Современный Запад", готовить книги для издательства "Всемирная литература" и др. А 1924-й год стал апогеем их делового сотрудничества: тогда они вместе с А.М. Эфросом и А.Н. Тихоновым редактируют журнал "Русский современник".

Однако тональность писем (в первую очередь, замятинских) меняется. Это уже преимущественно записки делового характера. Неудивительно, что после 1924 г., когда издание "Русского современника" было приостановлено, в их переписке наступает почти двухлетний перерыв (в личных отношениях такая пауза наступила в 1926-1928 гг.)22.

Последние два письма Чуковского обращены уже не столько к Замятину - другу и единомышленнику, сколько к Замятину - главе (во второй половине 1920-х гг.) Конфликтной комиссии Всероссийского союза писателей. А после 1928 г. в дневнике Чуковского (по крайней мере, в его опубликованной части) нет уже ни одного упоминания о Замятине. Даже такие факты, как шумная история с "разоблачением" публикации "Мы" в эмигрантской печати 1929 г., отъезд Замятина за границу в 1931 г. и его кончина в 1937 г., оказались не отмеченными Чуковским ни в дневнике, ни в воспоминаниях. Крайне обрывочны и скупы были и устные воспоминания Чуковского о Замятине, записанные в 1967 г А.Н. Стрижевым23. Похоже, что Чуковский последовательно "вытесняет" фигуру Замятина из своего сознания - как и все, что могло бы свидетельствовать о реальной оппозиционности Замятина советскому строю.

История взаимоотношений Замятина и Чуковского имеет не только историко-литературный интерес, но, как мне кажется, характерна и для той идейно-психологической эволюции, которую переживало писательское сообщество в 1920-е гг.24. Процесс интериоризации новой идеологической системы шел в разных формах, но, кажется, был неизбежен для всех. И размежевание шло не столько по литературно-эстетическим, сколько по общественным критериям.

Переписка Е.И. Замятина и К.И. Чуковского публикуется по автографам, хранящимся в ОР ИМЛИ (Ф. 47. Оп. 3. Ед. хр. 206-207; приложение - Ф. 183. Оп. 2. Ед. хр. 6) и РО РГБ (Ф. 620. Карт. 64. Ед. хр. 42). Недатированные письма датируются на основании упомянутых фактов, по ответным письмам и другим косвенным сведениям. Приношу глубокую благодарность А.П. Гагарину, Е.Ю. Литвин, Е.Р. Обатниной, В. Познер, А.В. Сиренову и Е.Ц. Чуковской за помощь при подготовке настоящей публикации.

Работа над публикацией осуществлена при поддержке: Research Support Scheme of the Open Society Institute / Higher Education Support Programme, 1996, RSS №168/1996.

В данной публикации приняты следующие условные сокращения двух журналов: PC - Русский современник, СЗ - Современный Запад.

1 В вечере также анонсировалось участие М. Горького и В.Я. Шишкова, см.: Новая петроградская газета. 1918. 8 августа.

2 Готовясь к лекциям по русской литературе конца XIX - начала XX вв., Замятин штудировал критические работы Чуковского (см., напр., лекцию "Арцыбашев" - ОР ИМЛИ. Ф. 47. Oп. 1. Ед. хр. 175, а также: Замятин Е. Техника художественной прозы / Публ. А.Н. Стрижева // Лит. учеба. 1988. № 6. С. 80).

3 Замятин. Я боюсь. С. 114-115.

4 9 апреля 1919 г. этот вопрос обсуждается в петроградском Профессиональном союзе писателей; 16 мая об этом М. Горький пишет Д. Семеновскому; 7 июня К. Чуковский записывает в дневник: "Мы с Тихоновым и Замятиным затеяли журнал "Завтра" (Блок А.А. Записные книжки. 1901-1920. М., 1965. С. 455: Летопись жизни и творчества А.М. Горького. Вып. 3. М., 1959. С. 126; Чуковский-1. С. 112, 485).

5 См.: Устинов А., Сажин В. Ожог: К истории невышедшей "Литературной газеты" // Лит. обозрение. 1991. № 2. С. 95-96.

6 Вейдле В. Журнал "Русский современник" // Русский альм. Париж, 1981. С. 393.

7 РГБ. Ф. 620. Карт. 15. Ед. хр. 13.

8 О том, что пьеса воспринималась прежде всего в связи с современностью, свидетельствует и тот факт, что ее публикация послужила поводом к повторному решению о высылке Замятина. См.: Галушкин-3. (9-15 окт.).

9 Ремизов А. Первое произведение: Ни за нюх табаку // Жизнь искусства. 1920. 31 июля / 1 авг. (№ 518/519).

10 Опубликовано только в 1989 г., см.: Замятин. Избранные произведения.

11 Купюра публикатора дневника.

12 Чуковский-1. С. 196. Отмечу, что Замятину также были чужды некоторые черты личности Чуковского: в первом варианте воспоминаний об А.А. Блоке, датируемом 1921 г., присутствовала фраза: "И в то время, как у ловких литераторов (вроде критика Чуковского) было по четыре - пять "пайков" из разных мест, Блоку приходилось довольствоваться одним" (BAR. Box 2).

13 Впервые: Накануне. Берлин, 1922. 4 июня (Лит. прил.); полностью - Переписка А.Н. Толстого / Вступ. ст., сост., подгот. текста и коммент. А.М. Крюковой. М., 1989. Т. 1. С. 312. Эта публикация вызвала большое возмущение в литературных кругах; в частности, А.П. Пинкевич писал М. Горькому в июне 1922 г.: "Получилось нечто вроде доноса" (Там же. С. 329). Ср. в письме С.П. Довгелло-Ремизовой А.В. Тырковой-Вильямс от 9 июля 1922 г.: "<...> Здесь так много тяжелого, одна история с Толстым чего стоит! Ариадна Владимировна, ведь он просто мерзавец после этого письма Чуковского с доносом! Приехали Зайцевы и рассказывают, что в России страсть как возмущены Толстым. Еще бы! И уже есть последствия, уже кого-то пайка лишили и т.д." (сообщено Р.М. Янгировым). Многочисленные печатные отклики описаны: Корней Иванович Чуковский: Биобиблиогр. ук-ль / Сост. Д.А. Берман. М., 1999. С. 110-111. См. также: Флейшман Л., Хьюз Р., Раевская-Хьюз О. Русский Берлин, 1921-1923. Paris, 1983. С. 35-44.

14 Замятин был арестован 17 августа 1922 г. в связи с высылкой из страны группы философов, литераторов, экономистов. Об этом аресте, а также возможных обстоятельствах его отмены см. подробнее в публикациях: Замятин - Воронскому. С. 12-23; Любимова М.Ю. "Высылка отсрочена до особого распоряжения...": Документальные штрихи к биографии Евгения Замятина // Всемирное слово. 1996. № 9. С. 71-73; Файман. С. 80-88; Галушкин-3 (2-29 окт.).

15 Чуковский-1. С. 217.

16 См.: Краткая история всемирной литературы от основания и до сего дня / Публ. ТроицкогоД.И. Зубарева // Память: Ист. сб. Вып. 5. М., 1981 / Париж, 1982. С. 287-309.

17 Чуковский-1. С. 229.

18 Там же. С. 242.

19 Там же. С. 231.

20 Там же. С. 250.

21 См.: Чуковский К. Соч.: В 2 т. М., 1990. Т. 2: Критические рассказы. С. 365-366.

22 3 января 1928 г. Чуковский записывает в дневнике: "Вечером был у Замятина. Не были др<уг> у друга около 2-лет" (Чуковский-1. С. 436).

23 Примечательно, что в них Чуковский особо подчеркивает замятинское неприятие советской власти, вплоть до игнорирования нового календаря. См.: Замятин на фоне эпохи: Дневники. Письма. Воспоминания / Публ. А.Н. Стрижева // Лит. учеба. 1994. № 3. С. 105-106.

24 К. Кларк остроумно характеризует ее как "тихую революцию". См.: Clark К. The "Quiet Revolution" in Soviet Intellectual Life // Russia in the Era of NEP: Explorations in Soviet Society and Culture / Ed. by S. Fitzpatrick, A. Rabinowitch and R. Stites. Bloomington, 1991. P. 210-230.

1. E.И. Замятин - К.И. Чуковскому

24 августа 1918 г.
Петроград
11/24-VIII-1918. СПб.

Дорогой Корней Иваныч.

Сегодня еду в уездное1. Последние дни страдал типографским сатириазисом2 и имел сношения с добрым десятком типографий - на предмет розыска шрифтов и бумаги. И только сегодня, наконец, получил удовлетворение - хоть по части шрифта. На Моховой 40 (типогр<афия> Устинова) нашел шрифт, сделанный некогда по заказу Дягилева для Ежегодника Имп<ераторских> Театров3.

Но бумажка (в той же типографии) - желтенькая, тоненькая. Нельзя ли попробовать у Маркса4 достать чуть потолще, тоже желтоватой (такая именно подойдет к шрифту)?

"На куличках" - устраиваю в Москве (вероятно, в альманахе изд<ательств>ва "Задруга")5. Пусть "Петербург", удовлетворив аппетит "Уездным", не очень торопится со второй моей книгой6.

Через месяц будет готова новая повесть ("Север"), листа в 3. Примите к сведению на предмет альманаха. Если занадобится - известите раньше, а то может случиться - продам повесть на корню7.

Жму Ваши красноречивые руки. Привет Марии Борисовне8 и всей Ермоловской9 кают-компании: питекантропософу Петрову-Водкину10, сийского письма11 Летковой12, Болгарин-Савич13 и прочим.

Кланяется Вам также Григорьев-Вытегорский14. На Вытегре - он убил медведя или медведь его - я что-то плохо понял15.

Ваш Евг. Замятин

P.S. Людмила Ник<олаевна>16 просит вложить в письмо керосин и мыло: перевести их из астрального в материализованное состояние невозможным, ибо они где-то там не были прикреплены17.

Е.З.

1 Замятин пишет о своей поездке в Лебедянь, где он прожил с конца августа до середины октября 1918 г. (РНЗ. С. 216, 226).

2 Сатириазис (сатириаз) - медицинский термин, обозначающий болезненно повышенную половую возбудимость у мужчин.

3 Дягилев Сергей Павлович (1872-1929) - театральный и художественный деятель, один из основателей объединения "Мир искусств"; в 1898-1900 гг. - редактор "Ежегодника императорских театров".

4 Товарищество издательского и печатного дела А.Ф. Маркс (основано в 1907 г.; к ноябрю 1919 г. свою деятельность прекратило).

5 "Задруга" - кооперативное товарищество издательского и печатного дела (1911-1922). Планируемый альманах в свет не вышел (см.: РНЗ. С. 217); повесть "На куличках", конфискованная в 1914 г. царской цензурой, была републикована в 1923 г. в первом выпуске альманаха "Круг".

6 Речь идет о неосуществленном издании альманаха "Петербург" (см.: РНЗ. С. 222). См. также в письме Замятина В.П. Полонскому от 30 июня 1918 г.: "С осени затевает выпуск альманахов Чуковский; уже я ему обещал повесть" (РГАЛИ. Ф. 1328. Oп. 1. Ед. хр. 147).

7 Повесть "Север" была закончена к началу 1919 г.; впервые опубликована в "Петербургском альманахе" Издательства З.И. Гржебина (Пб.; Берлин, 1922). См. также ниже примеч. 15.

8 Чуковская Мария Борисовна (1880-1955) - жена К.И. Чуковского.

9 От названия курортного поселка Ермоловка (Ермоловская) около Сестрорецка под Петроградом, где часто отдыхал после революции Чуковский.

10 Петров-Водкин Кузьма Сергеевич (1878-1939) - художник, мемуарист. Замятин иронизирует, очевидно, над его увлечением антропософией.

11 Вероятно, Замятин имеет в виду Сийский иконописный подлинник - иллюстрированное руководство для иконописцев, - созданный во 2-й половине XVII в. в Антониево-Сийском монастыре. См.: Покровский Н.В. Сийский иконописный подлинник. Вып. 1-4. СПб., 1895-1898. (Памятники древней письменности и искусства; Вып. 106, 113, 122, 126).

12 Леткова (в замуж. Султанова) Екатерина Павловна (1856-1937) - прозаик, мемуарист, переводчик.

13 Вероятно, Савич Людмила Федоровна (1865-?) - художница.

14 Григорьев Борис Дмитриевич (1886-1939) - художник, эмигрировал в 1919 г. Его письма Замятину опубликованы (см.: Григорьев - Замятину, Григорьевы - Замятиным). Вытегра - город в Вологодской области.

15 Возможно, что этот случай отразился в повести Замятина "Север", над которой он работал именно в это время; ср.: Замятин. Я боюсь. С. 160.

16 Замятина (урожд. Усова) Людмила Николаевна (1883-1965) - жена Замятина.

17 Речь идет о документах на получение промышленных товаров, распределением которых занимался ряд государственных структур.

2. Е.И. Замятин - К.И. Чуковскому

1920 г.
Петроград

Dear Mr. Chukowsky,

if you could just now supply me with the "Time engine"1 & other books you have I should be very obliged.

Yours truly
E. Zamiatin2

1 Роман Г. Уэллса "Машина времени". Просьба связана, очевидно, с готовящимся переизданием романа, которое вышло под редакцией и со статьей Замятина, см.: Уэллс Г. Дж. Машина времени / Пер. с англ. Э. Пименовой. Пб., 1920.

2 Дорогой г-н Чуковский, если бы Вы смогли сейчас снабдить меня "Машиной времени" и другими книгами, которыми Вы располагаете, я был бы очень обязан. Искренне Ваш Е. Замятин (англ.).

3. Е.И. Замятин - К.И. Чуковскому

2 июля 1921 г.
Петроград

Дорогой мой Чуковский.

11-го июня, в 8 час<ов> веч<ера>, на полу в гостиной Дома Искусств1 Вы лишили меня невинности. А потому я расскажу Вам совершенно бесстыдно и секретно, что в Москве за мною ухаживали две женщины, одна из них - очень красивая. И эту одну я с большим удовольствием целовал. Что поделаешь: красивая очень. Правда, ей я не дал бы и не дам больше 4-5 вершков соответствующей части себя (4 или 5 - не знаю: никогда не измерял), а другой отрезал бы здоровенный ломоть души. Но все-таки похоже: единожды согрешив - останешься грешником. И в праведники я не гожусь.

Кроме того, в Москве я читал - в Союзе Пис<ателей> и в Доме Печати2. Репертуар был один и тот же: "Ловец человеков" + маленький рассказ (для Дома П<ечати> нарочно взял "Пещеру")3. В Союзе был облаян нещадно Абрамовичем и Патрашкиным4 и обхвален Рогачевским, Лидиным, Пастернаком, Ефросом5; последний поставил диагноз: экспрессионизм. По окончании - интимные комплименты делал Айхенвальд6.

Когда шел в Дом Печати, вспоминал одну американскую забаву: в будке - окошечко, в окошечко выставил голову негр, и джентельмэны лупят в голову кожаными мячами, а негр вертит головой7. К удивлению, негром я не был. Выступало несколько неизвестных мне комплиментариев, очень патетических. Потом - иксовая коммунистка, которой понравился английский рассказ и очень не понравилась "Пещера" (нужно Те Deum, а там - Miserere8). И наконец - Полонский9, очень корректно, и лестно, и длинно. А в заключение - слово было предоставлено автору. Маститый автор был в ударе, очень ловко выбрил коммунистку и был награжден аплодисментами.

Был у Пильняка в Коломне10. Четырехкомнатный - священничий домик в ограде; двухвершковые окошки; фикусы; веснушчатая и беременная жена11; хлебные крошки на столе; гудят мухи. И Пильняк, лезущий на любую проходящую женщину.

Сейчас сижу над корректурой журнала12. Все уже набрано. Больше половины бумаги (Вы, вероятно, это уже знаете) раскрадено - в типографии или где еще. Надо доставать новой. Приходится возиться со всем этим. А Вы, черт, нюхаете там липы и слушаете кукушек.

Напишите мне по чистой совести, все сообразив и обмозговав (Вам на месте виднее): стоит ли и удобно ли мне приезжать в Холомки (точнее - в Устье)13 или лучше не стоит? Волынский14 демонстрировал мне Ваше письмо - оно не очень меня радует.

Если не поеду - не важно: буду сидеть тут и доделывать злейший роман15.

Людм<ила> Ник<олаевна> говорит, что Вы звали ее (по телефону) в Устье. Это Вы всерьез - или только так?

Пишите.

Ваш Евг. Замятин.

2-VII-1921. СПб.

Напишите, куда и как мне пойти, чтобы стать зубастым: совсем обеззубел, а денег нет. Может, нужна Ваша записка?

1 Дом искусств - организация работников искусств в Петрограде (1919-1922); создана при активном участии К.И. Чуковского; в деятельности Дома искусств большое участие принимал и Замятин.

2 Эти выступления в клубе Всероссийского союза писателей и Доме печати состоялись соответственно 13 и 24 июня 1921 г., ср.: РНЗ. С. 233, 237, а также отчет о выступлении в Доме печати: Замятин. Я боюсь. С. 250 - 251.

3 Рассказы "Ловец человеков" и "Пещера" к тому времени не были напечатаны; опубликованы соответственно в № 2 журнала "Дом искусств" за 1921 г. и в № 5 журнала "Записки мечтателей" за 1922 г. Выбор "Пещеры" именно для Дома печати носил несколько провокационный характер, так как это учреждение (в отличие от Всероссийского союза писателей) имело просоветскую ориентацию.

4 Абрамович Николай Яковлевич (1881-1922) - критик, прозаик, публицист; Патрашкин Сергей Тимофеевич (1875-1953) - писатель и журналист, более известный под псевдонимом "Григорьев".

5 Львов-Рогачевский Василий Львович (наст. фам. Рогачевский; 1874-1930) - литературовед и критик; Лидин Владимир Германович (наст. фам. Гомберг; 1894-1979) - прозаик; Эфрос Абрам Маркович (1888-1954) - искусствовед и поэт, переводчик.

6 Айхенвальд Юлий Исаевич (1872-1928) - литературный критик.

7 Этот образ Замятин позднее использовал в письме А.И. Рыкову, характеризуя общее отношение к своему творчеству советской критики, см.: Галушкин-3. (16-22 октября). С. 10. 8 "Те Deum..." (лат.) - начало и название благодарственной католической молитвы: "Miserere..." (лат.) - начало покаянной католической молитвы.

9 Полонский Вячеслав (наст. фам. Гусин Вячеслав Павлович; 1886-1932) - историк, литературовед и критик.

10 Пильняк Борис Андреевич (наст. фам. Вогау; 1894-1938) - писатель, близкий знакомый Замятина. Пильняк и Замятин познакомились, очевидно, еще весной 1921 г. в Петрограде; во всяком случае уже ко времени выступлений Замятина в Москве писатели были знакомы и Пильняк участвовал в их организации, см.: Любимова М.Ю. Е.И. Замятин и Б.А. Пильняк: (Материалы к биографиям) // Источниковедческое изучение памятников письменной культуры. СПб., 1994. С. 98. Ср. другое свидетельство о посещении Пильняка в Коломне: РНЗ. С. 235-237.

11 Соколова Мария Алексеевна - врач, первая жена Б. Пильняка.

12 Речь идет о № 2 журнала "Дом искусств".

13 Холомки - имение кн. А.Г. Гагарина в Псковской губ, под г. Порховом. Здесь, а также в соседнем имении Новосильцовых "Вельское устье" по инициативе М.В. Добужинского и М.Д. Гагариной и при помощи М. Горького под эгидой петроградского Дома искусств была организована колония для писателей и художников (см. подробнее в комментариях М.В. Безродного к мемуарному очерку В.Ф. Ходасевича "Поездка в Порхов": Лит. обозрение. 1989. № 11). Замятин посетил усадьбу и мае и августе-сентябре 1921 г. (см.: Чуковский-1 С. 170; РНЗ. С. 229; Ходасевич В. Собр. соч. М., 1997. Т. 4. С. 435, 436; публ. И.П. Андреевой).

14 Волынский Аким Львович (наст. фам. и имя Флексер Хаим Лейбович: 1861-1926) - литературный и балетный критик, искусствовед.

15 Речь идет о романе "Мы".

4. К.И. Чуковский - Е.И. Замятину

Начало июля 1921 г.
Холомки

Дорогой Евгъ!

Соскучился я по Вас ужасно. Приезжайте непременно1. Здесь восхитительно - даже я немного отмяк, хотя у меня почти ничего не наладилось. (Трудно с такой огромной семьей). Но Вам вдвоем (или одному) здесь будет блаженство. Дети играют в городки, купаются, Коля2 ухаживает за поповной3, состязается с Петей4 в цыганской борьбе и т.д. Общежитие в Бельском Устье почти оборудовано. Нам дали рожь (2 десят<ины>), лошадей, покосы, огороды и проч<ее>. Но ни один писатель не приехал. Гоните сюда Немировича, Нельдихена, Андрея Белого, Ив<анова->Разумника, Лернера5 - кого хотите, но гоните. Если Вы не приедете, мы враги навеки. С<офья> А<ндреевна>6 часто видается со мною. Мы очень дружим, поджидаем Вас. Слушаем в лесу коростелей - ждем Ваших писем. Приезжайте. Напишите, когда приедете, мы вышлем лошадей.

Ваш Чуковский

1 Аналогичные письма с приглашением К.И. Чуковский адресовал и другим писателям; в частности, Е.П. Летковой-Султановой. См.: "Я люблю Ленинград любовью писателя...": Из писем К. Чуковского / Вступ. зам., публ. и коммент. Л. Крысина // Звезда. 1972. № 8. С. 194.

2 Чуковский Николай Корнеевич (1904-1965) - сын К.И. Чуковского, писатель.

3 Черняховская (урожд. Василькова) Лидия Сергеевна - дочь местного священника о. Сергия.

4 Гагарин Петр Андреевич (1904-1938) - сын кн. А.Г. и М.Д. Гагариных.

5 Немирович-Данченко Василий Иванович (1844/1845-1936) - прозаик; Нельдихен (Ауслендер) Сергей Евгеньевич (1891-1942) - поэт; Белый Андрей (наст. фам. и имя Бугаев Борис Николаевич: 1880-1934) - поэт, прозаик; Иванов-Разумник (наст. фам. и имя Иванов Разумник Васильевич; 1878-1946) - литературный критик и публицист; Лернер Николай Осипович (1877-1934) - историк литературы, литературовед, пушкинист.

6 Княжна Гагарина Софья Андреевна (1892-1979) - художник-график, дочь кн. А.Г. и М.Д. Гагариных; после смерти отца была назначена заведующей Народным Домом им. В.И. Ленина в Холомках и занималась "интенсивной деятельностью по устройству спектаклей" (Лит. обозрение. 1989. № 11. С. 111); в 1935 г. эмигрировала в США. Н.К. Чуковский вспоминал о Холомках: "У Евгения Ивановича была и особая причина приезда, - он был влюблен в Софью Андреевну Гагарину, и между ними тянулся долгий и, по-видимому, трудный для обоих роман" (Чуковский Н. Литературные воспоминания / Сост. М.Н. Чуковская. М., 1989. С. 94). См. об этих отношениях также в воспоминаниях К.И. Чуковского и И.Б. Кустодиевой: Лит. учеба. 1994. № 3. С. 106, 118.

5. Е.И. Замятин - К.И. Чуковскому

Между 6 и 19 июля 1921 г.
Петроград

Дорогой мой Качэ.

Вы, явно, не получили моего письма. А жаль: это было первое мое любовное письмо Вам. Там был подробный отчет о том, как я склонялся в Москве.

Вот конспект:

Д<ействие> I.

Им<енительный> п<адеж>. Приехал Евг З-ъ
Род<ительный>. Рассказы а
Дат<ельный>. Ура! у
Вин<ительный>. По морде а

Д<ействие> II.

Твор<ительный>. Целуется с ым
Предл<ожный>. Скучает по у

Оба действия - в Москве: I - в Союзе Писателей и в Доме Печати; II - в private room1. Склонения во множ<ественном> числе нет, ибо я - единственный, но не ее собственность, а - собственная.

Письма Вы не получили, п<отому> ч<то> оно было адресовано на Вельское Устье (мне сказали, что Вы там); м<ожет> б<ыть>, там его и найдете.

Теперь о гражданском долге. Я в гражданских долгах - как в шелку: хожу и шуршу.

Первое, что должен кончить здесь: журнал. Вы дезертировали; Алянский - высиживает Алконостовские яйца2; Миша Сл<онимский> - преимущественно влюблен3; я - один. Пришлось самому держать корректуру; пришлось написать самому три статьи - вместо Мишиных, влюбленных (о Вестн<ике> Литературы, о Д<оме> Иск<усств>, о Союзе Пис<ателей> и Литер<атурной> Газ<ете>[4). Пришлось самому доставать бумагу: достал.

Второй долг: достать денег, чтобы могла выехать Л<юдмила> Н<иколаевна>, = достать луну с неба. Денег - ни у Гржебина, ни в Доме Иск<усств>. ни во Всемирной5. На след<ующей> неделе будут во Всем<ирной>, и я сидел - кончал большую статью об Уэллсе, чтобы иметь хоть 150-2006.

Еще долг - кончить роман (чем теперь и болен)7. Еще долг - съездить к матери8, к<отора>я больна (из Москвы поехать не мог - был в соответствующих местах разрушен путь). Еще долг - идти с Добуж<инским>9 куда-то ради спасения Дома Иск<усств> (к<оторы>й хотят сделать колонией Политпросвета10). Словом, видите - весь шуршу. И в Холомки (Устье) попаду только позже. Попаду для того, чтобы, презрев все долги, писать.

Видел Ремизова11: поехать пока не может, его выселяют с казенной квартиры. Разумник - болен. У Лернера - девочки в санатории. Волынский - вообще может уже только языком. Белого и Данченко - еще не видел.

Есть куча предложений. Зовут меня в Невель и Витебск - прочитать 2 лекции от Дома Литер<аторов>12 (300 бумажек). Зовет Ташкентский Университет - сулят гору всяких персидских благ. Зовут в Ялту: туда и обратно - в санитарном поезде со всеми удобствами; там - комната, море, прислуга, фрукты, продовольствие, полбутылки вина в день; и за это - раз или два в неделю заниматься в Студии. Это оборудовал наш друид и поэт Гум13, только что вернувшийся из Крыма14: Семашко15 требует в Ялту 10 писателей и 10 поэтов - по выбору Союза Пис<ателей>; и Союза Поэтов16. Не махнуть ли нам с Вами в Ялту, выбросив в окошко все долги? Жду ответа; занесу Вас в кандидаты. Можно поехать не с первой партией, а со второй - месяца через 1 ? - и пробыть там месяц17.

В Доме Иск<усств> - пахнет дохлой кошкой; не хочется туда заходить. Единственное, что копошится - журнал. Да и тот - не знаю, как обойдется с цензурой; этих трусов пугает даже О.Ц.У.П.18: зачеркнули одно его стихотворение во 2 № "Дракона"19. Если с цензурой обойдется - № выйдет хорош. Отчего Вы уехали, не давши обещанного о "Двенадцати"?20

В Москве был в Лито и говорил о Вас с Серафимом21. Посылаю образец договора. Если Вы напишете такой договор на книгу листов в 20-25 (несуществующую), то можете получить в виде аванса ? гонорара, т<о> е<сть> тыс<яч> по 25-30 с листа. Пишите и посылайте туда22.

Я говорю с присвистом: вывалились пломбы из зубов, и не на что починиться. Пришлите записку - куда и к кому пойти. Не могу же я к Вам, этакому зубастому, приехать беззубый.

Му best23 - С<офье> А<ндреевне>

Ваш Евг. З.

Как трудно теперь выехать, Дзиговский24 Вам расскажет. Султановой выезда не дали до декабря. Позже - нужны тысячи (к<оторы>х нет)25.

1 Отдельный кабинет (англ.)

2 Алянский Самуил Миронович (1891-1974) - издатель, основатель и владелец издательства "Алконост" (1918-1923).

3 Слонимский Михаил Леонидович (1897-1972) - прозаик; был секретарем журнала "Дом искусств".

4 Заметки о журнале "Вестник литературы" (1919-1922), о не вышедшем № 1 "Литературной газеты", о деятельности Дома искусств и петроградского Всероссийского союза писателей были опубликованы в № 2 "Дома искусств" без подписи; первая из них недавно републикована: Замятин. Я боюсь. С. 64-65.

5 Упомянуты: Издательства З.И. Гржебина (1919-1923) и "Всемирная литература" (1918-1924).

6 Замятину принадлежат несколько предисловий к переводам романов Г. Уэллса, вышедшим в 1919-1923 гг. во "Всемирной литературе". В данном случае имеются в виду или предисловие к книге: Уэллс Г. Невидимка. Пб., 1922, или к книге: Уэллс Г. Неугасимый огонь. Пб., 1922.

7 Речь идет о романе "Мы".

8 Замятина Мария Александровна (урожд. Платонова; 1864-1925).

9 Добужинский Мстислав Валерианович (1875-1957) - театральный художник, живописец, график.

10 Главный политико-просветительный комитет при Наркомпросе. Учрежден в 1920 г., реорганизован в 1930 г. Главполитпросвет руководил массовым политическим просвещением взрослых (ликвидация неграмотности, избы-читальни и пр.), а также партийным просвещением. По поводу предполагаемого изменения статуса Дома искусств в печати сообщалось: "Есть слух, что "Дом искусств" будет превращен в "Дом рабочего искусства". Нельзя ли с этим поторопиться?" (В-Кн. <Князев В.В.>. Литературные новости // Крас. газ. 1921. 10 сент.).

11 Ремизов Алексей Михайлович (1877-1957) - прозаик.

12 Дом литераторов (1918-1922) - петроградская литературная организация.

13 Здесь и ниже - прозвище Николая Степановича Гумилева (1886-1921). Друиды - древнеирландские жрецы-поэты, воспетые Н.С. Гумилевым, в частности, в стихотворении "Канцона третья" (сборник "Костер").

14 Поездка Н.С. Гумилева в Севастополь состоялась в июне 1921 г.; в Петроград он возвращается 6 июля (см.: Степанов Е. Николай Гумилев: Хроника // Гумилев Н. Соч.: В 3 т. М., 1991. Т. 3. С. 425).

15 Семашко Николай Александрович (1874-1949) - советский партийный и государственный деятель, с 1918 г. - нарком здравоохранения.

16 Всероссийский союз поэтов (1918-1929) - литературная организация, имела отделения в Москве, Петрограде и др. городах.

17 Эти и упомянутые выше планы не осуществились.

18 От имени поэта Николая Авдеевича Оцупа (1894-1958). Его фамилия каламбурно расшифровывалась К.И. Чуковским как: Общество Целесообразного Употребления Пищи (см.: Чукоккала. С. 119, 143/156).

19 Речь идет о книге: Альманах Цеха поэтов. Пг.: Цех поэтов. 1921. Кн. 2 (издание петроградского Цеха поэтов, первый выпуск альманах Цеха вышел под заглавием "Дракон").

20 Здесь и ниже речь идет об отрывках из книги Чуковского об А.А. Блоке, над которой он работал с 1919 г. Книга вышла отдельным изданием в 1922 г.

21 Серафимович Александр Серафимович (наст. фам. Попов; 1863-1949) - прозаик, в то время - глава Литературного отдела Наркомпроса (Лито).

22 Литературный отдел Наркомпроса в то время приобретал для издания рукописи писателей и критиков.

23 Мои лучшие (агл.) - усеченная форма от традиционного "Мои лучшие пожелания". 24 Неустановленное лицо.

25 Очевидно, обсуждаются возможности нелегального выезда за границу с помощью контрабандистов.

6. К.И. Чуковский - Е.И. Замятину

19 июля 1921 г.
Холомки
VII 19

Моисеевич1 приехал. Не пишите мне на Устье - это канитель. Моисеич и Юрий Ник<олаевич> Султанов2 поселились в Устье - честь и слава Чуковскому, собравшему из развалин колонию! Яблоки почти созрели. Огурцы - вот-вот. Женщин тут несметное количество. Запишите меня в крымскую авантюру, поедем вместе! Я здесь читаю с успехом - вся интеллигенция слушает. Погода установилась чудесная. Пишите нам почаще, нам - потому что письма Ваши двуспальные, уж очень нарядно написаны: хотя в рамку. Я и не знал, что Вы так здорово пишете письма!

Успехам Вашим рад до чрезвычай=ности. И она тоже3.

Ваш К.Ч.

Я нисколько не поправился, напротив. Но здесь чудесно. Лучше всяких Крымов. Сердечный привет Лернеру! Зовите Лернера сюда.

1 По-видимому, Волковыский Николай Моисеевич (1881 - после 1940) - литератор, в то время один из руководителей петроградского Дома литераторов. Письма Чуковского ему о писательской колонии в Холомках и Бельском устье см : "И собрать эшелон писателей" // Публ. и вступ. ст. Т. Кукушкиной // Невское время. 1992. 2 апр.

2 Султанов Юрий Николаевич (?-1937) - переводчик, хранитель музея "Старый Петербург"; сын Е.П. Летковой-Султановой.

3 Под "успехами", наверное, имеются в виду московские выступления Замятина (см. письма 3 и 5). "Она" - С.А. Гагарина.

7. Е.И. Замятин - К.И. Чуковскому

4 августа 1921 г.
Петроград

Дорогой Качэ.

Я живу зимнее, т<о> е<сть> жизнь сосредотачивается в двух органах: в том, которым мы пишем, и в том, которым мы заседаем. Когда кто-нибудь очень голодает, а мы не очень - это оказывается Броун-Секаром1 и моя задничная энергия удваивается: заседания в К<омите>те помощи голодающим2 и по части некого сборника.

Сейчас в природе существуют три сборника в пользу голодающих: один Дома Литераторов - с редьками3; другой - Го<рьк>овский - с горьким редактором4; и третий, затеянный L-td. С°- Щеголев, Ремизов, Белый, Ахматова, Алконост5, Блок, я - и по ученой части Ольденбург6. Этот третий буд<ет> печататься в Финляндии, в 25.000 экз<емплярах>, из к<оторы>х большая часть пойдет за границу, и будет он направления развратного, - ибо задержать такой сборник в пользу голодающих или конфисковать его - неудобно. И вот хорошо, если бы Вы дали небольшую статью - так, в 5-8 страничек - актуальную, очерк русской литературы за посл<едние> годы, или кусок из статьи о Блоке - что придумаете. И попросите рисунок, заставку или виньетку у Добужинского. Ответа ждем скоро.

Е.З.

4-VIII

Помещать ли нам Горького в числе редакторов во 2-м № "Дома Искусств"?7

1 Броун-Секар Шарль (1817-1894) - французский физиолог и невролог; положил начало, в частности, методам омоложения организма путем впрыскивания вытяжки половой железы. В 1920-е гг. в аптеках продавалась "Секаровская жидкость", изготавливавшаяся из семенников животных.

2 Всероссийский Комитет помощи голодающим, утвержденный ВЦИК 21 июля 1921 г. для помощи пострадавшим от голода в Поволжье; через месяц распущен по инициативе В.И. Ленина решением того же ВЦИК; многие члены Комитета были арестованы ЧК и подвергнуты высылке; вместо Комитета была создана Центральная комиссия помощи голодающим (под председательством М.И. Калинина).

3 От имен литературоведа и критика Александра Мефодиевича Редько (1866-1933) и его супруги, артистки и критика Евгении Исааковны Редько (урожд. Шефтель. 1869-1955), писавших в соавторстве под псевдонимом "А.Е. Редько". В 1919-1922 гг. А.М. Редько уходил в руководящие органы Дома литераторов. О подготовленном Домом литераторов сборнике из произведений 50 авторов см.: Книга и революция. 1921. № 12. С. 98; Мартынов И.Ф., Клейн Т.П. К истории литературных объединений первых лет советской власти: (Петроградский Дом литераторов. 1918-1922) // Рус. литература. 1971. № 1. С. 132.

4 Извещения о подготовке этого сборника Петроградским отделением Госиздата (редакционный комитет в составе: М. Горький, И. Ионов, Н. Морозов. А. Луначарский, С. Ольденбург, М. Добужинский, А. Бенуа, И. Бродский, С. Чехонин) см.: Жизнь искусства. 1921. 2 авг.; Красная газ. 1921. 3 авг.; Книга и революция. 1921. № 12. С. 98.

5 С.М. Алянский.

6 Щеголев Павел Елисеевич (1877-1931) - литературовед, историк, прозаик и драматург; Ольденбург Сергей Федорович (1863-1934) - ученый-востоковед. В печати сообщалось, что подготавливаемый сборник "Ветвь" выйдет под редакцией Замятина, а также А.А. Ахматовой, А. Белого, С.Ф. Ольденбурга и П.Е. Щеголева (Книга и революция. 1921. № 12. С. 98). Ни одно из трех упомянутых изданий в свет не вышло.

7 Вопрос связан, очевидно, с предполагаемым отъездом М. Горького за границу: 12 июля 1921 г. Политбюро ЦК РКП (б) постановило "разрешить Горькому поездку за границу" по линии Комитета помощи голодающим (Российский государственный архив социально-политической истории. Ф. 17. Оп. 3. Ед. хр. 187). Не исключено, однако, что этот вопрос вызван и сдержанной оценкой М. Горьким материалов № 1 "Дома искусств" (см.: Летопись жизни и творчества А.М. Горького. Вып. 3. М., 1959. С, 215; Чуковский-1. С. 160-161; Переписка М. Горького с К.И. Чуковским / Предисл. и подгот. текста Е.Ц. Чуковской и Н.Н. Примочкиной; Примеч. Н.Н. Примочкиной // Неизвестный Горький. М., 1994. С. 110).

8. Е.И. Замятин - К.И. Чуковскому

8 августа 1921 г.
Петроград

8-VIII-1921

Вчера в половине одиннадцатого утра - умер Блок. Или, вернее: убит - пещерной нашей, скотской жизнью. Потому что его еще можно - можно было спасти, если бы удалось вовремя увезти за границу. 7 августа 1921 года - такой же невероятный день, как тот - 1830 года1, когда узнали: убит Пушкин.

Я человек металлический и мало, редко кого люблю. Но Блока - любил, и вот - знать, что он умер - ну да что говорить.

Вас вот - и идиотская наша жизнь! - удастся ли вызвать Вас, дойдет ли телеграмма? Похороны и среду, конец недели - вечера памяти Блока - как же без Вас?

Думал в понедельник (сегодня) начать хождения по выезду в Холомки, - теперь не до того: нет Горького2, нет Чуковского - и мне пришлось устраивать разрешение переговоров о Блоке по прям<ому> проводу с Москвой, и скульптора для маски, и прочее.

Во вторник на прошлой неделе арестован Гум, никто не знает почему3.

Е.З.

1 Неточность: Пушкин скончался в 1837 г.

2 Судя по "Летописи жизни и творчества А.М. Горького", М. Горький уехал из Петрограда в Москву между 9 и 10 августа (см.: М., 1959. Вып. 3. С. 234).

3 Н.С. Гумилев был арестован ЧК 3 августа 1921 г. по так наз. делу "Петроградской боевой организации", расстрелян 25 августа. По воспоминаниям К.И. Чуковского, Замятин "долго переживал расстрел Гумилева" (Лит. учеба. 1994. № 3. С. 107).

9. К.И. Чуковский - Е.И. Замятину

Август, после 8 - начало сентября 1921 г.
Холомки

Дорогой Замятин.

Статью о "Двенадцати" дам. Скажите П.Е. Щеголеву, что я не дал ему ничего из своих статей в "Былое"1 не потому, что пренебрег, а потому, что статьи показались мне вдруг отвратительны: фельетонное легкомыслие. Черт с ними. Каковы некрологи об Ал<ександре> Ал<лександровиче> в "Правде"!2 Как будто умер Васька Князев или Демьян3. Эх, хочется мне этих шулеров отшельмовать в статье о "Двенадц<ати>". Но можно ли? Думаю, нельзя. Думаю, что вся статья о "Двенадц<ати>" есть нелегальщина.

Я лежу больной. Надорвался. Я не отдыхал ни минуты. Что же это никто не едет? Вышло, что я работал не для Замятина, не для Шкловского4, не для Ремизова, не для Гумма5 - а для каких-то сукиных сынов, которые и живут здесь в свое удовольствие.

Шкловский здесь необходим.

Вы тоже. Я не сомневаюсь, что Вы приедете - хотя бы затем, чтобы получить пуда 1 ? муки, пуда 2 яблок, отдохнуть недельку и т.д.

Слышал я, что больна Людм<ила> Николаевна. С<офья> А<ндреевна>, по-моему, умирает. Жизнь ее такая: утром кашляет часа два - болит спина и грудь - трудно шевельнуть рукой - не ест ничего, - потом встает - возится с мужицкими болячками, копается в чиреях, вередах, гнойниках - (и делает это чудесно), потом идет куда н<и>б<удь> за 10 верст хлопотать о покосах (не для себя, а для кого н<и>б<удь> -другого), потом - если дело в праздники, напяливает на себя балахон, румянится и танцует с температурой 38,5-39 и потом приходит ко мне и спрашивает: нет ли писем? Это сильно упрощает положение: здесь нужна только жалость. Напишите ей доброе слово. Конечно, она совсем другое, чем мы - из другой глины, - любит лошадей, танцы, именины, молится по часам, ненавидит жидов - ничего не слыхала о Блоке и не услышит, - но не отпихивайте ее. Ей ведь ничего не нужно, ничего. Только ласковое слово.

Честь вам и слава, что Вы на посту. Нас все меньше и действительно нужно быть металлическим, чтобы работать без смены. Мне иногда кажется, что я Вам как-то изменил, предал Вас, что, взвалив на Вас всю работу по "Дому Иск<усств>", по "Всем<ирной> Лит<ературе>", по журналу, по комитетам, я поступил нечестно, но, друг мой, если бы Вы видели меня теперь похудевшего, постаревшего, издерганного - Вы не судили бы меня строго. Тем более, что созидая колонию, я делал ее не для себя, а для всех. Чем больше народу приедет, тем лучше.

Прежде это была дача для одного семейства, а теперь это общежитие для всех.

Для этого нужен был каторжный труд - и может быть, этот труд мне зачтется. Пусть же сюда скорее едут: Слоним<ский>, Нельдихен, Шкловский - я буду счастлив, что пригодился им, литераторам. Художники же здесь ведут себя так: пишут за пайки плакаты для властей - и за муку иконы для крестьян, продают девкам казенные белила как пудру.

Простите, что сумбурно, но у меня маленький жар.

Ваш К.Ч.

Не посылайте заказных писем.

Только что узнал, что наши едут. Попридержите остальных. Здешние власти вдруг окрысились.

1 "Былое" - историко-революционный журнал, издание которого было возобновлено в 1917 г. Выходил до 1926 г. под редакцией П.Е. Щеголева.

2 Очевидно, имеется в виду некролог за подписью Л.Н. "Расколовшаяся лира" в "Петроградской правде" от 14 августа 1921 г. (московская "Правда" откликнулась краткими информационными сообщениями): "<... > имя Блока, торжественно несомое на красном щите рабочими руками "Двенадцати" красногвардейцев, войдет "державным шагом" во все хрестоматии нашей революционной литературы, сколько бы ни выли "шелудивые псы" высокомерного Парнаса" и т.п.

3 Князев Василий Васильевич (1887- 1937) - поэт, неоднократно до 1917 г. изменявший свои политические взгляды; с весны 1918 г. - постоянный автор "Красной газеты". Бедный Демьян (наст. имя и фам. Ефим Александрович Придворов; 1883-1945) - поэт, член партии большевиков с 1912 г., в 1920-е гг. активнейший сотрудник официальных советских изданий.

4 Шкловский Виктор Борисович (1893-1984) - литературовед и критик, прозаик.

5 Н.С. Гумилев.

10. Е.И. Замятин - К.И. Чуковскому

Сентябрь 1921 г.
Петроград

Дорогой мой Корней Иваныч.

Я, может, к Вам загляну - сегодня или завтра. Если только не случится ничего экстренного. Много возни в связи с разными катастрофами в Доме Искусств1.

Гилису 2 буду еще мылить голову - шампунем.

Евг. З.

1 Очевидно, речь идет о попытках реорганизации Дома искусств осенью 1921 г. (см. примеч. 9 к письму 5).

2 Чтение предположительное; возможно, речь идет о Гилисе (Гиллисе) Владимире Михайловиче (1896-1972), в то время работавшем банковским служащим.

11. К.И. Чуковский - Е.И. Замятину

До 22 октября 1921 г.
Петроград

Дорогой Евг<ений> Ив<анович>.

Я достал корректуру своей книги о Блоке и готов прочитать первые 4 главы1. Это минут 35-40, а может быть, и меньше. Я читал эти главы Анне Андреевне2, и оне не показались ей противными.

Но черкните мне, где, когда, зачем, кому должен я читать эти главы и кто будет слушать, и кто еще будет читать.

Ваш Чуков<ский>

Посылаю музыкальное: легковесно, но интересно. Конечно, печатать нужно3.

1 С чтением отрывков из книги о Блоке Чуковский неоднократно выступал на мемориальных вечерах. Учитывая, что в письме речь идет о работе над № 2 журнала "Дом искусств" (вышедшем до 3 ноября, см.: Лесман. С. 260), можно предположить, что имеется в виду выступление в Доме литераторов 22 октября 1921 г. (см.: Летопись Дома литераторов. 1921. № 2. С. 6). Книга Чуковского вышла в конце января 1922 г , см.: Книга об Александре Блоке. Пб.: Эпоха, 1922 (см.: Лит. наследство; Т. 92. Кн. 4 .С. 317).

2 А.А. Ахматова.

3 Очевидно, речь идет о статье Н.М. Стрельникова "Музыка в Доме искусств", опубликованной в № 2 журнала "Дом искусств".

12. Е.И. Замятин - К.И. Чуковскому

17 апреля 1922 г.
Петроград

Дорогой КИЧ. Приехал Цезарь Тихон1. Давайте вечером часов в 7 ? заседнём по журналу2. Наверное, Вам нужны деньги, идите и берите - еще мил<лионов> 5 в счет редакторского аванса, и можно, кажется, аванс в счет Ваших статей для журнала.

Ваш Евг. З.

17-IV-1922

P.S. Для редактуры прихватите "Колокола" Диккенса. "Тяжелые времена" - кончились3.

Е.З.

1 Тихонов (псевд. Серебров) Александр Николаевич (1880-1956) - издательский деятель. Под именем "Цезарь Тихон" выведен в шутливой замятинской "Краткой истории Всемирной Литературы от основания и до сего дня", см.: Память: Ист. сб. Вып. 5. М.; 1981 / Париж, 1982. С. 290.

2 Речь идет о журнале "Современный Запад: Журнал литературы, науки и искусства", задуманном в марте 1922 г. Замятиным, К.И. Чуковским и А.Н. Тихоновым. 25 марта К.И. Чуковский записывает в дневнике: "Мы затеваем втроем журнал "Запад" <...>. Вчера было первое заседание" (Чуковский-1. С. 200); один из вариантов названия - "Новая Европа", см.: Известия. 1922. 1 апр. Основной целью СЗ было знакомство российского читателя с современной западной культурой; № 1 вышел осенью 1922 г. в издательстве "Всемирная литература", в редколлегию кроме Замятина, К.И. Чуковского и А.Н. Тихонова с № 3 за 1923 г. вошел А.М. Эфрос. Последний сдвоенный № 1/2 журнала вышел в 1924 г.

3 Имеются в виду произведения Ч. Диккенса "Колокола: Волшебный рассказ о колоколах, звонивших в конце старого и начале Нового года" (1845) и "Тяжелые времена" (1854), издававшиеся во "Всемирной литературе".

13. Е.И. Замятин - К.И. Чуковскому

Между 17 апреля и 31 мая 1922 г.
Петроград

Дорогой Чуко.

Посылаю Вам голландские труды - те, к<оторы>е, по-моему, под сомнением. Будьте добры, выясните - м<ожет> б<ыть>, выберете что-нибудь отсюда1. Посылаю Вам берлинское письмо - по-видимому, коробочка с сюрпризом, к<оторы>й Вас тотчас же поднимет на ноги - как Ремизова Штейнах2.

Взгляните еще раз - нет ли у Вас где первой стр<аницы> рассказа Мейринка3: у себя на столе я не нашел. Если нет - придется писать в Москву Тишк<е>4, чтобы прислал дубликат. Дайте ответ сейчас же.

Отставной член Евг. З.

Как предисловие к "Колоколам"?5

1 Речь идет о материалах для СЗ.

2 Спустя некоторое время после отъезда Ремизова за границу в литературных кругах Петрограда был пущен слух, будто в Германии писатель сделал себе операцию. О существовании подобных домыслов шутливо упоминает Б. Пильняк в своем письме к Ремизову 15 ноября 1922 г. (USA / Amherst Center for Russian Culture / Фонд A.M. Ремизова). О том, насколько широкое распространение имела эта сплетня, свидетельствует и тот факт, что такого рода информация даже готовилась к опубликованию в печати. В фонде А.Г. Фомина среди материалов редакционного портфеля несостоявшейся газеты "Ирида" (1922) имеется подготовленная К.Н. Боженко подборка сведений под названием "Вести о писателях", в числе первых сообщений которой говорится: "Алексей Ремизов подвергся операции омоложения, после каковой чувствует себя гораздо лучше, чем раньше" (ИРЛИ. Ф. 568. Oп. 1. № 125. Л. 320). Ср.: "Ремизов - все еще тянет соки из той коробочки с русской землей, какую привез с собой в Берлин; ожидаемые последствия Штейнаховской операции - у него еще впереди" (Замятин. Я боюсь. С. 90).

3 Мейринк Густав (1868-1932) - австрийский писатель, автор романа "Голем" (1915, рус. пер. 1922). Замятин написал вступительную заметку к переводу его рассказа "Игра цикад" (СЗ. 1922. № 1. Подп.: Е.З.).

4 А.Н. Тихонов.

5 В конце мая К.И. Чуковский работал над вступительной статьей к отдельному изданию этого рассказа Ч. Диккенса, вышедшему в серии "Всемирная литература" (вып. 58): Пб.; М.: Госиздат, 1922 (см.: Чуковский-1. С. 212).

14. К.И. Чуковский - Е.И. Замятину

19-20 июня 1922 г.
Петроград
(Конфиденциально)

Дорогой Евгений Иванович. Вчера у меня была Софья Андреевна, - и сказала мне, что Вы на меня не сердитесь1. Я иного и не ждал от такого человека, как Вы. Сегодня первый день, когда я немного стряхнул с себя и семьи весь ужас этого письма, - и вот говорю Вам весело, просто и ясно: если у Вас есть сила выбросить совершенно из души весь этот эпизод с письмом - выплеснуть его за окно, со всею его мутью и грязью, - отлично! Я счастлив и сумею доказать Вам, что, несмотря ни на что, я товарищ верный и надежный. Если же нет (а насилия делать над собою не следует), я при всем моем желании никак не могу ни работать во "Всемирной", ни делать журнал.

Половинчатые отношения мне тягостны. Если у Вас нет силы также крепко жать мне руку, как Вы жали ее до сих пор, я больше не могу быть в Вашем обществе, потому что, по совести, я считаю себя не лукавым, не двуличным человеком, а просто - страшно искривленным, смертельно изнуренным. То, что я пережил в эти пятнадцать дней, сделало меня другим человеком, и я думаю, что мне уже не поднять головы. Это последний удар, после которого - смерть. То время, когда я, больной и голодный, лежал в постели, кажется мне блаженством. Но жалости мне не надо: спросите у себя строго и твердо - и ответьте мне строго и твердо.

Ваш Чуков<ский>

1 Это письмо и ответ Замятина (см. ниже) связаны с публикацией отрывков из письма Чуковского А.Н. Толстому (см. подробнее в предисловии к нашей публикации).

16. Е.И. Замятин - К.И. Чуковскому

30 июня 1922 г.
Петроград

Дорогой Корней Иваныч.

Софья Андреевна была права: говорить, что я на Вас сердит - это было бы совершенно неверно. Как я могу сердиться на то, что Григорий Лозинский1 - хромой? Но однажды я увидел это (сначала не видел), и прошло сколько-то времени, пока я к этому привык, пока я снова перестал это видеть. Так и тут.

После Вашего письма Толстому у меня есть ощущение, что именно друг-то и товарищ Вы - довольно колченогий и не очень надежный. Я знаю, что вот если меня завтра или через месяц засадят (потому что сейчас нет в Советской России писателя более неосторожного, чем я) - если так случится, Чуковский один из первых пойдет хлопотать за меня. Но в случаях менее серьезных - ради красного словца или черт его знает ради чего - Чуковский за милую душу кинет меня Толстому или еще кому.

Этот год, когда мы с Вами ведь очень часто были рядом, мне не раз и разные люди говорили: "Чуковский? Да Чуковский говорит о Вас то-то и то-то". Я всегда смотрел на это только как на сплетни, всегда и немедленно же выбрасывал это за окошко. Но теперь, когда с Вашим письмом насвинил Толстой, поневоле начинаешь думать: а может, и правда - было? И где же тогда - друзья?

Вот. Чуковским, т<о> е<сть> одним из тех десяти или пяти, кто по-настоящему, честно относится к слову, к искусству слова - Вы для меня все равно остаетесь (для десяти и для пяти я, должно быть, и пишу). Но перестать видеть, что Григорий Лозинский хромой - это не сразу, тут нужно привыкнуть.

Это все я написал Вам потому, что иначе как начистоту - нельзя было ответить на Ваше письмо. А так, когда я говорю с Григорием Лозинским - я смотрю ему в лицо, а не на костюм и на левую ногу.

Вот и все. Простите, что ответил не сразу: измучен делами и бессонницей. И может быть - вышло не то и не все, что я хотел.

Евг. З.

30-VI-1922

1 Лозинский Григорий Леонидович (1889-1942) - литературовед и переводчик; работал во "Всемирной литературе".

16. Е.И. Замятин - К.И. Чуковскому

5 октября 1922 г.
Петроград

Дорогой Корней Иванович.

Сегодня мне непременно надо быть в Лесном, в Политехникуме1. Быть может, Вы будете добры прочичеронить2 Андерсена3, если он будет.

Анкета будет - потом4.

Евг. З.

5-Х-1922

1 Имеется в виду Лесное, район города, где находится Политехнический институт, в котором преподавал Замятин в 1920-е гг.

2 От cicerone (ит.) - проводник, дающий объяснения туристам (чичероне).

3 Андерсен-Нексе Мартин (1869-1954) - датский писатель, приехал в Россию в конце сентября 1922 г. (в частности, 30 сентября выступал в Доме искусств на диспуте об искусстве, устроенном "Серапионовыми братьями", см.: Чуковский-1. С. 217).

4 Речь идет об ответе на анкету К.И. Чуковского о творчестве Н.А. Некрасова, опубликован: Некрасов вчера и сегодня: Путеводитель по выставке. М., 1988. Вып. 2. С. 34-35.

17. Е.И. Замятин - К.И. Чуковскому

Весна 1923 г.
Петроград

Дорогой Корней Иванович.

Спасибо, что не забыли о "Радуге"1. Я сегодня туда постараюсь попасть. Но вот что обидно: мне никак не удастся быть с Вами в 4 в ARA2 - я буду в это время у Б.М. Кустодиева3. Может быть, отложить на завтра - утро? Если пойдете сегодня - посылаю список Гамзековский + заявление, какое принес мне вчера Юрий Верховский4.

Евг. Замятин.

Получен "Literary Digest"5.

1 Издательство "Радуга" возобновило свою деятельность в начале 1923 г.; в этом издательстве в 1920-е гг. выходили почти все детские книги К.И. Чуковского.

2 ARA (American Relief Administration: Американская администрация помощи) - благотворительная организация, существовавшая в 1919-1923 гг.; с 1921 г. работала в Советской России. В июне 1923 г. К.И. Чуковский сообщал И.Е. Репину: "Я теперь вращаюсь среди американцев из "ARA" <...>" (И.Е. Репин и К.И. Чуковский. Из переписки (1917-1924) / Публ., вступ. зам. и примеч. Е. Левенфиш / Звезда. 1994. № 8. С. 168).

3 Кустодиев Борис Михайлович (1878-1927) - художник, автор, в частности, портрета Замятина, над которым работал зимой - весной 1923 г. (см., напр., запись в дневнике В. В. Воинова от 5 мая 1923 г. в кн.: Борис Михайлович Кустодиев: Письма; Статьи, заметки, интервью; Встречи и беседы с Кустодиевым; Воспоминания о художнике / Сост.-ред. Б.А. Капралов. Л., 1967. С. 255).

4 Здесь и ниже речь идет о получении материальной помощи от ARA. Под "гамзековским списком", возможно, подразумевается список, составленный литератором Яковом П. Гамза (в начале 1920-х гг. примыкал к объединению пролетарских писателей "Кузница", печатался в журнале "Жизнь искусства"). Верховский Юрий Никандрович (1878-1956) - поэт, переводчик, историк литературы.

5 Американский журнал "The Literary Digest", выходил с 1913 г. в Нью-Йорке.

18. Е.И. Замятин - К.И. Чуковскому

Весна 1923 г.
Петроград

Дорогой Корней Иваныч. Тихонов сказал мне, что Вы собираетесь зайти сюда - чтобы помечтать втроем о журнале1 - около 4-х часов. Я никак в этот час не могу: обещал быть в три у Кустодиева, к которому поступил в натурщики. Вернусь в 6; если свободны в это время - приходите. А нет - устроимся завтра, часа в полтора (1 ? ).

Евг. Замятин

1 Очевидно, речь идет о замысле журнала "Русский современник", первые известные упоминания о котором относятся к концу ноября 1923 г. (см.: Примочкина Н.Н. М. Горький и журнал "Русский современник" // Нов. лит. обозрение. 1997, № 26. С. 358).

19. Е.И. Замятин - К. И.Чуковскому

4 июня 1923 г.
Петроград

Дорогой Корней Иваныч. Все ждал от Лозинского1 франц<узский> роман (La vache enrag?e2), чтобы послать вместе с Беннетом3, но Лозинский достанет только завтра. Посылаю Беннета - Вы хотели возобновить в памяти эту вещь. Хорошо, если бы зашли завтра и сказали бы, кстати, будете ли сами переводить "The Card"4. Конец романа - слаб.

Евг. З.

4-VI-1923

1 Лозинский Михаил Леонидович (1886-1955) - поэт и переводчик; работал в Публичной библиотеке.

2 Скорее всего имеется в виду роман "Le Veau d'or et la vache enrag?e" ("Золотой теленок, или Бешеная корова", 1917) французского писателя Франсуа де Миомандра (Francis de Miomandre). Однако не исключено, что речь идет о парижском журнале "Бешеная корова: Журнал, выходящий с перерывами в зависимости от наличия средств; Официальный орган богемы Монмартра" ("La vache enrag?e: Journal intermittant paraissant quand il у a de l'argent; Organe offlciel de la boh?me de Montmartre": выходил в 1917-1926, 1931 и 1952 гг.).

3 Речь идет о романе английского писателя Арнолда Беннетта (1867-1931) "Ворота ярости" (1899), который читал в это время К. Чуковский, см.: Чуковский-1. С. 230.

4 Роман А. Беннетта "Карта" (1911), входящий в цикл "Пять городов".

20. Е.И. Замятин - К.И. Чуковскому

14 июня 1923 г.
Петроград
14-VI-1923 г.

Дорогой Корней Иваныч.

Вы - библиотека: у Вас Гарди - "Вдали от мирской суеты", у Вас Lawrence "Sons & lovers", у Вас - Конрад - "Рассказы"1. Эти книги заказаны по Вашей рекомендации, и, сколько помню, они у Вас есть - и, сколько знаю, у Вас самого от переводов sea-seeck2. Будьте добры к Всемирной и к себе: пришлите эти книги поскорее - и получите за них деньги (за разыскание и предоставление оригиналов).

Еще: у Вас - "Main Street" Льюиса. Я хочу дать это Носовичу, обезбэббитовшему, он переведет хорошо3. За книгу - тоже получите.

И еще: нет ли у Вас "Лилиан" Беннета4. Эту книгу рекомендовали тоже Вы и на нее тоже есть заказ.

Для хроники материалу, кажется, будет очень много. Главное - не хватает романа. Не пустить ли "Мы" - в виде перевода с португальского? Успех обеспечен.

На старости лет занялся опять рассказами: пишу "Рассказ о самом главном"5. Если не сойду с рельс - скоро кончу - и начну для отдыха пустяк: "Непорочное зачатие"6.

Присылайте книги и получайте книги7 скорее.

Евг. Замятин

Письмо - на бланке издательства "Всемирная литература". Письмо опубликовано по фотокопии (с неточностями). См. Замятин - разным адресатам. С. 142.

1 Упомянуты: романы английских писателей Томаса Харди (1840-1928) "Вдали от обезумевшей толпы" ("Far from the Madding Crowd", 1874; рус. пер. 1937) и Дэвида Герберта Лоуренса (1885-1930) "Сыновья и любовники" (1913; рус. пер. Н.К. Чуковского 1927). Конрад Джозеф (наст. фам. и имя Коженевский Теодор Джозеф Конрад; 1857-1924) - английский писатель. О книге Д.Г. Лоуренса и сборнике рассказов Д. Конрада "Зеркало морей" писалось в СЗ (1922. № 1. С. 147, 161).

2 От sea-sickness (англ.) - морская болезнь.

3 Роман американского писателя Синклера Льюиса (1885-1951) "Главная улица" (1920) вышел в 1927 г. в переводе Д.М. Горфинкеля. Носович Дмитрий Павлович (1862-?) - переводчик Г. Уэллса, Д. Лондона и Р. Тагора. Роман С. Льюиса "Бэббит" (1922) на русском языке опубликован в 1928 г. в переводе А.Г. и Г.А. Зуккау.

4 Этот роман А. Беннетта на русский язык не переводился. См. о нем: СЗ. 1923. № 3. С. 215.

5 "Рассказ о самом главном" появился в № 1 PC (вместо планировавшейся публикации романа "Мы").

6 Рассказ под названием "О чуде, происшедшем в Пепельную Среду" был опубликован: Новая Россия. 1926. № 1.

7 Возможно, замятинская описка; по смыслу следует - деньги.

21. Е.И. Замятин - К.И. Чуковскому

После 9 октября 1923 г.
Петроград1

Приехал. Уф! Ну-ну!

Евг. Замятин

1 Датируется по пояснительной записи Чуковского: "Приехал из Москвы. После Коктебеля. 1923. Окт.", датировку приезда см.: РНЗ. С. 260-261.

22. Е.И. Замятин - К.И. Чуковскому

До 17 января 1924 г.
Петроград

Ваша лекция "Две души Максима Горького" - предполагается в пятницу 17 января1. Союз Писателей входит в соглашение с Передвижным Театром об устройстве своих больших вечеров в помещениях Передв<ижного>Театра (на Бассейной, 11 или в новом помещении б<ывшего> Палас-Театра). Говорили об устройстве дебатов после доклада - согласны ли Вы?

Евг. З.

1 Доклад К.И. Чуковского под таким названием и с "обменом мнениями" был анонсирован в помещении Мастерской Передвижного театра П.П. Гайдебурова и Н.Ф. Скарской на 25 января 1924 г. (см.: Жизнь искусства. 1924. №4. С. 27), но, очевидно, не состоялся "в виду того, что неизвестно, приедет ли Горький в Россию" (Чуковский-1. С. 274). См. также: Звезда. 1994. № 8. С. 176.

23. Е.И. Замятин - К.И. Чуковскому

Между 18 февраля и 1 марта 1924 г.
Ленинград

Dear Sir, I beg to enclose herewith a musical article of some Ginsboorg1: if possible run it over and tell your impression today. Besides, do not forget to bring with you copies of "Nation"2 (American): the owner specially called on me yesterday in connection with that magazine.

Shall we meet about 3 at Tihonoff? Or after 6 (when Eihenbaum3 comes)?

P.S. Just spoke to Tihonoff4: he prefers 6 o'cl.

E.Z.5

1 Гинзбург Семен Львович (1901-1978) - музыковед и критик. Печатался в PC.

2 Журнал, выходил в Нью-Йорке с 1865 г.

3 Эйхенбаум Борис Михайлович (1886-1959) - литературовед; активно сотрудничал в PC. Упомянутое в письме заседание состоялось 18, 21 февраля или 1 марта, о чем сохранились записи в дневнике Б.М. Эйхенбаума. см., напр.: "21-го было редакционное совещание о журнале "Русский Современник": А.М. Эфрос, Чуковский, Замятин, Н. Пунин. Н. Радлов, Вейдле, А. Тихонов, Тынянов и я. Дело, по-видимому, реальное. Подъема, "заговора" нет - п<отому> ч<то> в основе нет ядра" (РГАЛИ. Ф. 1527. Oп. 1. Ед. хр. 245). Ср. также: "Журнал пока представляется мне совершенно мертвым. Собрались "спецы", модные люди и бывш<ая> "Всемирная литература". Никакого ядра, никакой линии, никакого, так сказать, заговора" (Там же).

4 Тихонов А.Н.

5 Дорогой сэр, я прошу Вас вложить сюда же статью о музыке некого Гинзбурга: если это возможно, просмотрите ее и выскажите Ваше впечатление сегодня. Кроме того, не забудьте принести с собой Ваш экземпляр "Nation" (американский): владелец специально звонил мне вчера по поводу этого журнала.

Встретимся ли мы около 3 у Тихонова? Или после 6 (когда придет Эйхенбаум)?

P.S. Только что говорил с Тихоновым: он предпочитает 6 часов.

Е.З. (англ.).

24. К.И. Чуковский - Е.И. Замятину

Март - до 12 апреля 1924 г.
Сестрорецк

Дорогой Евгений Иванович.

Очень взволновали меня письма Розанова: какая страшная, могильная судьба. Последние письма трудно читать - давит горло. Переписаны они плохо, нужно бы сверить по оригиналам. Нужны примечания. Печатать нужно не целиком, а в выдержках. Я к концу наметил куски. Но так как печатать мы будем не в первой книге, то время терпит1. Кое в чем я разошелся с Вами.

Бломквист хороший поэт2, но, должно быть, очень еще молодой. Сбивается с голоса. "На постое" - хорошая вещь, а сколько (легко устранимых) недостатков. Я отметил "Смольный" и "Осень на финской границе" - хотя не знаю, цензурны ли, и думаю, что автор через несколько месяцев будет писать лучше.

Новые переводы Пяста для "Совр<еменного> Запада" плохи3. Возвращаю. Мне все еще худо. Приехать не могу. Статью о Толстом почти кончил4. Остались две странички. Вот вопросы, которые Тихонов требует немедленно разрешить:

1. Был ли "Конь в Сенате" Л. Андреева напечатан в "Рус<ской> Воле" 1917 г.5 Для этого необходимо Вере Владимировне6 немедленно пойти в Публ<ичную> Библ<иотеку>, в Русское Отделение к Саитову7, взять "Русскую Волю" и перелистать страницу за страницей.

2. Хорошо бы также узнать у Риммы8, был ли напечатан "Монумент" Л. Андреева9. Пьеса. Предлагает ее Кугель10. Уверяет, будто в печати не была.

3. Стихи Сологуба посланы ли в Москву? Пошлите, пожалуйста, скорее11.

4. Мне очень совестно, что я торможу работу, но в ту неделю, когда я жил в городе и работал для журнала, я совершенно надорвал свое сердце.

Здесь дивно. Вы должны приехать ко мне. Поезд в 5.20 с Финл<яндского> вокзала. Скажите по тел<ефону> Гуревичу12 в аптеку, я выйду вас встречать.

Ваш Чуков<ский>

Кланяется Вам Ярмолинский. Он едет во Флоренцию13.

1 Письма философа и журналиста Василия Васильевича Розанова (1856-1919) в PC не были опубликованы.

2 Бломквист Георгий Карлович (1898-1925) - поэт, прозаик. Его стихи см.: Бломквист Г. Витающий Петроград: Стихи / Подгот. текста и предисл. М.Д. Эльзона. СПб., 1996.

3 Пяст (Пястовский) Владимир Алексеевич (1886-1940) - поэт, мемуарист; в 1920-е гг. занимался переводами. Два его стихотворных перевода из Э. Штадлера опубликованы в СЗ (1924. № 2).

4 Статья К.И. Чуковского "Портреты современных писателей: (А. Толстой)" напечатана в № 1 PC.

5 Речь идет о сатирической пьесе Леонида Николаевича Андреева (1871-1919) "Конь в сенате: Водевиль в 1 д. из римской истории". В газете "Русская воля" пьеса публиковалась не полностью (1917. 16 апреля). Полностью впервые - Известия. 1924. 12 апреля (с примечанием о публикации "с разрешения журнала "Русский современник""); PC. 1924. № 1.

6 Богдановская Вера Владимировна - секретарь редакции PC.

7 Саитов Владимир Иванович (1849-1938) - историк литературы, библиограф; в 1909-1928 гг. - заведующий Русским отделением Публичной библиотеки.

8 Андреева Римма Николаевна (1881-1941) - сестра Л.Н. Андреева.

9 Сатирическая комедия "Монумент" впервые опубликована в "Ежемесячном журнале для всех" (1917. № 1); в PC не перепечатывалась.

10 Кугель Александр Рафаилович (1864-1928) - театральный деятель, мемуарист.

11 Речь идет о стихах Федора Сологуба (наст. фам. Тетерников; 1863-1927), которые впоследствии появились в № 1 PC.

12 Неустановленное лицо.

13 Ярмолинский Авраам (наст, имя и отчество: Абрам Цаллевич; 1890-1975) - американский литературовед, переводчик, в 1918-1955 гг. заведующий Славянским отделом Нью-Йоркской Публичной библиотеки. Весной 1924 г. был в Советской России и познакомился с Замятиным.

25. К.И. Чуковский - Е.И. Замятину

Март - до 16 апреля 1924 г.
Сестрорецк

1. "Советский вор" Катаева1 - не бездарно, стих приятный, - но анекдот, длинно2 и по "Евгению Онегину".

2. "Наследство" Ел<изаветы> Полонской - хорошо задумано, но слабо выполнено. Если Вам понравится, я не возражаю, но последняя строчка неграмотна.

3. "В петле"3 ее же. Хорош пролог, но он был напечатан. Остальное - пародия на "Двенадцать" Блока - слабая, слабая.

4. Александр Грановский4 слаб, но "Соседка" печатаема, лучше прочих стихов.

5. Дмитрий Петровский5 - ять6. Неряшливо, под Тихонова7, длинно.

6. Григорий Сорокин8 - я выбрал бы "Ночь на Неве", но что за "остробородый иудей"? Да и конец хуже начала.

7. Его же "Спиноза" не достаточно четко.

8. Громов9. Нет.

9. Селиванов10. Нет. Эстет и бонтон.

10. Н. Дмитриев11. Нет. Честно, добросовестно - и только.

11. Романина12 - нет. Домотканое.

12. Вагин13. Пишет и под Блока, и под Некрасова - откровенно. Если нужно взять, я взял бы его "Лето" (второе стихотворение).

13. Клюев весь плох. Но лучше остальных "Железо", да "Россия плачет пожарами". Остальные либо самовосхваление, либо гомосексуализм14.

14. Зинаида Тулуб15. Ять. Но "Песня Морячки" - интереснее остального.

15. Антокольский. Я взял бы все три. Но второе и третье - лучше первого16.

16. Гербстман17 - ловкий, но ненастоящий. Он штукарь: рифмует "вот с кем" и "кисловодским". Самое лучшее его стихотворение - второе.

17. Шкапской "Человек идет на Памир"18 написано под Киплинга и Тихонова, но не плохо. Я решать не берусь - очень люблю Киплинга.

18. Кирилов19 мне нравится. Второе лучше - не такое гладкое. Кириллов пишет гладко и слабо.

Проза: Увы, сплошное ять.

Автор "Пустяков", "Смерти", "Великих людей" - талантлив и умен, но техника беспомощная, тонет в мелочах - неинтересно, увы. Кажется, автор - Дестомб20.

Монтелли21. Jewish Smart Intellect and No Art22.

Мне лучше. Это письмо я пишу уже сидя. Но изнуряют ветры и дожди. Очень замедляют выздоровление. Воображаю, как Вы измаялись на Моховой23 поденщине! Д'Арсонваль я бросил, но Франклин24, действительно, проясняет мозги.

Ваш Чуковск<ий>

Есть ли во Всемирной - деньги?

1 Катаев Валентин Петрович (1897-1986) - писатель.

2 Возможно, аллюзия на строки из "Графа Нулина" А.С. Пушкина: "Роман классический. старинный, / Отменно длинный, длинный, длинный / Нравоучительный и чинный".

3 Речь идет о произведениях поэтессы и переводчицы Елизаветы Григорьевны Полонской (1890-1969). Поэма "В петле" была позднее напечатана в альманахе "Ковш" (Л., 1925. Кн. 1) и вошла в ее кн.: Утренний календарь. Л., 1929; в этой же книге напечатано и стихотворение "Наследство".

4 Грановский Александр - поэт; выявлены две его публикации этого времени ("Осенью на опушке"; "Ядреная, как баба, осень..." // Звезда. 1924. № 3).

5 Петровский Дмитрий Васильевич (1892-1955) - поэт.

6 Здесь и ниже так, очевидно, обозначаются устаревшие с точки зрения редакторов PC произведения.

7 Тихонов Николай Семенович (1896-1979) - поэт, прозаик, мемуарист.

8 Сорокин Григорий Эммануилович (1898-1954) - поэт, прозаик, издательский деятель.

9 Возможно, Громов Алексей Алексеевич (1881 - после 1935) - филолог, или: Громов Алексей Матвеевич (1808-1937) - писатель, журналист, критик, художник. См. также в письме 26.

10 Вероятно, речь идет о Селиванове Аркадии Алексеевиче (1876-1929) - писателе, в 1920-е гг. сотруднике ленинградской "Красной газеты".

11 Очевидно, Дмитриев Николай Петрович (наст. фам. Круггель; 1903 - после 1943) - поэт, прозаик, литературовед.

12 Неустановленное лицо.

13 По-видимому, Вагин Алексей Алексеевич, позднее - преподаватель истории в ленинградских вузах. Стихотворение А.А. Вагина "Злые, смелые, русые..." было напечатано в № 1 PC.

14 Речь идет о стихотворениях Николая Алексеевича Клюева (1884-1937) "Железо" ("Безголовые карлы в железе живут...") и "Россия плачет пожарами", к тому времени уже опубликованных в его кн.: Львиный хлеб. М., 1922. В № 1 PC были напечатаны его "Песни на крови".

15 Тулуб Зинаида Павловна (1890-1964) - писательница.

16 Антокольский Павел Григорьевич (1896-1978) - поэт. В № 4 PC было напечатано его стихотворение "Запад".

17 Гербсман (Гербстман) Александр Осипович (Иосифович) (1900-1982) - поэт, критик, литературовед.

18 Поэма "Человек едет на Памир" поэта и журналиста Марии Михайловны Шкапской (1891-1952) была опубликована позднее: Звезда. 1924. № 6.

19 Кириллов Владимир Тимофеевич (1890-1937) - поэт. В № 4 PC было опубликовано его стихотворение "Звездный рейс".

20 О ком идет речь, установить не удалось.

21 Неустановленное лицо.

22 Еврейский изощренный ум и никакого искусства.

23 На ул. Моховой, д. 36, располагалось издательство "Всемирная литература".

24 Арсонваль Жак Арсен (1851-1940) - французский физиолог, изобретатель так называемых "токов д'Арсонваля" (электрические токи высокой частоты, применяющиеся при электролечении). Франклин Бенжамин (1706-1790) - американский общественный деятель и физик, разрабатывавший, в частности, вопросы получения статического электричества; от его имени лечение статическим электричеством получило название "франклинизация".

26. К.И. Чуковский - Е.И. Замятину

Март - до 16 апреля 1924 г.
Сестрорецк

Дорогой Евг<ений> Ив<анович>.

В добавление к моему письму сообщаю:

Н. Тихонов мне не нравится. "Ночь в гостях" и "Бритва" гораздо хуже той вещи, которой мы почему-то не напечатали. Если выбирать, я выбрал бы "Ночь в гостях". Не сомневаюсь, что оно многим понравится. Оно честно сработано, стиль очень выдержан, журналу оно не повредит, - но "Ночь в горах" лучше. Печатать во всяком случае нужно1.

Романсы Вейса2, вирши Павлович3, эпос Громова (мне нравится "Маяк Зелен<ый>"). Виктор Мануйлов мне очень понравился. Его еще печатать нельзя, но из него будет толк. Нужно написать ему ласково4.

О Щеголеве: Что же это такое? Никто, кроме него, исправить этого не может. Если исправит, можно, конечно, тиснуть, но не <в> виде отчета, а в виде его статьи, за его подписью. Я, признаюсь, думал, что будет интереснее5...

"Герои без имени" - вздор.

Кардашевский6 - мил, но и только. Голос приятный, но слабый. Я выбрал, было, третье стихотворение, но нет: очень бедная структура, однообразное расположение слов.

Михаил Семенов - культурный графоман7.

1 "Ночь в гостях" Н.С. Тихонова напечатана в № 3 PC.

2 Возможно, Вейс Александр Юльевич, впоследствии - историк литературы, или - Вейс Д., переводчик Г. Уэллса.

3 Павлович Надежда Александровна (1895-1980) - поэт.

4 Мануйлов Виктор Андроникович (1903-1987) - впоследствии известный литературовед, исследователь творчества М.Ю. Лермонтова. Его стихи этого времени см. в кн.: Мануйлов В. Стихи разных лет, 1921-1983. Л., 1984.

5 Материалы П.Е. Щеголева в PC не печатались.

6 Вероятно, Кардашевский Валерий Иванович - библиофил, старший библиотекарь Библиотеки Академии наук.

7 Возможно, Семенов Михаил Николаевич (1872-1952) - переводчик, издатель.

27. Е.И. Замятин - К.И. Чуковскому

22 мая 1924 г.
Ленинград

Дорогой Корней Иваныч.

Звонил Вам - не дозвонился. Вы с Модзалевским1 знакомы - произведите штурм, возьмите Пушкина.

Посылаю несколько рукописей. Нельдихен просит ускорить ответ - скажите о нем свое мнение2.

Нет ли у Вас копии Некр<асовского> "Разлива". Рукопись, посланная в типографию, дематериализовалась3.

Евг. Замят.

22-V-1924

1 Модзалевский Борис Львович (1874-1928) - литературовед. В № 2 PC опубликовал материал "Пушкин и Стерн: Неизданные строки".

2 С.Е. Нельдихен предложил PC поэму "Искренность", о судьбе которой Замятин извещал автора 26 мая 1924 г.: "В Вашей поэме "Искренность" - много прекрасных мест, но главная беда в том, что ее - вообще много: строк около полутораста. Это журналу пока еще не по силам. Затем: хороши в поэме (будем называть ее так) последние две трети - и затянуто начало, есть отдельные неудачные строки. По всем этим причинам было бы очень хорошо, если бы вместо "Искренности" прислали в "Современник" несколько меньшего объема вещь" (РГБ. Ф. 421. Карт. 1. Ед. хр. 48).

3 Рассказ Н.А. Некрасова "Разлив" была анонсирован в невышедшем № 5 PC. Опубликован позднее в альманахе "Охотничье сердце" (М., 1927).

28. К.И. Чуковский - Е.И. Замятину

Весна 1924 г.
Ленинград

Всюду отказы. У меня есть еще один план, но это - при свидании.

Посылаю рукописи. О, позор! Я нашел у себя Бломквиста. Посылаю Князева - стихи. Все равно печатать нельзя. Рукопись Зайцева посмотрите. Он человек не без таланта1.

Ваш Чуков<ский>

Звонил в "Совр<еменник>". И там телефона нет.

1 Вероятно, Зайцев Петр Никанорович (1889-1970) - поэт и издательский работник.

29. Е.И. Замятин - К.И. Чуковскому

До 8 июля 1924 г.
Ленинград

Дорогой герцог д'Арсонваль. Чтобы встать Вас в целом и в деталях явно - нужны сильные средства, вроде декоктов коктебельских: медицина тут ни при чем. Я хромаю на все четыре ноги (четыре - ибо изображаю собой сейчас в редакции битюга), пятидесяти папирос в день мне уже мало, скоро лопну. А пока - невыспанно и сердито - пишу статью об альманахах - и вообще. Завтра кончу1. А там еще - Паноптикум2...

Посмотрите - у Вас, должно быть, стихи Полонской. Пришлите их со своим ответом. Остальное - получено. Да - и еще: стихи Селиванова, который раз уже ходит.

Евг. З.

1 Статья "О сегодняшнем и о современном" закончена 8 июля 1924 г. (ОР ИМЛИ. Ф. 47. Oп. 1. Ед. хр. 194). Опубликована в № 2 PC.

2 Раздел в PC, в котором с эпиграфом "Открыт паноптикум печальный" из "Клеопатры" А.А. Блока печаталась "Тетрадь примечаний и мыслей Онуфрия Зуева" - шуточное сочинение редакторов и авторов PC, составлявшееся и редактировавшееся Замятиным (№ 1, 2 и 4).

30. К.И. Чуковский - Е.И. Замятину

До 21 июля 1924 г.
Сестрорецк

Дорогой Евг<ений> Ив<анович>.

Мне очень худо. Вы, должно быть, думаете, что я дезертир, и эгоист, и сукин сын, а я инвалид окончательный, непригодный ни к какому труду. Началось у меня это в феврале или в марте 1924 года, но я скрывал свою болезнь от всех и довольно удачно притворялся здоровым. Болезнь дикая и в высшей степени глупая: чуть я начинаю засыпать, у меня начинается боль в животе, от которой я просыпаюсь. Говорят, что это "просто нервы", но мне от того не легче. Существование мое стало пыткой. В Москве я не спал 6 суток, и так как диеты нельзя было установить, то не ел буквально ничего, здесь, в Сестрорецке, за все 8 суток спал лишь однажды - после ванны. Вследствие такого изнурения (ни пищи, ни сна!) я стал невменяем: на днях не мог вспомнить номер своего телефона и пр.

Деньги, ключи, кошельки, книги - теряю патологически. На нужные письма не отвечаю и проч<ее>, и проч<ее>, и проч<ее>. Здесь надо мной мудрят доктора, но улучшения никакого. Так как курорт - для рабочих и приходится жить в Ермоловке, - то есть ходить пешком брать ванны - и после ванны не иметь отдыха (я снял было комнату в курорте, но из ВНИК'а, из Москвы, пришла телеграмма: освободить комнату для какого-то сановника, и меня выставили). И потому я лежу в пустой даче - и читаю путешествия Миклухи- Маклая1, неспособный ни к какой сосредоточенной работе. Хаотичность моего душевного состояния видна хотя бы из того, что я (впервые в жизни!) затерял чужую рукопись (Соколова2). Только теперь нашел ее - и спешу послать. Простите ради Бога, это не я, но болезнь. Уже история с рукописью Шкловского показала мне, как тяжко я болен. Я упорно работал над нею часов пять и не мог ничего сократить. Не мог даже составить о ней мнение3. Врачи говорят, что вылечат меня моментально - в месяц, но покуда мне все хуже. От франклинизации у меня болит сердце, и только. (А вся атмосфера трудового курорта вызывает ярость.)

После этого, надеюсь, Вы не будете слишком строго упрекать меня за дезертирство. Я проработал над вторым № "Современника"4 много - исправил "Бочку"5, продержал корректуру, исправил реценз<ии>, но теперь хочу видеть последние листы. Будьте добры - шлите мне с С. Дрейденом6 весь материал. Я в тот же день буду его возвращать. Было бы чудесно, если бы, напр<имер>, в воскресение вы приехали сюда с "Современником" и "С<овременным> Западом". Я бы угостил бы вас на славу (мы столуемся в пансионе), и Вы могли бы жить здесь 2-3 дня (я живу в пустой даче, за рекой, вдали от семьи и шума). Мы все вопросы решили бы7.

Ваш Чуков<ский>

С Микитовым-Соколовым вышло очень странно. Я просмотрел только два письма: ( 1) Микитова и 2) Федина8) и был уверен, что больше нет ничего. Потому я и утверждал, что я вернул всё.

Того, что я нашел сейчас, я раньше не видал.

Первый раз вижу.

1 Первый том "Путешествий" русского путешественника и ученого Николая Николаевича Миклухо-Маклая (1846-1888) вышел в 1923 г.; в 1940-е гг. книга издавалась под редакцией Л.К. Чуковской.

2 Соколов-Микитов Иван Сергеевич (1892-1975) - прозаик.

3 Речь идет о статье В.Б. Шкловского "Андрей Белый", опубликованной в № 2 PC. Ср.: Чуковский-1. С. 276.

4 Второй номер PC вышел до 12 августа, см.: Известия. 1924. 12 августа.

5 Речь идет о рассказе Вениамина Александровича Каверина (наст. фам. Зильбер; 1902-1989) "Бочка", опубликованном в № 2 PC.

6 Дрейден Симон Давидович (1905-1991) - театровед; в 1923-1924 гг. был литературным секретарем К.И. Чуковского. Его воспоминания опубл.: Дрейден С. Вспоминая Корнея Ивановича... // Театр. 1989. № 7.

7 Очевидно, после этого приглашения в Сестрорецк приехали А.Н. Тихонов и Замятин, познакомивший Чуковского со своей статьей "О сегодняшнем и о современном", см. запись от 21 июля 1924 г.: Чуковский-1. С. 281-282.

8 Федин Константин Александрович (1892-1977) - писатель. В № 4 PC напечатан его рассказ "Тишина".

31. Е.И. Замятин - К.И. Чуковскому

29 июля 1924 г.
Ленинград

Дорогой Корней Иваныч,

Вы - специалист по детским болезням, второй Конухес1. Поэтому: не будете ли добры прочесть прилагаемую сказку в стихах Игоря Маркова2. Если Вам понравится - направьте ее с письмом к Клячко3, пусть автор (студент) подработает на этом деле.

Ваш Евг. Замятин.

29-VII-1924

1 Конухес Григорий Борисович - детский врач.

2 Возможно, речь вдет о ленинградском литераторе и инженере Игоре Маркове, немногим позже объявившем себя поэтом-"речевоком" и ставшем членом "Ордена заумников DSO" (реорганизованного затем в "Левый фланг"). По воспоминаниям И. Бехтерева, после распада "Левого фланга" И. Марков от литературы отошел (Бехтерев И. Когда мы были молодыми // Воспоминания о Н. Заболоцком. М., 1984. С. 66-67).

3 Клячко-Львов Лев Моисеевич (1873-1934) - журналист, владелец издательства "Радуга"; знакомый К.И. Чуковского. См.: Сурис Б. Вокруг "Радуги": Неизвестное письмо К.И. Чуковскогок Л.М. Клячко // Детская лит. 1989. № 5. С. 65-66.

32. Е.И. Замятин - К.И. Чуковскому

(приписка к письму А.М. Эфроса К.И. Чуковскому от 12 сентября 1924 г.1)


12 октября 1924 г.
Москва

Сейчас бегу - и потому пишу только несколько слов. Первое - привет. Второе - мат: где же "Паноптикум"2 для 3-го №? Вожусь с театром3. Еще не знаю точно, когда буду в Питере и сколько задержусь здесь.

Ваш Е.З.

1 РО РГБ. Ф. 620. Карт. 4. Ед. хр. 42. В этом письме К.И. Чуковскому А.М. Эфрос сообщал: "Спешу ответить на Вашу телеграмму, - вернее, спешим, так как Евгений Иванович вдруг нагрянул в Москву, и сейчас сидит возле меня в редакции". Письмо посвящено предполагаемому содержанию четвертого номера PC (А.М. Эфрос писал в частности: "Я бы очень просил непременно провести Герасимова и Кириллова в этом №, по причинам понятным, они сами пришли, это наш левый фланг, и развертывать журнал в эту сторону нам надо").

2 Раздел "Паноптикум" в № 3 напечатан не был.

3 Речь идет о репетициях пьесы "Блоха", которые начались во МХАТе 2-м в сентябре 1924 г.

33. Е.И. Замятин - К.И. Чуковскому

2 октября 1924 г.
Ленинград

Дорогой Корней Иваныч,

Эфрос, конечно, не приехал и сегодня. А ведь мы сегодня назначили в 4 совет с Эйхенб<аумом> и Тыняновым1. Вы не забыли? И - как думаете - все-таки стоит устраивать это заседание? Нам с Вами, пожалуй, все-таки следовало бы поглядеть рукописи, а то завтра опять будет столпотворение.

Ваш Е.З.

2-Х-1924

1 Тынянов Юрий Николаевич (1894-1943) - писатель и литературовед; активно сотрудничал в PC.

34. Е.И. Замятин - К.И. Чуковскому

После 23 октября 1924 г.
Ленинград

Дорогой Корней Иваныч.

Получил сегодня от Тихонова письмо. Ругается, что Некрасова нельзя сдать в цензуру - из-за пропусков в рукописи (вероятно, неразобранные места в рукописи некрасовской подлинной)1. Может быть, Вы могли бы хоть часть восстановить?

Это - первое. Второе - Тих<онов> пишет, что лучше бы не посылать Вашего письма Горькому, ибо - по Тихонову - "доброго ничего не выйдет"2.

Вот пока и все.

Евг. З.

1 См. примеч. 3 к письму 27.

2 Очевидно, это не дошедшее до нас письмо связано с негативной реакцией М. Горького на некоторые материалы PC. После выхода № 3 журнала 23 октября 1924 г. он написал об этом А.Н. Тихонову, резко отозвавшись о публикациях Замятина, В.Б. Шкловского, Б. Пильняка: в заключение письма он просил снять свое имя с титула журнала (см.: Нов. лит. обозрение. 1997. № 26. С. 366).

35. Е.И. Замятин - К.И. Чуковскому

27 ноября 1924 г.

Москва

Дорогой Корней Иваныч.

После долгих, трехдневных родов (щипцы накладывал Эфрос) - "Перегуды" приняли тот вид, в котором это Вам посылается. Если с Вашей стороны протеста не будет - отправляйте это в набор и в цензуру1.

Я задержусь еще из-за своих театральных дел, а так же из-за своднических: пытаемся свести "Русский Современник" с новым содержателем, ибо Магараджа2 становится импотентом. Вернусь в воскресенье или понедельник.

Положение безденьговое.

Ваш Евг. Замятин.

27-XI-1924

1 Речь идет о статье "Перегудам. От редакции "Русского современника"", написанной в ответ на критику журнала преимущественно в официальных органах печати. В создании статьи активное участие принимал К.И. Чуковский, записавший 24 ноября 1924 г. в дневнике: "<...> мы с Замятиным написали отповедь нашим ругателям. Идея статьи моя. Я предложил взять стихотворение Пушкина и раскритиковать его на манер Родова, предложил взять лесковского Перегуда из "Заячьего Ремиза"; я сильно переделал то, что написано Замятиным, но он ведет себя так, словно статья написана им одним" (Чуковский-1. С. 292). После этого статья еще раз была доработана Замятиным, о чем свидетельствует и данное письмо. До 12 декабря статья была отправлена в цензуру и встретила там сильное сопротивление; 16 декабря К.И. Чуковский записывает в дневнике: "<... > мы на семейном совете положили: выбросить из "Перегудов" конец" (Чуковский-1. С. 295). Статья появилась в сокращенном виде в № 4 PC: известные на сегодня редакции воспроизведены в кн.: Замятин. Я боюсь. С. 123-131, 314-315.

2 Имеется в виду Магарам Николай Иосифович (Осипович) - издатель PC, после резко критической оценки журнала в советской печати (в частности, К. Розенталем в "Правде" от 5 ноября 1924 г.) отказавшийся от финансирования издания. Ср. в письме Замятина жене от 24 ноября 1924 г.: "У Магарама нету денег; "Современник" трещит. Пробуем устроить комбинацию с другим издателем - через Пильняка; на меня возложена миссия обработать Пильняка" (РНЗ. С. 277).

36. К.И. Чуковский - Е.И. Замятину

Осень 1924 г.
Петроград

Дорогой Евг<ений> Ив<анович>.

1) Конечно, я против "Раздавливаемого" Юрковского1: слишком борзо написано, в чириковском стиле2.

2) Коркин3 - лучше, но тоже плох. Так теперь пишут все.

3) Сергея Боброва, Михайлова, Браудо4 - конечно, в печать. Но не длинно ли Бобров говорит об Ампе5?

4) Переселенков6 о Тютчеве - не надо.

5) Ларионов7 - ни к чему.

6) "Резеда" - дамское.

7) Очень хороши сонеты Вяч. Иванова. Особенно первый, второй и седьмой8. Цензурны ли.

8) У Семеновского9 серьезное стихотворение на стр<анице> 3 под Тютчева. Но последняя строфа плохая.

Пишу лежа. Простите плохой почерк. Остальной матерьал пришлю на днях. Я получил очень теплое письмо от Веры Владимировны. Привет ей от меня скажите, пожалуйста.

К.Ч.

1 Очевидно, Юрковский Александр Моисеевич - прозаик, печатался в "Веселом альманахе", автор книги "Ленинские юнкера", вышедшей тремя изданиями в 1924-1930 гг.; позднее - автор учебных пособий по стенографии. Здесь и ниже речь, вероятно, идет о произведениях для невышедшего № 5 PC.

2 Чириков Евгений Николаевич (1862-1932) - прозаик и драматург.

3 Неустановленное лицо.

4 Бобров Сергей Павлович (1889-1971) - поэт, прозаик, критик. Михайлов П. (наст. фам. и имя Корелин-Корчиков Павел Михайлович) - критик; печатался в PC. Браудо Евгений Максимович (1882-1939) - искусствовед и критик; активно сотрудничал в PC.

5 Амп Пьер (наст. имя и фам. Бурийон Анри; 1876-1962) - французский писатель.

6 Переселенков Степан Александрович (1865-1940) - литературовед.

7 Очевидно, Ларионов Николай Васильевич - прозаик и критик, в 1920-е гг. печатался в журналах "Красная нива", "На литературном посту", "Октябрь", альманахе "Ковш", автор вышедшей позднее книги: Звездные шлемы / Предисл. С.М. Буденного. М.: Молодая гвардия, 1925, или - Ларионов Н.Н., поэт.

8 Речь идет о цикле сонетов "De Profundis" поэта и теоретика литературы Вячеслава Ивановича Иванова (1866-1949), полностью опубликованном только в 1937 г., см.: Котрелев Н. Из переписки Вячеслава Иванова с Максимом Горьким: К истории журнала "Беседа" // Europa Orientalis. Roma, 1995.Т. XIV. № 2. Р. 191, 192.

9 Семеновский Дмитрий Николаевич (1894-1960) - поэт, критик.

37. Е.И. Замятин - К.И. Чуковскому

До 25 декабря 1924 г.
Ленинград

Дорогой Корней Иванович,

автор рассказа "Бабий штаб" очень просит дать ему ответ до завтра, до четверга: если мы не берем - завтра он отдаст рассказ еще куда-то. Может быть, подойдет в "Новый быт"1?

Еще к Вам просьба: не зайдете ли в цензуру, чтобы ускорить возвращение материала для № 4. Я бы зашел и сам, да думаю, это будет хуже.

Е.З.

В пятницу приезжает Главком2.

1 Под таким заглавием в № 3 PC был напечатан очерк В.Г. Финка. По-видимому, редакторы PC планировали в дальнейшем открыть в журнале раздел под таким же названием.

2 Очевидно, А.Н. Тихонов.

38. К.И. Чуковский - Е.И. Замятину

20 июня 1926 г.
Луга

Дорогой Евгений Иванович.

Мне хочется Вам рассказать о той невероятной расправе, которую "Вечерняя Красная" творит с моим бедным романом "Бородуля"1. Я не узнаю в этом романе ни одной моей строчки. Каждый день редакция коверкает его ad usum Delphini2. Так как мне, весьма возможно, придется обратиться в Союз Писателей для защиты своего доброго имени, позвольте сообщить Вам - на всякий случай - то письмо к редактору "Красной Газеты", которое я отправляю сейчас. Вот оно:

"Многоуважаемый Петр Иванович3. Я ничего не имел против того, чтобы мой "Бородуля" печатался под моим именем. Но тогда он должен печататься без всяких изменений. Теперь же, после того, как этот роман варварски исковеркан и скомкан, ставить на нем мое имя нельзя. Никто не имеет права приписывать мне того Бородулю, который печатается до сих пор в Вашей газете. Я разрешаю Вам (если у Вас есть непременное желание сделать мне неприятность) печатать конец этот романа под моей фамилией, но при этом ставлю непременное условие - печатать все полностью, не изменяя ни одной строки. Я отвечаю за то, что подписано моим именем.

Если редакция хотела что-нибудь изменить в моей вещи, у нее было для этого достаточно времени. Больше полугода рукопись "Бородули" находилась у Вас в руках - и так как в течение этого времени я часто бывал у Вас в редакции, то случаев для совместных изменений романа у Вас было огромное множество.

Итак: или - или. Или печатаете мою рукопись полностью, но без изменений, под моей фамилией. Или искажайте ее и впредь, но не приписывайте мне ее авторства.

Вот. "Бородуля", быть может, вопиюще плох, но он совсем не таков, каким сделала его редакция "Красной Газеты", сочинившая его заново и вдруг ни с тот ни с сего объявившая публике, что я автор именно этого вздора, который принадлежит ей, я не мне.

Насилие над литературой и литераторами становится воистину чудовищным"4.

Где Вы проводите лето? Луга оказалась прелестное место. Лучше Коктебеля и Сестрорецкого курорта. Сосны, холмы, тишина. Мы с Куком5 (который живет здесь) решили найти для Вас дачу - на берегу озера в сосновом бору. Теперь можно достать дешево чудесную дачу.

Ваш Чуковский.

Луга. Пансион Абрамова.

20/VII 1926

1 Роман печатался в вечернем выпуске ленинградской "Красной газеты" с 15 мая по 18 июня 1926 г. (под псевдонимом "Аркадий Такисяк") и 22-25 июня. Републикован: Природа и человек. 1987. № 10, 12 (публ. И. Андриановой); об этом произведении см.: Андрианова И. Запасайтесь зонтиками // Там же. 1987. № 1.

2 Для наследника престола, дофина (лат.). Идиоматическое выражение, обычно употребляющееся по отношению к изданиям с исправлением авторского текста по цензурным соображениям.

3 Чагин Петр Иванович (наст. фам. Болдовкин; 1898-1967) - партийный работник, журналист; в 1926-1927 гг. - редактор "Красной газеты".

4 Приведенное письмо в "Красной газете" не было опубликовано, но в номере от 22 июня была помещена заметка "Исчез бесследно Аркадий Такисяк!", подписанная "А. Неунывающий" и извещавшая, что публикуемое окончание романа "дописано" К.И. Чуковским.

5 Неустановленное лицо.

39. Е.И. Замятин - К.И. Чуковскому

13 июля 1926 г.
Лебедянь

Лебедянь. 13-VII-1926

Дорогой Корней Иванович,

Ваше письмо из Луги получил дня за два до отъезда из Петербурга, когда каждый день был до верху набит всякими дорожными мелочами - как чемодан. Решил: уж лучше напишу Вам, как приеду на место.

А приехал - слёг и лежал, почти не вставая, по сей день. Да и сейчас, признаться, пишу Вам не без труда. Климат, что ли, это - не знаю, но только так болеть мне давно не случалось - влёжку. Позабыл, как эта болезнь называется по-латыни, но по-русски - а также и по-советски - имя ей: лень. Такая вдруг одолела, что боюсь - калекой на всю жизнь останусь.

Должно быть, со страху - послезавтра уеду отсюда на несколько дней в Липецк (60 верст на лошадях, с кормежкой на постоялом дворе в Лубнах - построен двор, на всю губернию славится удивительными, гигантскими, несчетными мухами). Из Липецка опять вернусь сюда, и опять буду жить, целые дни в саду и писать письма (а может и еще что - если излечусь) на этом же колченогом столе. Позже, может быть, передвинусь и куда-нибудь к югу - коли пришлют из Питера денег.

Вы, вероятно, читаете и думаете: "Все Жомини да Жомини, а о Бородуле ни полслова"1. Ну, так вот полслова: "Бородулю" я, было, начал читать, но давалось это в газете такими крошечными огрызками и огарками, что я со второго же номера бросил: это все равно, что чайной ложкой щи хлебать - лучше потом прочитать все сразу. Кажется, Вы решили сделать то же самое. Это жаль: конечно, надо было бы поднять дело с самого начала - как только появились первые главы с приложением к ним редакционной пятерни. А Вы, должно быть, попавши в Лугу - заболели тою же самой травной, цветочной, птичной, воздушной болезнью, что и я - и слишком поздно вспомнили о подкинутом в "Красную Газету" Бородуле. А когда вспомнили - подкидыша-то, уже оказывается, воспитали по-своему: поди-ка теперь переучи.

Но проучить воспитателей таких - никогда не поздно. К Вашему сведению сообщаю, что в Союзе Писателей сейчас - по адресу издательств и редакций, гуннствующих над авторами, - дух очень боевой. Перед началом наступления позвоните юрисконсульту (помните его? - Иосиф Яковлевич Рабинович2 - 1-36-20).

Не ругайте меня за куропись: виноват инвалид-стол. Буду рад, если напишете (Лебедянь, Тамбовской, Покровская, 12).

Ваш Евг. Зам.

Аким-то наш - где теперь?3

1 Обыгрываются строки из стихотворения Д.В. Давыдова "Песня старого гусара" (1817): "Жомини да Жомини, / А об водке ни полслова". Жомини Анри (1799-1869) - генерал и военный писатель.

2 Рабинович Иосиф Яковлевич (псевд. О. Ларин; 1890-?) - адвокат и журналист, в середине 1920-х гг. работал также юристом Ленинградского отделения Всероссийского союза писателей.

3 А.Л. Волынский скончался 6 июля 1926 г.

40. К.И. Чуковский - Е.И. Замятину

После 1 февраля 1928 г.
Кикерино Ленинградской обл.1

Дорогой Евг<ений> Ив<анович>.

Статью Крупской2 и мой ответ на него - я доставил Калицкой3, чтобы она дала их Вам. Но ответ мой неполон. Он касается только "Крокодила". Между тем главная тяжесть ее статьи - Некрасов. Ответ мой in this part is very simple4: о Некрасове я в своей жизни напечатал 50 печатных листов. Судить о моих отношениях к нему имеет право лишь тот, кто прочел все эти 50 листов. Н<адежда> К<онстантиновна> К<рупская> прочла две страницы - и произнесла приговор. Вся ее критика между строк. Она читает не строки, а между. С заранее обдуманным намерением - уничтожить, истребить, растоптать5.

Написал бы много, но - болит голова. Чуть станет легче - напишу подробно. Я в монастыре - в трех часах езды от Ленинграда. Воздух дивный, но в номере - угар и нет еды. Ничего, кроме гороху.

А между тем я серьезнейше болен, отравлен вероналом6, - и растоптан подлыми ногами друзей.

Привет Людмиле Николаевне!

Ваш Чуковс<кий>

1 Место установлено по записи К. Чуковского на обороте листа: "Станция Кикерино (Балт. ж. д.). Монастырь".

2 Письмо написано в связи со статьей Н.К. Крупской "О "Крокодиле" К. Чуковского", напечатанной в "Правде" 1 февраля 1928 г. В статье содержался ряд неоправданно резких оценок как произведений К.И. Чуковского для детей, так и его работ о Н.А. Некрасове. Начавшаяся было кампания борьбы с "чуковщиной" была остановлена на время М. Горьким, напечатавшим 14 марта 1928 г. в "Правде" "Письмо в редакцию", однако заново разгорелась в начале 1929 г. См. специально об этом в публикациях: Борьба за сказку: Из архива Корнея Чуковского / Вступл. и публ. Е. Чуковской // Детская литература. 1988. № 5. С. 31-35; Борьба с "чуковщиной": Документы по истории литературы 20-х годов / Предисл. и публ. Е. Чуковской // Горизонт. 1991. № 3. С. 17-25.

3 Калицкая Вера Павловна (по мужу Гриневская, псевд. В. Абрамова; 1882-1951) - детская писательница; первая жена А.С. Грина.

4 В этой части очень прост (англ.).

5 Этот ответ "В защиту "Крокодила"" опубликован в составе указанной выше публикации "Борьба за сказку" только в 1988 г.

6 Снотворное средство.

ПРИЛОЖЕНИЕ

41. Е.И. Замятин - К.И.Чуковскому

(первый вариант письма № 15)

30 июня 1922 г. Петроград

Дорогой Корней Иваныч.

Обо всем этаи очень трудно писать, говорить гораздо легче. Ну, все равно.

Первое - хотите Вы этого или не хотите - мне во всей этой истории очень Вас жаль. Это я и говорил С<офье> А<ндреевне>, и это определило все мои выступления по Вашему делу. Для меня бесспорно, что Ваше письмо - частное, и то, что оно опубликовано - это непростительное пакостничество Толстого. А раз письмо частное - судить по нему можно не о Чуковском - члене таких-то и таких-то союзов и домов, а о Чуковском - человеке, товарище, друге.

И вот тут - я буду говорить начистоту - у меня получилось ощущение, что Чуковский - товарищ и друг не очень надежный. Я знаю, что вот если меня возьмут и засадят (потому что сейчас нет в Советской России писателя более неосторожного, чем я) - если так случится, Чуковский одним из первых пойдет хлопотать за меня. Но в случаях менее серьезных, как тут, с Толстым, ради красного словца или черт его знает ради чего - Чуковский может сказать: Серапионы - это да, а Замятин - хлам.

Когда это пишут и говорят всевозможные окуневы1 и городецкие2 - мне только забавно. Но когда это же самое говорит Чуковский - мне не забавно. Потому что я пишу для десяти человек - может быть, для пяти - и один из этих пяти - Вы.

И еще. За эти годы, когда мы были с Вами ведь очень близки, мне не раз и разные люди говорили: Чуковский? Да Чуковский говорит о Вас то-то и то-то. Я всегда видел в этом только сплетни тех, кому хотелось зачем-то нас разделить, я всегда и немедленно же выбрасывал это за окошко. Но вот теперь, когда насвинил Толстой - поневоле начинаешь думать: может, и все прочее - на самом деле было? И какое же тогда товарищество?

Одним из тех немногих, кто честно относится к слову, к искусству слова, - Вы для меня, конечно, останетесь, этого никто не может изменить. И время, думаю, залечит трещину между Вами - человеком и мной - человеком. Но сейчас, сразу - я не могу еще к этому привыкнуть, попробуйте это понять. Это не значит, что я сердит на Вас - слово не подходящее. Как я могу сердиться на то, что Григорий Лозинский - хромой? Но однажды - я увидел это (сначала не видел), и прошло столько-то времени, пока я к этому привык, пока я снова перестал видеть это. Вот и все.

Повторяю - писать об этом мне трудно, - особенно сегодня, когда голова - невыспанная, пасмурная, и я замучен всякими делами. И может быть, выходит не все и не то, что я хотел.

Евг. З.

30-VI-1922

1 Окунев Яков (наст. фам. и имя Окунь Яков Маркович; 1882-1932) - беллетрист, детский писатель, журналист. Участвовал в революционном движении в 1903-1907 гг., от которого впоследствии отошел; сотрудничал в многочисленных бульварных изданиях. В 1917 г. вступил в РСДРП(б). Октябрьскую революцию первоначально не принял, выступал с резкими антибольшевистскими статьями. Позднее отношение к советской власти изменил, широко печатался в советских изданиях (включая "Правду").

2 Городецкий Сергей Митрофанович (1884-1967) - поэт, прозаик, переводчик, драматург, критик. В 1914 г. в самом начале войны посвятил Николаю II стихотворение "Сретение царя" (вошло в его кн.: Четырнадцатый год. Пг., 1915); после Октябрьской революции "полевел". Резкая политическая переориентация, продемонстрированная в его выступлениях и публикациях в августе-сентябре 1920 г., стала своеобразной сенсацией для литературной общественности Петрограда, куда после более чем трех лети его отсутствия он приехал из Закавказья (см., напр., его фельетоны "Покойнички" и "Разложение интеллигенции", опубликованные соответственно в "Красной газете" от 8 августа 1920 г. и "Известиях" от 12 августа 1920 г.). Замятин откликнулся на одно из первых выступлений С.М. Городецкого в статье "Я боюсь" (1921).