ИС: Вопросы истории, 2006, № 1

Е.В. Тарле и К.И. Чуковский. Переписка

Когда Корней Иванович Чуковский (1882-1969 гг.) познакомился с историком Евгением Викторовичем Тарле (1875-1955 гг.) - точно не известно. Но Новый 1922-й год они встретили вместе. Корней Иванович описал, как это происходило, в своем дневнике: "Встреча Нового Года в Доме Литераторов. Не думал, что пойду. ... Пошел экспромтом, потому что не спалось. ... Мы заняли один столик с Фединым, Замятиным, Ходасевичем - и их дамами ... Потом меня подозвал к себе проф. (еще не академик, им он будет избран в 1927 г. - Е.Н.) Тарле - и стал [вести] ту утонченную, умную, немного комплиментарную беседу, которая становится у нас так редка. Он любит мои писания больше, чем люблю их я. Он говорит мне: "У вас есть две классические статьи - классические. Их мог бы написать Тэн. Это - о Вербицкой и о Нате Пинкертоне. Я читаю их и перечитываю. И помню наизусть..." И стал цитировать"1. 1 января 1922 г. Е.В. Тарле сделал запись в "Чукоккале": "Не могу писать тут, чтобы оставить Чуковскому достаточно места для будущей третьей классической статьи"2.

Переписка между историком и литератором длилась около четверти века. К сожалению, Тарле не имел привычки бережно хранить получаемые письма. Наследники тоже приложили руку к распылению документов, к уничтожению части архива историка. Его внучатый племянник Я.Л. Кранцфельд в своих воспоминаниях передает содержание одного из писем Чуковского3. Когда я обратился к мемуаристу с просьбой помочь найти пересказанное им письмо, то получил следующий ответ: "Действительно существовало одно письмо К.И., которое Е.В. хранил отдельно среди дорогих ему реликвий - автографа Пушкина, письма Л. Толстого и др. Тогда я его и читал в первый раз. После смерти Е.В. его сестра Мария Викторовна продавала эти раритеты музеям. В то время я прочел его во второй раз. Это было в 56-ом году. Т.к. музея К.И. тогда не существовало и сам он был в добром здравии, письмо это продано не было и просто пропало. ... По моей просьбе Виктория Михайловна Тарле (племянница. - Е.Н.) еще раз пересмотрела все бумаги, оставшиеся после Е.В. и М.В. Часть бумаг попала к А.Г. Чернову, умершему в 81 г. (составитель и организатор собрания сочинений Е.В. - Е.Н.). Кое-что он продал в архив АН СССР (письмо Сталина, фрагменты рукописей), но письма К.И. среди этих материалов нет, а то, что осталось у Чернова, ушло куда-то по его семейным каналам, которых ни я, ни Виктория Михайловна не знаем". В ходе поисков в Архиве Академии наук удалось выявить только одно письмо Чуковского, адресованное историку.

Возможно, "небрежное" отношение Тарле к получаемым письмам было вызвано драматичными событиями рубежа 1920-1930-х годов. Тогда руководство советского государства решило окончательно подчинить себе Академию наук. Одним из "мероприятий", которые должны были обеспечить выполнение поставленной задачи, стало "дело историков" или, как его еще называют, "дело Платонова - Тарле".

Все началось с направления в академию правительственной комиссии во главе с Ю.П. Фигатнером. 21 октября 1929 г. комиссия пришла в Библиотеку Академии наук (БАН). Фигатнер, проинформированный заранее заведующим Русским отделением библиотеки В.П. Викторовым, уже знал, что и где надо искать. Комиссия сразу же направилась в комнату № 14, где вскоре ею был найден конверт с подлинными отречениями Николая II и его брата Михаила. Теперь у власти появилось "основание" для обвинения сотрудников Академии наук в монархическом заговоре. "В ночь с 23 на 24 октября прошли большие аресты в городе вообще и среди работников АН в частности. ... В Ленинград срочно прибыли председатель Центральной комиссии по чистке Я.X. Петерc и член президиума той же комиссии Я.С. Агранов"4. Еще 19 ноября 1928 г. были арестованы заведующий отделением БАН А.А. Сивере и библиотекарь В.Е. Вальденберг. Теперь настала очередь академиков. 12 января 1930 г. был арестован С.Ф. Платонов, через две недели - Тарле. 8 августа 1931 г. Коллегией ОГПУ ученые были "осуждены к высылке в отдаленные места СССР сроком на 5 лет"5. Платонов попал в Самару, где умер в 1933 г., Тарле - в Алма-Ату. В 1932 г. он сделал заявление об отказе от своих показаний, данных в ходе следствия. В декабре того же года Тарле было разрешено вернуться в Ленинград.

Случившееся стало испытанием не только для ученого, но и для его друзей. Не все это испытание выдержали с честью. С 1913 г., со времени работы в Юрьевском университете, Тарле дружил с юристом-международником В.Э. Грабарем, братом известного живописца. После возвращения из ссылки историк прекратил всякое общение со своим старым товарищем, с которым до этого активно переписывался6. Причиной разрыва отношений стало то, что в 1931 г., приехав в Ленинград, Грабарь побоялся навестить жену сосланного друга.

Чуковский не только не боялся общаться с родственниками тех, кого вскоре стали называть "врагами народа", но и нередко вступался за безвинно осужденных. Он вместе с Тарле пытался облегчить участь А.А. Богданович, дочери их общей знакомой - писательницы Т.А. Богданович.

Тарле привлекал в Чуковском прежде всего талант исследователя. Писателю импонировал присущий историку дар художественного воображения. Чуковский писал о своем друге: "Как пламенно он умеет восхищаться, как юноша, забывая себя. Как дома, он в дипломатических канцеляриях, во всех европейских дворцах.... Силой своего творческого воображения он как великий художник воскрешает для себя - и для нас - каждого человека былых поколений [так], что видит каждую морщинку у него на лице, видит его походку, прическу, одежду"7.

Дружбу двух незаурядных личностей - писателя и историка - оборвала смерть Тарле. 10 января 1955 г. Чуковский записал в дневник: "Умер Тарле - в больнице от кровоизлияния в мозг. В последние три дня он твердил непрерывно одно слово - тысячу раз. Я посетил его вдову, Ольгу Григорьевну. Она вся в слезах, но говорит очень четко с обычной своей светской манерой: "Он вас так любил. Так любил ваш талант"8.

Письма Е.В. Тарле публикуются по автографам, хранящимся в ОР РГБ (ф. 620, картон 71, № 49, л. 1 - 19. Письмо К.И. Чуковского - по автографу, хранящемуся в Архиве РАН (ф. 627, оп. 4, д. 126, л. 1).

Вступительная статья, подготовка текста и комментарии Е.Н. Никитина.

Примечания:


1. ЧУКОВСКИЙ К.И. Дневник. 1901-1929. М. 1991, с. 185-186.

2. Чукоккала. М. 1999, с. 189.

3. Из литературного наследия академика Е.В. Тарле. М. 1981, с. 325.

4. ПЕРЧЁНОК Ф.Ф. Академия наук на "великом переломе"! - Звенья. М. 1991. Вып.1, с. 204.

5. Академическое дело 1929-1931 гг. Документы и материалы следственного дела, сфабрикованного ОГПУ. СПб. 1993, с. XLVIII.

6. Минувшее. СПб. 1998. Т. 23, с. 263-294.

7. Отдел рукописей Российской государственной библиотеки (ОР РГБ), ф. 620, картон 47, № 21, л. 4, 6.

8. ЧУКОВСКИЙ К.И. Дневник. 1930-1969. М. 1994, с. 119-220.

1. Е.В. Тарле - К.И. Чуковскому 7 июля 1929 г.1. Детское Село2.

7/VII. Дорогой Корней Иванович,

Так как я курсирую между Ц. Селом и Питером, то лишь сегодня получил Вашу открыточку. Спешу пока ответить вчерне, по памяти, наспех. Буду в городе - наведу справки поточнее.

1. Франк в 1861 г. должен был стоить около 50-52 коп. (золотых 40 фр. - четырьмя золотыми монетами по 10 фр. каждая - были точно - по весам - равны тогдашнему одному русскому империалу золотом - т.е.10 рублям. Но в 1861 г. за золотые рус. 10 рублей давали часто бумажками 20 руб., а то и больше, курс колебался. Постараюсь определить точнее, и тогда Вам напишу.

2. Парижские события 1861-2 г. Слегка либеральные реформы (декрет 24 ноября сенату и законодат. корпусу - позволено отныне вотировать адрес в ответ на тронную речь; немножко расширены законодат. права этих учреждений). Отменены все предостережения, данные газетам за этот год; Персиньи3 предписал префектам "по возможности" воздержаться от произвольных арестов. - Оппозиционные речи 5 депутатов (les cinq)4, числившихся в Зак. корпусе "по оппозиции"5. Попытка сближения с Англией (после смети мужа Виктории6 принца Альберта 7 - наложен траур на франц. двор по приказу Наполеона8 - на 20 дней, как после царств государя). Но несмотря на все это - с Англией холодность и недоверие, англичане сердились за присоединение Савойи и Ниццы9, Наполеон - на англичан за усиление их флота в Средиз. море etc10, - процесс банкира Миреса11 (мошенник, - подкупал сановников, - и - сначала осужден на 5 лет, потом освобожден. Страшный скандал, приписывали подкупу, приказу свыше и т. д.). Грандиозные перестройки в Париже - префект Hausman etc; грандиозный успех правит, займа на эти перестройки: правительство хотело лишь 132 миллиона фр., а подписка дала 2 миллиарда. Скандал с Ренаном12: его избрали в College de France, a он на вступит. лекции отрицал божеств, природу Христа, за что и был уволен: происки клерикалов у императрицы Евгении13. Большое раздражение из-за этого в либер. кругах. Начало мексиканской авантюры14. Если Вас это все не удовлетворяет, то по приезде в Питер - покопаюсь в книжках. Здесь в Д. Селе кроме собств. башки у меня, к сожалению, ничего для справок нет. (Еще для 1861: демонстрат. сочувствие полякам со стороны Напол. III).

3. Прожиточный минимум в Петербурге в шестидесятых гг. для одного человека и можно ли было прожить на 50 р.? Кажется, да. Помниться, П.К. Мартьянов (Дела и люди века. СПб. 1893, том II) говорит, что в 60-х гг. гвардейские офицеры помоложе (I категории) получали от 650 до 730 р. в год 15, армейские - меньше (не помню сколько). А.Ф. Бычков 16 получал в качестве хранителя рукопис. отд. библиотеки около 80 р. в месяц, а должность считалась очень почетной и завидной. Библиотекари Университета получали 40-45-55 р. в месяц.

Жму Вашу руку, черкните точнее, что Вас еще интересует (напр. по пункту 2-му).

Ваш Е. Тарле. Пишите лучше по адр.: Набережная 9 января, дом 30.

P. S. Империал времен Витте 17 был 15 руб., но весил столько, сколько империал 60-х гг. в 10 р. В 1881 г. Стасюлевич18 сказал Щедрину19: "Беда, мне за 100 р. дали в Париже всего 213 франков". А Щедрин: "Это еще ничего, а скоро Вам за 100 р. в морду будут давать".

2. Е.В. Тарле - К.И. Чуковскому 13 июля 1929 г. Детское Село.

Д. Село, 13/VII 1929. Дорогой Корней Иванович,

Цифра 33 коп. за франк в 1861 г., даваемая рус. газетами, имеет в виду, очевидно, размен золотой русской монеты. Дело в том, что, как я Вам писал, русский золотой империал, на котором было написано: 10 рублей - в 1861 г., - и 15 рублей в 1895 г. - при вполне одинаковом количестве золота, - был в точности (на весах) равен двум наполеондорам - по 20 фр. каждый, или 4 золотым десятифранковикам. Другими словами: 10 золотых рублей 1861 г. = 40 золотым франкам или = 25 копейкам золотом. Но, - 1) при переводе "векселями" как тогда выражались, - даже если Вы вносили в Петербурге в банк всю сумму золотом, - в Париже Вам давали в 1861 г. несколько меньше, т.к. считали франк несколько дороже, не в 25 коп., - а скажем 30-32- 33 коп. (Если же Вы русское золото "в натуре", империалами, представляли в Париже, то там банк давал Вам правильно, т.е. 4 франка за рубль, т.е. значит считая по 25 коп. Конечно, несравненно удобнее и возможнее было переводить деньги "векселями", так как прежде всего даже и вывоз золота за границу был ограничен по закону (в России). 2) Однако, чтобы внести в банк золото империалами, - нужно было их прежде всего купить за бумажные ассигнации. И вот тут-то амплитуда колебаний была очень велика. Сейчас [же] после Севастополя и за 20 рубл. ассигнациями трудно было добыть один золотой десятирублевик, а позже можно было за 15-16-17 рублей. Если принять это во внимание, то и выйдет, что, в конечном счете, российский гражданин, имеющий в кармане 1000 бумажных рублей получал за них 500- 600-700 франков золотом (колебания были очень большие, крутые, неожиданные, по 2-3 кризиса валюты за год, понимая под "кризисом" колебания 1 рубля от 2 фр. до 2 1/2 фр. (в 1856-1862 г.). Кстати: прожиточный минимум в Париже был в общем ниже, чем в Петербурге в 1861 г. Жалованье даже среднего служащего, чиновника etc. тяготело к 1200-1800 франкам в год. В провинции - меньше.

Черкните, м.б. еще что-нибудь Вас интересует из того, что я могу знать, с удовольствием сейчас же отвечу.

Ваш Е. Тарле.

P.S. ...Все-таки обследуйте изумительное письмо Белинского о Шевченке (1847 г.)20. Право - это стоящая литературная (и историческая) загадка! Вы напишете, - а я почитаю! И как странно, что никто до сих пор в это не попробовал углубиться21.

3. Е.В. Тарле - К.И. Чуковскому 22 июня 1940 г. Санаторий "Узкое".

22/VI. Дорогой Корней Иванович,

Конечно, ничего не пишите и не сообщайте Татьяне Александровне22. Ничего решительно. Она очень больна сейчас сама.

Ваш Е.Тарле. Москва 17. Санаторий "Узкое"23. Тел. В-2-28-27.

4. Е.В. Тарле - К.И. Чуковскому 1 июля 1940 г.24. Санаторий "Узкое".

Дорогой Корней Иванович,

Я получил Ваше письмо и отвечаю, - но Вы уже, наверное, получили мое в ответ на Ваше печальное сообщение. Я уж беру на себя все это дело, я ведь в переписке с Тат. Ал.25. Конечно - не сообщу, буду фантазировать. Она сама ведь больна...

Сердечный привет Вам и Марии Борисовне26.

Я буду тут в "Узком" до 1 августа. Но увы! не отдыхаю и работаю, да еще по одному срочному заданию27. Ваш Ев.Тарле.

5. Е.В. Тарле - К.И. Чуковскому. 5 июля 1940 г.28. Санаторий "Узкое".

5/VII. Дорогой Корней Иванович,

Очень встревожен: Лидия Корнеевна29, не зная о нашем с Вами условии, кажется, "готовит" бедную Тат. Ал. к печальному известию. Напишите ей, что это не нужно, пусть ровно ничего не говорит. Я беру все на себя! Привет мой сердечный Вам и Марии Борисовне.

Е. Тарле. Москва 17. Санаторий "Узкое".

6. К.И. Чуковский - Е.В. Тарле. Июль 1940 г. 30. Москва.

Дорогой Евгений Викторович. - Я не сообщал Лиде 31 о Шурочке32, откуда же она узнала? "Во всяком случае" немедленно пишу ей требование, чтобы она оставила при себе свою жестокую жалость. Я написал Т.А.33 большое письмо на всякие посторонние темы; получил ответ; чувствую, что Вам будет легко отвести ее мысли в сторону, тем более, что не здесь центр ее интересов. Но [для] Лиды мне нужны будут Ваши инструкции: что и как сообщать ей о Шурочке. Читал в Толстовском сборнике чудесное письмо Льва Николаевича к Вам34. В то время он, кажется, никому не писал таких писем.

Ваш К.Чуковский.

7. Е.В. Тарле - К.И. Чуковскому 4 октября 1940 г. 35. Сочи.

4/Х. Дорогой Корней Иванович,

Я уже написал Тат. Ал., что мы с Вами, ввиду личных там36 перемен, и ввиду неблагоприятных условий, решили поотложить наведение новых справок. И все. И я ей высказал, что я - в курсе дела и что Вы именно мне все и сообщаете, что нужно и когда нужно.

Этого держитесь, валите на меня. Она так хрупка, что я очень боюсь, - ей нельзя сказать правду. Привет Вам и Марии Борисовне.

Ваш Е. Тарле. Мой адрес теперь (до 5 ноября) гор. Сочи, санаторий газеты "Правда".

8. Е.В. Тарле - К.И. Чуковскому 19 марта 1941 г. Ленинград.

19 марта 1941. Дорогой Корней Иванович.

Посылаю Вам своего "Нахимова"37, руководствуясь тем же стимулом, как тот тамбовский помещик, который послал своему неисправимому должнику полдесятка дынь в подарок ("чтобы ему стало совестно, - авось вспомнит о долге!"). "Нахимов" не так вкусен, как дыни, но посылается затем, чтобы Вы вспомнили, что ни одной Вашей книги у меня нет (если не считать Вашего "Некрасова"38, которого я стащил без спроса у Татьяны Александровны, - а чтобы не было заметно, отдал его в прекрасный переплет и постоянно перечитываю). Между тем свои книжонки я Вам посылаю!

Вы понимаете, к чему я все это веду: вышло "Высокое искусство" - и здесь его не достать, а так как со времени пропажи "Некрасова" Татьяна Александровна, верно, более зорко следит за своими гостями, то даже и таким путем мне этой книги не приобрести, если Вы ей и пошлете книгу.

А посему: бью челом и жду "Высокое искусство"39.

Татьяна Александровна шлет сердечный привет Вам и Марии Борисовне. Я - тоже. Почему Ваша дочь никогда не заглянет, когда бывает на набережной?

Ваш Е. Тарле. Ленинград 41. Набережная 9 января, 30, кв. 4.

9. Е.В. Тарле - К.И. Чуковскому 10 апреля 1941 г. Ленинград.

10/IV. 1941. Дорогой Корней Иванович,

Получил вашу книгу40 и с наслаждением ее прочел всю от доски до доски, и в мертвой тишине петербургской снежной ночи хохотал во все горло, как сумасшедший, читая о всех этих чернильницах-проходимцах41, "чрезмерно!", цыпочках-напиточках etc. etc. Какие у Вас необъятные познания в этой специальной области, и какое остроумие. Хотел было послать Вам свою одну главу из "Крымской войны", которую напечатала зачем-то "Красная новь" в 12-ой книжке42, но потом решил, что Вы воскликнете, как радловский Шекспир: "чрезмерно!" 43 - и воздержался.

Но какой у Вас талантище... Я думал, что все эти "вскипел Бульон, течет во храм"44 уже отошли в вечность, а оказывается - живехоньки!

Сердечный привет Вам и Марии Борисовне.

Ваш Ев. Тарле.

10. Е.В. Тарле - К.И. Чуковскому.

20 июля 1946 г. Ленинград

Ленинград 41. Дворцовая набер. 30. кв. 4. 20/VII.1946.

Милый Корней Иванович,

Как поживать изволите? Ночью, когда не спится, - а это бывает часто, то я лежу с открытыми глазами и вспоминаю авторов, которых люблю. Напр., вчера вспомнил (и беззвучно хохотал) - вспомнил ни с того ни с сего, как Вы хорошо и тончайше (в общем соболезнуя этому азартному рокамболю) назвали Николая Успенского45 эксцентриком46 (в смутно-цирковом смысле) и отметили этот его в самом деле занятный exhibionnisme47.

Как всегда, Вы уловили самое характерное в индивидууме. И что он, Николай Васильевич, изображал - кого же? Моего надменного лорда Пальмерстона48; от важности не говорившего, а урчавшего, надутого, серьезного, вертевшего Европой... Я хорошо помню эту статью Вашу об "эксцентрике" и пропойце. Видите, хоть, правда, ночью - но Вы меня опять отвлекаете от Екатерины49, Питта Младшего50, Фридриха II51 etc. etc., от экспедиций Ушакова52 и Сенявина53 в Средиземное море и уводите куда-то круто в бок. И еще: у Вас там, помнится, есть одно глубокое, исторически-зловещее наблюдение: что есть голод и голод, и я понял, что Николай Успенский описывал такой голод, какого не описывал никто. Как во Франции такой же голод описал Жюль Валлес54 и никто кроме Валлеса. Это как круги Inferno55: Ник. Успенский и Валлес видели самый последний круг ада. И оба были злы, как бес.

Собираюсь все в Норвегию, поблагодарить тамошнюю Академию за избрание56. Но собираюсь я с мая... и пребуду в Питере, куда, если придет охота, и черкните.

Сердечный Вам и Вашим привет. Ваш Е.Т.

11. Е.В. Тарле - К.И. Чуковскому. 31 января 1950 г. Ленинград.

31/1.1950. Дорогой Корней Иванович,

Большое Вам спасибо за Ваше сердечное, хорошее письмо. Не весьма понимаю, почему Вы называете Ваш доклад57 "злополучным"?! Это был и по содержанию и по форме - яркий, истинно блестящий анализ революционной стихии в творчестве Некрасова58. Слушатели сидели как зачарованные, полтора часа пролетели как 5 минут. Ну, если пресса не упомянула о нем, то, может быть, именно затем, чтобы Вы вследствие очевиднейшего успеха - не очень зазнались. Как раз недавно мне пришлось где-то услышать фразу, что Эйнштейн59 зазнался. Надо бороться с этим явлением. Правда, Вы ничем пока не дали повода думать, что Вы страдаете этим пороком. Но, может быть, тут и профилактика не бесполезна? В Вашем докладе был и громадный, систематизированный материал, и кованная фраза, и остроумие... Словом, - был Чуковский. Как хорошо, что Вы его выпустили. Ведь Вы его не очень часто выпускаете. Знаете, чего мне хотелось бы? Чтобы Вы написали ряд статей о Щедрине. Есть и предлог (дельная книга Макашина)60, и потребность в читательской массе. Та черта, которую Вы приписали Шевченко, относится к Щедрину еще гораздо больше. Макашин умный, дельный, добросовестный исследователь, но - овому талант, а овому два61- и ваши две книги (его, уже написанная, - и Ваша, которую Вы (о, utinam!) 62 напишете в будущем) дали бы советскому читателю полного Щедрина, которого никто не дал читателю дореволюционному. Какой это был пророк! Его душа в "Отечеств. Записках" 63 1870-71 гг. в статьях, в пародиях, во всем, что там было разными авторами сказано о франко-прусской войне64. Он пророчески увидел наглую, подлую, свирепую, самодовольно-хамскую харю Гитлера - в тогдашних немцах. А его "За рубежом"65. Без Вас дело щедриноведения никак не может обойтись66. Подумайте об этом..! Вы скажете, что я тоже заболел болезнью зазнайства, ибо осмеливаюсь давать Вам темы. Но что же, когда простой читатель должен Вам заявить требование, которое обязаны были бы предъявить Вам и Союз советских писателей, и Институт литературы, и другие авторитетные коллективы?

На днях мы уже возвращаемся в Москву. Жена67 шлет Вам привет. Передайте мои наилучшие пожелания Марии Борисовне и Лидии ("цветет уединенно"...). Будем надеяться, что доставите нам снова огромное удовольствие Вашим посещением. Примите мой сердечный привет. Е.Т.

12. Е.В. Тарле - К.И. Чуковскому 30 ноября 1950 г. Ленинград.

Ленинград 41. Дворцовая набер. 30, кв.4. 30/Х1 1950.

Милый Корней Иванович,

Получил уже тут, в Питере, Ваше прелестное письмо. Вы знаете, что Ваше выступление на моем "юбилее"68 (jubilandi causa minima est 75...)69 глубоко растрогало и меня, и жену, и сестру70, и племяшку71, и всех, кто меня любит (есть и такие). Я уж не говорю о сердечности его, - но самый обдуманный оратор не мог бы придумать этот конец, оборванный (явно и ясно) искренним воспением на полуслове! Это все очень взволновало. Но зачем вы, в простуде, рискнули углубить эту простуду? Что за молодое легкомыслие! Что Вы (как и другие) переоценили (и m-me Курдюкова72 сказала бы экзажерировали)73 мои свойства, - это бесспорно. Но Вы знаете, - Марк Аврелий, обращаясь к себе... пишет, что он благодарен тем, кто его ругает "даже несправедливо"74; ну, а я благодарен тем, кто меня хвалит "даже несправедливо". Вероятно, это происходит оттого, что, во-первых, я не стоик, а, во-вторых, состою в несравненно меньших чинах и не так избалован, как покойник Аврелий. Вы в письме помянули Танюшечку75 мою милую, незабвенную, в душе моей навсегда поселившуюся. Спасибо Вам... Я знаю, как она по-настоящему сердечно к Вам относилась. И Ваше письмо сделало Вас родным мне, и Ваше выступление осветилось теперь особым светом для меня. Но как жаль, что Ваши разболелись! Передайте мой дружеский привет. "Как часто Лидия цветет уединенно" 76... Жена и сестра велят Вас сердечно благодарить за Ваше выступление.

Обнимаю Вас. Ваш Евг. Тарле.

P.S. Хотите знать, почему мне отныне не видать визы в Швецию, как ушей своих? Прочтите мою статью "Карл XII в 1708-1709 гг." в 6 книжке "Вопросов истории" (июнь 1950). Ее перевели на шведский язык полностью и будут, конечно, (на этом же языке) обкладывать по 25 число. Послал бы Вам, но не дают оттисков.

13. Е.В. Тарле - К.И. Чуковскому 16 декабря 1950 г.77 Ленинград.

16/XII. Дорогой Корней Иванович,

Получил только что (16/XII в 11 ч. утра) Ваше письмо и немедленно телеграфировал о согласии рецензировать opus Лидии Корнеевны78. Рецензию не замедлю выслать, - жду рукопись для прочтения.

Не собираетесь ли, - как осенью, - сюда в милый, наш с Вами, Питер? Я тут отдыхаю телом и душой (хотя тут было полностью повторение московской сарабанды: заседание в Академии, банкет с выпивкой (и танцами до 2'/2 ночи!) etc.). Хорошо, что это бывает лишь через каждые 75 лет. Иначе было бы несколько утомительно. Сердечный привет от О. Гр. 79 и меня.

Ваш Ев. Тарле.

Л.К. Чуковской, "Зачем же Лидия80 цветет уединенно. В пустынном воздухе теряя запах свой?"

Посмотрите о декабристах в моей "Крымской войне" в новом издании 1950 года в I томе на стр. 2181 (колония в Сибири интересовалась "Кр. войной"). Впрочем, м. б., у Вас уже были и источники, на кот. я ссылаюсь. Тогда незачем и смотреть у меня.

А тема Ваша очень интересна. Почитаю с удовольствием. Еще хорошо, что Ваш рецензент, не слыхавший о декабристах, не знает и восклицания Трубецкой: "Зачем, проклятая страна, нашел тебя Ермак?"82. Он бы тогда нашел тему о Сибири совсем уж "мрачной". (Но и вообще это ни к чему и вспоминать). А, вообще, декабристы нутром любили Россию, любили Сибирь - или душевно ею интересовались, хотя она была для них тюрьмой. А петрашевцы (Петрашевский83, Завалишин84) были сутяги, придиры, их занимала не Сибирь, а генерал-губернаторская канитель с контроверзами, письмами в редакцию, кто прав в дуэли Беклемишева85 etc. etc. Совсем не та опера... Шлю Вам привет.

Ваш Е.Т.

14. Е.В. Тарле - К.И. Чуковскому 1 января 1951 г. Ленинград.

Милый Корней Иванович,

Желаю Вам в новом году изданий и переизданий Ваших детских и взрослых прелестных вещей, из коих я много помню почти наизусть, желаю здоровья Вам и всем вашим. И желаю - ближайше - чтобы мой отзыв (получила ли его уже Лилия? Я послал авиапочтой) - достиг цели. Вы спрашиваете о ленингр. "чествовании". Было в Академии оно, а три дня назад - студенты Унив. (хоть я уже несколько лет здесь не читаю) устроили в Актовом зале grand gala86, набилось до двух тысяч etc. etc. Словом, я после этого решил понемножку начать говорить о себе приблизительно, в (очень мне понравившемся) тоне забойщицы, которую премировали к новому году на заводе в Куйбышеве (она - о себе - сказала так: "вот, все кричат: Луша Черенкова! Луша Черенкова! А никто себя не спросит: но как создавалась Луша Черепкова?!")87. Вероятно, до этой высоты самосознания Луша тоже дошла после парочки юбилейных чествований! Не иначе!

У меня остался текст работы Лидии Корнеевны. Кому и куда его выслать? Кстати, м.б.. что-нибудь нужно бы добавить к отзыву?

Упиваюсь милым Питером, Невой, набережной. Стрелкой, которая зимой так же прекрасна как летом.

Сердечный Вам привет!

Ваш Е. Тарле.

1/1.1951.

15. Е.В. Тарле - К.И. Чуковскому 9 августа 1951 г. 88 Ленинград. 9 августа.

Милый Корней Иванович,

Всякий раз, когда счастье приводит меня в Питер, на мою настоящую квартиру, я перечитываю разных моих "вечных спутников" - напр. Герцена89, книгу Чуковского о Некрасове90etc.

И каждый раз мне кажется, что в этой книге Вы дали то, что долго Вас переживет, что это Ваша - м.б. неосознанная Вами - кульминация (как не сознавал Горький, что его кульминация - это его воспоминания о Льве Толстом91, которые переживут все, что он сделал, и останутся навеки). Я снова пережил то умственное наслаждение, - и такое же живое, как и в первый раз, когда покойница Танюша мне это дала (Ваш ей подарок с надписью) и когда я ей сказал потом, что я 1) отдал эту книгу в хороший переплет и 2) никогда и никому (в том числе ей) не отдам ее, - а буду давать ей только почитать на 2-3 дня. Она поспорила, но примирилась.

В этой книге Вы дали себе простор. Вас никто и ничто не стеснял, и Вы сами себя не стесняли. И тот, кто не читал Вашей книги, не знает Некрасова и величия Некрасова с чисто эстетической стороны. Эту книгу нужно читать и брать en bloc92, как целое, и мне ничуть не мешает, что я решительно не согласен с Вами в оценке, напр., "Русских женщин"93etc. Секрет таких книг, как Ваша, в их уме, в их аналитической глубине, но и в самом настоящем чувстве, которое их проникает. Сложное чувство: тут и непосредственная целомудренно скрываемая любовь к поэту, и обида за него, и раздражение, и нетерпение не только к добротному, непроницаемому пахидерму Антоновичу94 но и к умному, ученейшему, талантливому, благородному Владимиру Соловьеву95 (ни аза в глаза, увы! не смыслившему в поэзии, почему так охотно и писал он свои стихи, и почему М.М. Стасюлевич с таким удовольствием их печатал). Это большое чувство сказывается и в чисто биографических экскурсах (прелестное "Вуй! Вуй!" - доктору "спекулятору" мужу Воронцовой-Дашковой 96 etc.).

Вот и все, что я захотел Вам написать (шут меня знает почему). Даже и не знаю, в Москве ли Вы? Черкните, как Ваше здоровье? Как здоровье и самочувствие Марии Борисовны и Лидии Корнеевны? Буду рад получить от Вас весточку. До 1 сентября буду в Питере (Ленинград 41, Дворцовая набережная, д.30, кв.4). А когда докончу работу в здешних двух архивах - вернусь в Москву. Жена Вам кланяется. Ваш Е.Т.

Примечания:

1. Год установлен по сопоставлению с п. 2.

2. До 1918 г. город назывался Царское Село, в 1937 г. переименован в Пушкин.

3. Персиньи Жан-Жильбер-Виктор (1808-1872 гг.) - участник переворота 2 декабря 1851 г., министр внутренних дел Франции (1852-1854 гг.).

4. Пятерка (франц.).

5. В январе 1852 г. Наполеон III опубликовал конституцию, по которой парламент, состоявший из трех палат, был чисто показным учреждением. Члены Сената и Государственного совета назначались императором, а Законодательный корпус, хотя и считался выборным органом, созывался императором, назначавшим его председателя и вице-председателей. Перед выборами 1857 г. министр внутренних дел Бильо объявил префектам, что за некоторым исключением правительство считает справедливым представить к переизбранию всех членов палаты, которая так хорошо помогала императору и тем самым отлично служила стране. Тем не менее в Законодательном корпусе 1857-1863 гг. было 5 республиканцев (о них говорит Тарле), согласившихся принести присягу Наполеону III, - Генон, Даримой, Оливье, Пикар и Фавр (последние двое были избраны в 1858 г. на места отказавшихся от присяги Гудшо и Карио).

6. Виктория (1819-1901 гг.) - королева Великобритании с 1837 года.

7. Альберт (ум. в 1861 г.) - принц, супруг королевы Виктории с 1840 года.

8. Наполеон III (Луи Наполеон Бонапарт; 1808-1873 гг.) - французский император (1852- 1870 гг.).

9. По Пломбьерскому договору 1858 г. Сардинское королевство обязывалось передать Ниццу и Савойю Франции, если Наполеон III выступит против Австрии. Наполеон III присоединил эти провинции к Франции в 1860 г. после победы союзных войск при Манженте и Сольферине.

10. Сокращение латинского выражения et cetera - и так далее.

11. Мирес Жюль-Исаак (1800-1871 гг.) - французский банкир.

12. Ренан Жозеф Эрнест (1823-1892 гг.) - французский писатель, историк, филолог-востоковед, в 1863 г. опубликовал "Жизнь Иисуса" - первую книгу 8-томного труда "История происхождения Христианства". В ней автор сделал попытку переосмыслить евангельскую легенду, устранив из нее все сверхъестественное, за что по настоянию клерикалов был лишен кафедры в Коллеж де Франс.

13. Евгения Монтихо (1826-1920 гг.) - испанская графиня, жена Наполеона III.

14. Имеется в виду интервенция Франции в Мексику (1862-1867 гг.).

15. Согласно таблице, приведенной на странице 238 второго тома труда П.К. Мартьянова (1827- 1899 гг.), капитан гвардии получал жалованье в 531 руб. (армейский капитан - 366 руб.), поручик гвардии - 366 руб. (армейский поручик - 312 рублей).

16. Историк Афанасий Федорович Бычков (3818-1899 гг.) с 1844 по 1862 г. был хранителем Отделения рукописей и старопечатных славянских книг Императорской Публичной библиотеки в Петербурге, а позднее (с 1882 г.) - директором библиотеки.

17. Витте Сергей Юльевич (1849-1915 гг.) - государственный деятель, министр финансов (с 1892 г.), глава правительства (1903-1906 гг.), инициатор денежной реформы 1897 года.

18. Стасюлевич Михаил Матвеевич (1826-1911 гг.) - историк, журналист, публицист.

19. Салтыков (псевд. Щедрин) Михаил Евграфович (1826-1889 гг.) - писатель.

20.Виссарион Григорьевич Белинский (1811 - 1848 гг.) в письме к П.В. Анненкову (декабрь 1847 г.). отозвался об украинском поэте и художнике Тарасе Григорьевиче Шевченко (1814- 1861 гг.) так: "Вера делает чудеса - творит людей из ослов и дубин, стало быть, она может и из Шевченки сделать, пожалуй, мученика свободы. Но здравый смысл в Шевченке должен видеть осла, дурака и подлеца, а сверх этого, горького пьяницу". (Белинский В.Г. Полн. собр. соч. Т. 12. М. 1956, с. 440).

21. Чуковский об этом письме не писал.

22. 27 апреля 1940 г. Чуковский записал в дневник: "Был у меня сегодня утром Е.В. Тарле - приезжал сговориться, как хлопотать о Шурочке Богданович" (Чуковский К.И. Дневник. 1930-1969. М. 1994, с. 155). В результате хлопот стало известно о том, что Александра Ангеловна Богданович (1898-1938 гг.) погибла в заключении (в ходе следствия). Тарле просит не сообщать об этом ее матери писательнице и переводчице Татьяне Александровне Богданович (1872-1942 гг.), жене критика и публициста Ангела Ивановича Богдановича (1860-1907 гг.), Е.Л. Шварц писал: "Необыкновенно трогательно выглядела дружба Татьяны Александровны и Тарле. Он постоянно встречался мне на лестнице в нашей надстройке. А сама Татьяна Александровна однажды сказала: "Евгений Викторович рассердится, когда узнает, что я выходила сегодня. С тех пор, как вывихнула я руку, он требует, чтобы я сидела дома в гололедицу". И дружба эта продолжалась до самой смерти ее, он все заботился о ней во время войны" (Шварц Е.Л. Живу беспокойно... Л. 1990, с. 437).

23. Санаторий АН СССР.

24. Письмо написано на открытке. Датируется по почтовому штемпелю.

25. Т. А. Богданович.

26. Чуковская Мария Борисовна (1880-1955 гг.) - жена К.И. Чуковского.

27. Возможно, Е.В. Тарле имеет в виду свою работу над книгой "Нахимов".

28. Год - по почтовому штемпелю.

29. Чуковская Лидия Корнеевна (1907-1996 гг.) - дочь К.И. Чуковского.

30. Датируется по сопоставлению с л. 5.

31. Л.К. Чуковская.

32. А. А. Богданович.

33. Т. А. Богданович.

34. Письмо Л. Н. Толстого (1828-1910 гг.) к Тарле от 27 октября 1901 г. было впервые опубликовано во 2-й книге "Летописей Государственного Литературного музея" (М. 1938, с. 220). Чуковский говорит об этой публикации.

35. Год установлен по содержанию.

36. В НКВД.

37. Тарле Е.В. Нахимов. М. 1940.

38. Речь идет о сборнике статей Чуковского "Некрасов" (Л. 1926). Книгу автор подарил Т.А. Богданович, сделав на титульном листе надпись: "Татьяне Ал. Богданович от верного старого друга К.Ч. Февраль 1927". (Лосиевский И. Замечательная дружба. - Литературная Россия, 1982, № 20, 14 мая, с. 24.

39. Чуковский К.И. Высокое искусство. М. 1941 (исправленное и дополненное издание; до этого книга дважды, в 1930 и 1936 гг., выходила под названием "Искусство перевода").

40. "Высокое искусство".

41. Вероятно Тарле имеет в виду описанные Чуковским случаи, когда переводчики изменяли смысл оригинала до неузнаваемости. (Чуковский К.И. Высокое искусство. М. 1941, с. 46-47).

42. Тарле Е.В. Накануне Крымской войны. - Красная новь, 1940, № 11 - 12, с. 217-260.

43. Тарле приводит восклицание Лодовико из пьесы Шекспира "Отелло" в переводе А.Д. Радловой (1891 - 1949 гг.). (Шекспир У. Отелло: Драма в 5 актах. М. 1935, с. 75).

44. Тарле цитирует опубликованную анонимно в октябрьской книжке журнала "Современник" за 1849 г. статью А. В. Дружинина (1824-1864 гг.) "Письма иногороднего подписчика в редакцию "Современника" о русской журналистике". В ней критик писал: "Часто переводчики брались за труд не по силам, так, например, Раич, если не ошибаюсь, издал перевод Тассова Иерусалима, в котором, чтоб передать стихами слова: "Весь вспыхнув, Готфрид Бульонский бросился к храму", он употребил такое выражение: Вскипел Бульон, течет во храм, выражение, которое, кроме нестерпимо плохого стиха, имеет несчастье заключать в себе двусмысленность еще нестерпимейшую" (Ф.И. Тютчев в документах, статьях и воспоминаниях современников. М. 1999, с. 433). С. Е. Раич (1792- 1855 гг.) ответил на выпад Дружинина: "Считаю, однако, долгом вывести читающую публику из заблуждения, в которое ввел ее "Современник", введший на меня, как на переводчика "Освобожденного Иерусалима", черную клевету. Вскоре после выхода в свет моего "Сказания" он приписал мне уродливый стих своего издателя (намек на Н.А. Некрасова. - Е.И.), будто бы встреченный им в моем переводе "Освобожденного Иерусалима". Бог с ним! я от души прощаю его". (Там же, с. 35-36).

45. Успенский Николай Васильевич (1837-1889 гг.) - писатель, жил в нищете, покончил с собой.

46. Речь идет о статье "Николай Успенский и Некрасов". В ней Чуковский писал: "Был он неуживчивый, сварливый и пьяный. Подарили ему старую шинель, а он написал на ней дикое слово и со смехом возвратил подарившему. Пустили его в один дом ночевать, а он, невзирая на мороз, выставил в комнате оконную раму. ... Искалеченный с детства нищенскою звериною жизнью, он не верил ни в какое бескорыстие и за всякое добро платил ненавистью. ... Звали это чудовище Николаем Успенским ... Он истинно был счастлив чужими пороками ... Это смакование человеческих мерзостей доставляло ему столько удовольствия, что он говорил о них нежно и сладко, без тени обличительного гнева". (Чуковский К.И. Рассказы о Некрасове. М. 1930, с. 11 - 12).

47. Описка. Должно быть: exhibitionnisme - эксгибиционизм (франц.).

48. Пальмерстон Генри Джон Темпл (1784-1865 гг.) - виконт, премьер-министр Великобритании в 1855 году. О нем Тарле писал в исследовании "Крымская война".

49. Екатерина II (1729-1796 гг.) - российская императрица с 1762 года.

50. Питт Уильям Младший (1759-1806 гг.) - премьер-министр Великобритании и 1783-1801 и 1804-1806 годах.

51. Фридрих II (1712-1786 гг.) - прусский король с 1740 г., из династии Гогенцоллернов, полководец.

52. Ушаков Федор Федорович (1745-1817 гг.) - флотоводец, адмирал (1799 г.), один из создателей Черноморского флота и с 1790 г. его командующий, успешно провел Средниземноморский поход русского флота во время войны против Франции 1798-3 800 годов. Тарле автор работы "Адмирал Ф.Ф. Ушаков на Средиземном море в 1789-1800 гг." (Морской сборник, 1945, № 11-12; 1946, № 1).

53. Сенявин Дмитрий Николаевич (1763-1831 гг.) - флотоводец, адмирал (1826 г.), в русско- турецкую войну 1806-1812 гг. командовал эскадрой в Адриатическом и Эгейском морях, раз громил турецкий флот в Дарданельском и Афонском сражениях (1807 г.). Тарле автор работы "Экспедиция адмирала Д.Н. Сенявина в Средиземное море (1805-1807 гг.)" (М-Л. 1954).

54. Валлес Жюль (1832-1885 гг.) - французский писатель, автор романа "Голод в Бюзансе".

55. Ад - итал.

56. Тарле был избран действительным членом Норвежской Академии наук.

57. Тарле говорит о докладе Чуковского "Некрасов о Пушкине", прочитанном в июне 1949 г. во Всесоюзном обществе по распространению политических и научных знаний. Доклад был опубликован отдельной брошюрой (М. 1949).

58. Некрасов Николай Алексеевич (1821 -1877 гг.) - поэт.

59. Эйнштейн Альберт (1879-1955 гг.) - физик, автор теории относительности, родился в Германии, в 1933 г. эмигрировал в США.

60. Речь идет о книге литературоведа С.А. Макашина (1906-1989 гг.) "Салтыков-Щедрин: Биография" (М. 1949).

61. "Овому талант, овому два" - выражение из церковно-славянского текста Евангелия (Матф., XXV, 15).

62. Часть крылатого латинского выражения (utinam una cervicem), приписываемого императору Калигуле. Буквально означает: если бы у них была одна шея; этой фразой выражается желание расправиться с чем-либо одним ударом.

63. "Отечественные записки" - литературный и общественно-политический журнал, издававшийся в 1839-1884 гг. в Петербурге. В 1868 г. Салтыков-Щедрин принял приглашение Некрасова стать соредактором и пайщиком "Отечественных записок".

64. Речь идет о франко-прусской войне 1870-1871 годов. Откликом на нее была публикация в "Отечественных записках" пяти статей Г. 3. Елисеева (1821 - 1891 гг.), озаглавленных "Беседы о прусско-французской войне" (1870, №№ 9, 10, 11; 1871, №№ 2, 3). Этой же темы касался Н. А. Демерт (1833 - 1876 гг.) в серии статей "Наши общественные дела" (1870, №№ 9, 10, 11, 12), Е. О. Лихачева (1834-1904 гг.) - в статье "Женщины в современной войне" (1871, № 2), В.П. Буренин (1841 - 1926 гг.) - в цикле сатирических стихотворений "Военно-полемические отголоски" (1871, №№ I, 3), Дмитрий Дмитриевич Минаев (1835-1889 гг.) - в стихотворении "Над полями битв" (1870, № 10, здесь же помещен его перевод из Г. Гейне "Сон в прусской крепости").

65. Книга "За рубежом" (1881 г.), ставшая итогом поездки писателя за границу в 1880 г. полна иронии и сарказма по отношению к иностранцам, прежде всего немцам. Уже в самом начале книги автор делает едкое замечание: "... здесь все башни таковы, что в каждой кто-нибудь кого-нибудь замучил или убил". (Салтыков-Щедрин М.Е. Соч. Т. 14, М. 1972, с. 11).

66. Чуковский специально о М.Е. Салтыкове-Щедрине не писал.

67. Тарле (урожд. Михайлова) Ольга Григорьевна (1874-1955 гг.)

68. 8 ноября 1950 г. Тарле исполнилось 75 лет. Чествование академика происходило в конференц-зале Отделения истории и философии АН СССР. Оно открылось докладом доктора исторических наук А. С. Ерусалимского. "Вице-президент Академии наук СССР академик В.П. Волгин приветствовал юбиляра от имени Президиума Академии наук СССР. С приветствиями выступили также академик Е.А. Косминский, член-корр. АН СССР А. Д. Удальцов, представители ряда научных и учебных учреждений Москвы, Ленинграда и других городов, представители студенчества, народная артистка СССР А. А. Яблочкина, писатели Т.Л. Щепкина-Кулерник и С.Я. Маршак и многие другие". (Вестник Академии наук СССР, 1951, № 1, с. 90). Чуковский в своем выступлении сказал: "Не было случая, когда бы я, беседуя с Евгением Викторовичем, не восхищался его художническим восприятием былого. Зайдет ли разговор о каком-нибудь старинном писателе, давно уже забытом, например о Николае Филипповиче Павлове, и Евгений Викторович заговорит о нем так, будто расстался с ним вчера. При этом он видит - физически видит - каждую морщинку у него па лице, его прическу, его табакерку, помнит все его чудачества, слабости, прихоти и говорит о нем словно о старом знакомом, который в любую минуту может войти в его дверь. Вообще он так легко воскрешает в своем воображении любую эпоху - во всей ее живой драматичности - всех ее великих и малых людей, что в сущности для него нет мертвецов. Люди былых поколений, давно уже закончившие свой жизненный путь, все еще у него перед глазами суетятся, интригуют, страдают, влюбляются, делают карьеру, заискивают - не марионетки, не призраки, не абстрактные представители тех или иных социальных пластов, а живые люди. И он с таким виртуозным искусством, такими горячими свежими красками, в такой динамике страстей и тревог, изображает их перед нами в своих книгах, воспроизводя самую сущность их личностей, что и мы начинаем ощущать их живыми людьми. Этого, конечно, он не мог бы достичь, если бы не был художником". (Отдел рукописей РГБ, ф. 620, картон 47, № 21, л. 12).

69. Для торжества есть малюсенький повод: 75 (лат.).

70. Татарникова (урожд. Тарле) Мария Викторовна.

71. Тарле Виктория Михайловна.

72. Героиня поэмы И. П. Мятлева (1796-1844 гг.) "Сенсации и замечания госпожи Курдюковой за границею, дан лэтранже".

73. Экзажерировать - от французского exagerer - преувеличивать.

74. Тарле имеет в виду следующее место из размышлений "Наедине с собой" римского императора Марка Аврелия (121 - 180 гг.): "Когда какие-нибудь люди порицают тебя, или ненавидят, или дурно отзываются о тебе, то подойди вплотную к их душе, проникни внутрь и посмотри, что они собой представляют. Ты увидишь, что тебе незачем тревожиться относительно того, каково мнение этих людей". (Римские стоики: Сенека, Эпиктет, Марк Аврелий. М. 1995, с. 337).

75. Т.А. Богданович.

76. См. п. 13.

77. Год установлен по сопоставлению с п. 14.

78. Речь идет о внутренней рецензии на рукопись книги Л.К. Чуковской "Декабристы исследователи Сибири". (М. 1951 г.).

79. О.Г. Тарле.

80. Переправлено из Лилия.

81. Тарле писал: "С каким горячим патриотическим участием и неослабным интересом, например, ссыльные декабристы Пущин, Штейнгель, Батеньков, Сергей Волконский, Евгений Оболенский следили за беспримерно геройской (и победоносной!) защитой Камчатки... Как жадно слушали они приехавшего в Ялуторовск Максутова, одного из героев камчатской обороны! Мало того: они, разбросанные по Сибири, переписывались и совещались о наиболее целесообразных мерах ее обороны, их мнения и советы становились известными и учитывались генерал-губернатором Муравьевым-Амурским через состоявших на службе молодых их друзей Свербеева, инженерного офицера Раина. В доме Пущина в Ялуторовске Матвей Муравьев-Апостол и Иван Якушкин образовали своего рода "стратегический пункт", куда стекались вести о подвигах кучки русских героев, заставивших английскую эскадру уйти прочь после истребления высаженного ею десанта". (Тарле Е.В. Крымская война. Т. 1. М. Л. 1950, с. 21).

82. Трубецкая (урожд. Лаваль) Екатерина Ивановна (1800-1854 гг.) - княгиня, жена декабриста князя Сергея Петровича Трубецкого (1790-1860 гг.), в 1827 г. последовала за мужем в Сибирь. Тарле цитирует поэму Некрасова "Русские женщины". (Некрасов Н.А. Полное собрание сочинений и писем. Т. 4. Л. 1982, с. 131).

83. Петрашевский (Буташевич-Петрашевский) Михаил Васильевич (1821 - 1866 гг.) - публицист, социалист-утопист, руководитель кружка петрашевцев, в котором изучались и пропагандировались социалистические учения, в 1849 г. военным судом был приговорен к смертной казни, замененной бессрочной каторгой в Сибири.

84. В опубликованном "Деле петрашевцев" (Т. 1-3. М. Л. 1937-1951 гг.) никто из Завалишиных не упоминается. Возможно речь идет об Ипполите Иринарховиче Завалишине (1809- 1869 гг.), страдавшем манией доносительства. Он донес и на своего брата Дмитрия (1804- 1892 гг.) - декабриста.

85. По всей видимости, имеется в виду Александр Петрович Беклемишев (1824-1877 гг.). Он окончил Александровский лицей, служил в Министерстве внутренних дел. 23 мая 1849 г. был арестован по делу петрашевцев, в том же году, 28 сентября, освобожден от суда с отдачей под секретный надзор. В 1851 г. назначен курляндским вице-губернатором, в 1858-1868 гг. - могилевский губернатор.

86. Великое торжество (франц.).

87. Тарле, по всей видимости, пересказывает услышанное по радио. Газеты "Правда" и "Известия" интервью с Черенковой не публиковали.

88. Год установлен по содержанию, предположительно.

89. Герцен Александр Иванович (1812-1870 гг.) - писатель и философ.

90. См. прим. 38.

91. Речь идет об очерке Горького (1868-1936 гг.) "Лев Толстой".

92. В целом {франц.)

93. Поэма Н.А. Некрасова.

94. Антонович Максим Алексеевич (1835-1918 гг.) - критик и публицист, сотрудник журнала "Современник".

95. Соловьев Владимир Сергеевич (1853-1900 гг.) - философ и поэт.

96. В будущем писательница и общественная деятельница Екатерина Романовна Воронцова (1744- 1810 гг.) в 1758 г. вышла замуж за князя Михаила Ивановича Дашкова (1736-1764 гг.), вице-полковника лейб-кирасирского полка, камер-юнкера.

Яндекс цитирования