ИС: Альманах "Егупец" 12, 2002

Подготовка текста, вступительная заметка и комментарии Мирона Петровского.

Письма К.Чуковского к С.Маршаку

Их имена вошли в массовое сознание (с помощью расхожей критики) в виде некоего тандема, сиамских близнецов детской поэзии, литературной двустволки, стреляющей дуплетом: Маршак-Чуковский, Чуковский-Маршак. Что-то вроде "Ильф и Петров". Или "Маркс и Энгельс". Или "Макс и Мориц". Удобная легенда, создающая иллюзию ясности, когда далеко не все ясно.

Дело не только в том, что С.Маршак - выходец из глубоко русифицированной еврейской семьи, проведший детство в скитаниях по бесконечным российским провинциям - из пригорода в слободу, из слободы в предместье, из предместья еще на какую-то городскую окраину, а К.Чуковский, сын украинской крестьянки и неизвестного отца-еврея, родился в Петербурге и провел ранние свои годы в другом большом городе - в космополитическом котле, каким тогда была Одесса. Дело не только в этом, хотя и эти обстоятельства весьма значительны, поскольку все мы родом из детства, тем более - поэты, тем более поэты, сочиняющие для детей. Важно другое: невозможно даже нарочно придумать два столь несхожих человеческих характера, воплотивших себя в творчестве, столь же несхожем. Бурный, экстатический Чуковский - и строгий, уравновешенный Маршак, страсть и захлеб одного - воля и чекан другого, "романтическое" и "классическое".

Вот уж кто воистину был "дьяволом недетской дисциплины" - якобы детский поэт Маршак. Вот уж кто взаправду был демоном экстаза - якобы благостный "дедушка Чуковский". "Дионисийству" одного противостоит "аполлоничность" другого, если этим вышедшим из употребления терминам придать метафорический смысл.

"Так бегите же за мною / На зеленые луга!" - захлебываясь от безоглядного восторга, восклицает Чуковский. "Полные жаркого чувства / Статуи холодны", - сдержанно напоминает Маршак с незаметной оглядкой на мрамор лессинговского "Лаокоона". Их решительное несходство и яркую индивидуальность - человеческую и литературную в единстве, ибо какое же здесь может быть разделение? - всегда остроумный В.Шкловский передал, сравнив их с Томом Сойером и Геком Финном (не без сарказма, сочувствовать которому не обязательно). Характеру "домашнего" и "уличного" мальчишек соответствует большая склонность Маршака к конформизму, большая ершистость и склонность к парадоксу Чуковского. Но Том и Гек, мы помним, сошлись и подружились:Чуковский и Маршак сошлись на общем понимании смысла и задач литературы, на исповедании великого искусства, внятного всем, короче - сошлись на исповедании русской демократической культуры. Кризис отечественного народолюбия, выродившегося в коммунистический разгул и разгул кича, заставил искать замену рухнувшему в тартарары "народу". Замена была открыта в поистине великом "малом народе" - в детях. Детская субкультура была понята (или "восчувствована") как самая демократическая и, по-видимому, единственная общенациональная часть культуры.

Литературу для детей оба осмыслили не как "маленькую литературу", а как основоположение, краеугольный камень, не подвластный времени и моде, фундамент, закладываемый в основание личности на самых ранних этапах ее формирования. Интересы и представления взрослых людей разбросаны по разным социальным, профессиональным, возрастным, гендерным, политическим и прочим отсекам, но в детстве все пропитываются детской литературой, одними и теми же ее произведениями, которые в силу этого принимают на себя высокую функцию "главной книги", общенационального мифа.

В качестве другой важнейшей составляющей демократической культуры (то есть высокой и вместе с тем внятной всем) оба открыли для себя художественный перевод и сосредоточили на нем свои усилия - Маршак с большим уклоном в сторону художественной практики, Чуковский - преимущественно в сторону теоретического осмысления. Блестящих мастеров литературы, сложившихся или успевших начать свой путь до революции, новый мир - мир идеологического, лагерного и расстрельного террора - вытеснял из привилегированных, престижных жанров на литературные околицы, каковыми почитались детская литература и художественный перевод. В результате в советскую эпоху возникла небывало высокого качества литература для детей и уникального, нигде в мире не виданного уровня художественный перевод. Парадоксальным образом зло порождало добро, и объектами дьявольских игр - Мастерами - здесь были как раз Чуковский и Маршак.

Едва ли случайно то, что оба - Чуковский и Маршак - прошли школу английской культуры с ее развитым персонализмом, школу английской литературы, в которой открытие "детского мира" в качестве общенационального мифа было совершено гораздо раньше. Оба были в известном смысле англоманами - русские деятели вообще нередко становились англоманами, идя по дороге либеральной демократии, и наоборот - приходили к идеям либеральной демократии, становясь англоманами (разумеется, в исконном, точном смысле слова, а не в нынешнем, "ожириновленном").

Маршак перевел "Шалтая-Болтая" - гениальную чепушинку, детский стишок, известный с малолетства каждому, кто говорит по-английски, и англичане приветствовали поэта-переводчика газетными шапками: "Он сделал Humpty-Dumpty русским!". Шалтай-Болтай - это, как полагают, просто куриное яйцо, и великая истина заключается в том, что уж если оно разбилось, никакая сила не сделает его целым:

Вся королевская конница,
Вся королевская рать
Не может
Шалтая,
Не может
Болтая,
Шалтая-Болтая,
Болтая-Шалтая,
Шалтая-Болтая собрать!

Чуковский тоже сделал Humpty-Dumpty русским, но по-другому: из разбитого английского яйца приготовил популярное детское лакомство, русский гоголь-моголь:

И каждого гоголем,
Каждого моголем,
Гоголем-моголем,
Гоголем-моголем,
Гоголем-моголем потчует!

В этом маленьком сопоставительном эпизоде сошлись детская поэзия, перевод, английский источник и веселое утверждение норм бытия, - все то, что сближает в сознании читателей имена Чуковского и Маршака. Маленький эпизод становится как бы моделью их отношений, далеко не всегда гладких и безоблачных, перемежавшихся острыми конфликтами, но неустанно стремившихся к гармонии на основе общего для них набора культурных ценностей.

Этому же - прежде всего литературе для детей и художественному переводу - в основном посвящена и переписка К.Чуковского с С.Маршаком. И еще - защите людей искусства, культурных деятелей, которые очень нуждались в защите, которых было от чего защищать в эпоху Чуковского и Маршака.

* * *

Здесь публикуются все 32 дошедших до нас письма К.Чуковского С.Маршаку. За пределами публикации осталось лишь несколько поздравительных открыток и телеграмм (частично использованных в комментариях) и еще одно письмо - неотправленное, но практически целиком вошедшее в публикуемое письмо от 9 ноября 1962 г.

Обратная корреспонденция - от С.Маршака К.Чуковскому - полностью опубликована в последнем томе восьмитомного собрания сочинений С.Маршака (С.Маршак. Собр. соч. в восьми т. Т. 8: Избранные письма. - М.: Художественная литература, 1972) и тоже частично воспроизводится в комментариях (с сокращенной ссылкой на это издание: С.Маршак. Т. ... С. ...).

Письма Чуковского очевидным образом сохранились не полностью: отсутствуют ответы на некоторые обращения С.Маршака и наоборот - некоторые письма С.Маршака отвечают на отсутствующие обращения К.Чуковского. По сути, переписку следовало бы начинать не с 1930 года, как в этой публикации, а с 1920-х годов, но начало переписки, к сожалению, утеряно, кажется, безвозвратно.

Оригиналы писем находятся в семье С.Маршака; здесь они печатаются по фото- и ксерокопиям из архива К.Чуковского, любезно предоставленным Еленой Цезаревной Чуковской, которой редакция "Егупца" выражает свою глубокую благодарность.

1

"начало 1930

Дорогой Самуил Яковлевич!

Вместе с сим я отправляю Ханину 1 подробное письмо о своих книжках. Мне было совестно обременять Вас, переутомленного, всеми своими докуками. Пусть они заденут Вас только самым маленьким краешком. Хлопочу главным образом о "Крокодиле". Прошу разрешить хоть семь тысяч экземпляров 2. То есть в десять раз меньше, чем требует рынок. Надеюсь, что Вы, Эпштейн 3, Луначарский 4, Ханин можете добиться этой скромной победы.

Видели, как я переработал "Бурундучиху" Елинского 5? Это талантливый человек, с огромным запасом сведений, но - лишенный самого элементарного вкуса. Возьмитесь за него, он того стоит.

Воображаю, как Вы устали. У меня тоже была проклятая зима. И как было бы чудесно нам обоим уехать куда-нибудь к горячему морю, взять Блейка и Уитмена 6 и прочитать их под небом. У нас обоих то общее, что поэзия дает нам глубочайший - почти невозможный на земле - отдых и сразу обновляет всю нашу телесную ткань. Помните, как мы среди всяких "радужных" 7 дрязг вдруг брали Тютчева или Шевченка - и до слез прояснялись оба. Ни с кем я так очистительно не читал стихов, как с Вами. Странное дело: сколько ни пробовал я читать стихи с Тыняновым 8, которого люблю как родного, - ничего не выходило. Стихи даже разъединяли нас, отчуждали.

Это я говорю к тому, что в кабинете у Гефта 9 Вы очень больно обидели меня.

Письмо я пишу ночью - и потому оно - о постороннем.

Не слишком порицайте мои "Новые загадки" 10, они выжаты из усталых мозгов.

После "Топтыгина и Лисицы" 11 я бросил детскую литературу - и снова взялся за брошенную свою книгу о Толстом.

Ваш Чуковский


1 Д.М.Ханин (1903-1937, расстрелян) - заведующий отделом детской и юношеской литературы Госиздата РСФСР, член правления издательства "Молодая гвардия".

2 Сказка К.Чуковского "Крокодил" была написана в 1915-1917 годах и впервые опубликована в журнале "Для детей" (прилож. к журналу "Нива") - во всех его двенадцати номерах за 1917 г., т.е. публикация началась еще при монархии, продолжалась между февральской и октябрьской революциями и закончилась уже при советской власти. Это "нечисто советское" происхождение самым трагическим образом отразилось на судьбе сказки (см. главу "Крокодил в Петрограде" в кн.: М. Петровский. Книги нашего детства. - М.: Книга, 1986). Восторженно встреченная поначалу читателями и критикой, она, начиная с 1920-х годов непрерывно подвергалась преследованиям и запретам властных советских учреждений - то за якобы содержащиеся в ней политические намеки, то просто потому, что это - сказка (см. главу "Борьба за сказку" в кн. К.Чуковского "От двух до пяти"). С дикими невежественными обвинениями обрушилась на "Крокодила" Н.К.Крупская (Правда, 1928, 1 фев.), поставив автора на грань литературной и гражданской катастрофы. Возражение М.Горького (Правда, 1928, 14 марта) помогло восстановить гражданскую репутацию К.Чуковского, но не изменило судьбу сказки. В апреле 1929 года Главсоцвос вновь запретил переиздание "Крокодила". Хлопоты К.Чуковского об отмене запрета не увенчались успехом, разрешение не было получено. После 1927 года отдельное издание "Крокодила" состоялось лишь десять лет спустя, а потом вновь последовал почти четвертьвековой запрет - до 1964 года.

3 М.С.Эпштейн (1980-1938, расстрелян) - заведующий Главсоцвоса, член коллегии Наркомпроса, заместитель наркома просвещения.

4 А.В.Луначарский (1875-1933) - советский политический деятель, критик, публицист, литературовед, драматург, переводчик. До 1929 года - нарком просвещения РСФСР.

5 Елинский Б. Бурундучиха. (Рассказ) Рис. В.Кобелева. - М.-Л.: Гиз, 1930.

6 Над переводами из английского поэта Уильяма Блейка (1757-1827) С.Маршак работал с ранней юности и предполагал, что эти переводы станут его первой отдельной книгой; судьба распорядилась так, что они стали первой его посмертной книгой. Точно так же всю жизнь работал над переводами американского поэта Уолта Уитмена (1819-1892) К.Чуковский.

7 Т.е. связанных с издательством "Радуга" (1922-1930). В этом частном издательстве в 20-е годы вышли все основные издания детских книг С.Маршака и К.Чуковского. Единственным управителем издательства был его хозяин Л.М.Клячко - известный до революции журналист, "король репортеров". К.Чуковский вспоминал впоследствии: "Когда я привел к нему Маршака, тогда же, в самом начале 1922 г., он встретил его с восторгом, как долгожданного друга, издал томик его пьес и был очарован его даровитостью. [:] Весь 1922 и 1923 год мы работали у него с Маршаком необыкновенно дружественно, влияя друг на друга - потом отчасти эта дружба замутилась из-за всяких злобных наговоров Бианки и отчасти Житкова [:] и я не то чтобы поддался их нашептываниям, но отошел от детской литературы и от всего, чем жил тогда М[арш]ак" (К.Чуковский. Дневник. 1930-1969. - М.: Советский писатель, 1994. - С. 280-281).

8 Ю.Н.Тынянов (1894-1943) - писатель и литературовед, один из зачинателей т.н. "формального метода" в литературоведении (см. мемуарный очерк о нем в кн. К.Чуковского "Современники").

9 И.С.Гефт (1897-1938, погиб в лагере) - заведующий издательством "Ленотгиз".

10 Новые загадки. Рис. М.Синяковой. - М.: Гос. изд-во, 1930.

11 К.Чуковский называет свою сказку неточно, надо - "Топтыгин и Лиса"; впервые в составе кн.: Барабек и другие стихи для детей. Рис. В.Конашевича. - Л.: Гос. изд-во, 1929

2

Б.д. "август 1936"

Дорогой Самуил Яковлевич.

Здесь в Киеве мы с Квиткой окончательно выбирали и рассматривали переводы его стихов на русский язык, чтобы составить из них книжку 1. И чуть-чуть призадумались над концом "Лошадки". Общий тон превосходен, но есть две-три детали, которые мы решили просить Вас переделать, зная, что Вы сами любите многократно возвращаться к своим произведениям, чтобы снова и снова перерабатывать их. Мы усердно просим Вас в строфе:

Но ты же не видел,
Сосед, его ног
и.т.д.

заменить слово сосед каким-н[и]б[удь] другим. И последнюю строфу хотелось бы сделать в таком роде:

(Сосед: ни слова,
Лежит и молчит.)
Задумчиво мальчик
У двери стоит.

Мы с Квиткой припадаем к вашим стопам и просим принять именно такой вариант, так как хочется закончить стихотворение не соседом, а мальчиком 2.

Здесь благодать. Дыни! Груши! Добрые днепровские ветры, смягчающие лютую жару.

Ваш К.Чуковский

Измененные тексты просим прислать на адрес Квитко: ул. Ленина 68, кв. 12. Киев.

1 Л.Квитко. В гости. (Пер с евр.). Рис В. Конашевича. - М.-Л.: Детиздат, 1937. Лев (Лейб) Квитко (1890[?] -1952, расстрелян) - еврейский (идиш) поэт. В середине 1930-х годов К.Чуковский "открыл" его для русского читателя (до того стихи Квитко существовали только на языке оригинала и в украинских переводах) и много способствовал популярности поэта. Творчеству Квитко К.Чуковский посвятил несколько работ (начиная со статьи "Замечательный поэт" - "Красная газета", 1936, 2 июня), включал страницы о нем в книгу "От двух до пяти" и мемуарный очерк в книгу "Современники".

2 "С большой готовностью исполнил бы я Вашу просьбу и придумал новое заключительное четверостишие для "Лошадки", - отвечал С.Маршак в письме от 28 авг. 1936 г. - "..." Но сколько я ни пытаюсь сейчас вернуться к "Лошадке", оседлать ее вновь мне не удается..." (С.Маршак. Т.8. - С. 152). В дальнейшем стихотворение печаталось без изменений.

3

5 сентября 1936

Крым. Кореиз. Гаспра.

Санатория КСУ

Дорогой Самуил Яковлевич.

Вы спрашиваете, каков состав редактируемого мною сборника стихотворений Квитки 1. Состав такой.

- Все переводы Квитки, сделанные Маршаком 2.

- "Кисанька" - хороший перевод Погореловского 3.

- "Медведь" - хороший перевод Благининой 4.

- "Вилка" - старательный перевод Тараховской 5 (я забраковал предварительно около 30 вариантов ее перевода, и теперь вышло не поэтично, но грамотно).

- "Бабка Мирл" - неплохой перевод Спендиаровой 6.

- И ужасный перевод "Лошадок" ("Те лошадки шалые") - сделанный М.Светловым 7. Этот перевод нравится Оболенской 8 ("почему не знаю, но он мне очень нравится"), и хотя я принял его при условии, что Светлов переделает его коренным образом, почему-то считается, что он уже и сейчас замечателен.

Там есть ужасная строчка:

"Будешь всадник мчащийся"

- А мне нравится! - говорит Оболенская.

Очень буду рад, если Вам удастся улучить каким-нибудь фантастическим образом время - и закончить перевод "Яслей" 9. Сейчас Квитко написал великолепную поэму о быке, - о взбесившемся быке, которого укротил рыжебородый Эзра (силач, очень маленького роста с длинной огненной бородой). Начинается так:

Эзра, Эзра, во из Эзра?

Обещал перевести эту вещь Заболоцкий 10.

Только на Украине я убедился в колоссальной Вашей славе. В далеких селах, вдали от железной дороги, школьники расспрашивали о Вас как о самом близком человеке.

В Центральной библиотеке висит ваш портрет - превосходно исполненный. На Крещатике, над магазином "Детский мир" висит большая картина (не плакат, а картина под стеклом) величиною с двери: "Идет бразильский почтальон" 11. И.т.д., и т.д., и т.д.

Невежественны школьники по части литературы: я спросил десятиклассников лучшей школы:

- Когда родился Шевченко?
- В семидесятых годах.
- Какого столетья?
- Восемнадцатого.
Это ответ отличницы.

Ваш Чуковский.

1 См. прим. 1 к предыдущему письму.

2 С.Маршак перевел шесть стихотворений Л.Квитко: "Письмо Ворошилову", "Ложка-поварешка", "Лошадка", "Урожай", "Жучок", "Юные ворошиловцы". Во время работы над сборником стихотворений Л.Квитко между С.Маршаком-переводчиком и К.Чуковским-составителем возникли трения, о которых последний сделал запись в Дневнике (14 февр. 1936): "Сейчас позвонил мне Маршак. Оказывается, он недаром похитил у меня в Москве две книжки Квитко - на полчаса. Он увез эти книжки в Крым и там перевел их - в том числе "тов. Ворошилова", хотя я просил его этого не делать, т.к. Фроман месяц сидит над этой работой - и для Фромана перевести это стихотворение - жизнь и смерть, а для Маршака - лишь лавр из тысячи:" (К.Чуковский. Дневник. 1930-1969 ... - С. 136). 3 С.В.Погореловский (1910- 1995) - поэт, переводчик.

4 Е.А.Благинина (1903- 1989) - детский писатель, поэт, переводчик.

5 Е.Я.Тараховская (1895-1968) - поэт, переводчик.

6 Т.Я.Спендиарова (1902-1990) - поэт, переводчик.

7 М.А.Светлов (1903-1990) - поэт, переводчик, драматург. Выполненный Светловым перевод "Лошадок" не вошел в кн. "В гости".

8 Е.М.Оболенская (1889-1964) - редактор московского Детгиза.

9 Перевод этого стихотворения не был завершен С.Маршаком.

10 Н.А.Заболоцкий (1903-1958) - поэт, переводчик. Стихотворение, о котором здесь речь, входило в книги Льва Квитко (под названием "Эзра и бык", "Бык") в переводе В.Державина.

11 Из стихотворения С.Маршака "Почта" (1927).

4

Б.д. "1939"

Дорогой Самуил Яковлевич.

На обороте титула моей книжки "От 2 до 5" (9-ое изд.) 1 напечатано:

Для детей старшего возраста.

Эта строка появилась без моего ведома. Кто написал ее, неизвестно. Она противоречит всем установкам книги, которая предназначена для матерей, отцов, воспитателей, филологов, детских писателей, но отнюдь не для детей. Пожалуйста, исследуйте, кто и зачем вписал эту лживую строку.

Ваш К.Чуковский.

1 К.Чуковский. От двух до пяти. - М.: Детгиз, 1939.

5

Б.д."1940?"

Дорогой Самуил Яковлевич.

От всей души поздравляю вас с великой наградой! 1 Вы вполне заслужили ее самоотверженным, страстным и мучительно-тяжелым трудом.

Я знаю как Вы сейчас утомлены и все же не могу не напомнить Вам, что мы дали Сундукову 2 обещание исправить несчастную "Родную речь" 3. Я познакомился с другими учебниками для первого класса. К моему удивлению оказалось, что и Арифметика и Букварь - превосходны, плоха только "Родная речь". Больно будет, если и в следующем году школьники окажутся вынуждены пользоваться этой бездарной халтурой. Я мог бы исправить "Родную речь" в несколько дней - и потом прислать ее Вам для дополнительной правки, но Сундуков, как мне кажется, вовсе не желает нашей помощи. По крайней мере я вынес такое впечатление из недавнего разговора с ним (по другому поводу).

Что же нам делать? Не поговорить ли с Потемкиным? 4

Весь Ваш Корней Чуковский.

1 Указом Верховного Совета СССР от 31 марта 1939 г. С.Маршак был награжден орденом Ленина (в группе 172-х писателей) "за выдающиеся успехи и достижения в развитии советской художественной литературы" (Правда, 1939, 1 фев.).

2 Н.А.Сундуков - директор Учпедгиза (издательства учебно-педагогической литературы).

3 По поводу этого издания К.Чуковский писал дочери: "Я сказал Сундукову, что в крайнем случае, если в мае не удастся представить учебник, - мы можем "..." выручить Учпедгиз. Но этого крайнего случая не будет. Вчера мне удалось убедить Маршака не ездить никуда, не хлопотать, не тратить силы на борьбу с Наркомпросом, а - ДЕЛАТЬ учебник..." (Корней Чуковский. Лидия Чуковская. Переписка: 1912-1969. - М.: НЛО, 2003. - С. 268. См. там же письма №№ 182, 187, 188).

4 В.П.Потемкин (1878-1946) - ученый и государственный деятель, в тридцатые годы заместитель наркома иностранных дел, в 1940-1946 - народный комиссар просвещения РСФСР.

6

Б.д. "декабрь 1941"

Ташкент, ул. Гоголя 56, кв. 23.

Дорогой Самуил Яковлевич. Ваши "Баллады и песни" 1 стали моей любимой книгой. Я и не ожидал, что Вы - мастер не только стального стиха, но и "влажного" (по терминологии Блока). Неожиданными явились для меня "Джемми", "В полях под снегом", "Цыганка" 2 и др. В них столько подлинной страсти и лирики - такие черты, которые только просвечивали в Ваших детских стихах. По новому зазвучали для меня детские Ваши стихи. Многое я понял в них и полюбил (под влиянием "Баллад"). В здешнем Пединституте я прочитал четыре лекции о Вашем творчестве, теперь у меня слушатели списывают "Королеву Элинор" и "Кто к нам стучится" и "Честную бедность". Ваша книга здесь для меня одна из немногих моих радостей, а Вы знаете, какую радость может доставлять мне книга стихов.

Рядом с Вами другие переводчики - почти все - косноязычные заики.

Жаль, что я не имею экземпляра "Баллад" (мне дала Вашу книжку Анна Андреевна 3). Самая главная Ваша сила - чувство стиля, которое растет с каждым годом. (Я по-прежнему возражаю только против строки: "а сам я внизу - козу - внизу", два зу, но м[ожет] б[ыть] я не прав) 4.

Жаль, что сюда не вошли Ваши переводы из Шекспира.

Война помешала мне закончить книгу "Двенадцать портретов" 5, над к[ото]рой я возился последние годы. Я (м[ожет] б[ыть] слишком поздно) понял, что основное мое призвание - характеристики, литер[атурные] портреты, и мне было весело работать над ними.

Здесь я живу хорошо, хотя и бедствую, ибо никаких денег у меня нет. Приходится зарабатывать тяжелым трудом: лекциями, выступлениями. Но хорошо хоть то, что лекции мои собирают народ, и что у меня есть еще силы читать их. Я бросил все мое имущество на произвол судьбы, т.к. уехал внезапно. Не знаю, дошло ли до Вас то мое письмо, где я благодарил Вас и Софью Михайловну 6 за дружеское отношение к Лиде 7. Без Вашей помощи Лида не доехала бы до Ташкента - этого я никогда не забуду.

Получили ли Вы машину? Моя машина погибла по моей глупости, как погибла и вся моя библиотека.

Это не волнует меня только потому, что я уверен: погиб Боба 8. От него нет ни слуху ни духу. Он был с начала войны на смоленском направлении. Как живете Вы? Сообщите пожалуйста!

Ваш К.Чуковский.

Привет Квитке, Михалкову, Семынину, Зощенко, Ильину 9.

1 С.Маршак. Английские баллады и песни. "Ред. А.Твардовский" Рис. В.Лебедева. - М.: Сов. писатель, 1941.

2 Имеются в виду стихотворения Р.Бернса в переводе С.Маршака: "Ты меня оставил, Джеми", "В полях, под снегом и дождем", - и народная баллада "Графиня-цыганка".

3 А.А.Ахматова, находившаяся в ташкентской эвакуации.

4 Из переведенного С.Маршаком стихотворения Р.Бернса "В горах мое сердце".

5 Первоначальный замысел книги, осуществленной позднее - сначала под назв. "Из воспоминаний" (М.: Сов. писатель, 1959), а затем, в значительно расширенном виде под окончательным названием "Современники" (первое изд-е: М.: Мол. гвардия, 1962).

6 С.М.Маршак, жена С.Маршака.

7 Лидия Корнеевна Чуковская (1907-1996) - писательница, редактор, дочь К.Чуковского. С.Маршак помог Л.К.Чуковской, только что перенесшей тяжелую операцию, выбраться из холодного и голодного Чистополя (вместе с дочерью Еленой и племянником Евгением, сыном погибшего брата Бориса), предоставив им место в поезде, идущем в Ташкент. (См.: Лидия Чуковская. Записки об Анне Ахматовой: 1938-1941: В трех т. - Т. 1. М.: Согласие, 1997. - С. 235-236. 8 Сын К.Чуковского Боба (Борис Корнеевич Чуковский, 1910-1941) погиб в самом начале войны под Можайском.

9 Л.М.Квитко - см. прим. 1 к письму от 5.9.1936; С.В.Михалков (род. 1913 г.) - писатель, секретарь Союза писателей; П.А.Семынин (1909-1983) - поэт; М.М.Зощенко (1985-1958) - писатель; М.Ильин (Илья Яковлевич Маршак, 1895-1953) - писатель, брат С.Маршака. Все они в пору этого письма находились в эвакуации в Алма-Ате.

7

12 марта 1942 Дорогой Самуил Яковлевич.

Спасибо за телеграмму. Какое счастье, что Туся и Шура 1 здоровы! Лида все эти месяцы оплакивала их как погибших. И всякий раз, когда я читал в газете слово "Ленинград", я представлял себе пепельно бледные лица Туси и Шуры.

У меня все же есть упрямая уверенность, что мой Боба не погиб. Известий о нем я не имею с 5 октября - и все же не теряю надежды.

Как-то живется Вам в Москве? Что Вы пишете? Что поделываете? Напишите, пожалуйста, подробно о себе. Я, как это ни странно, написал военную сказку в стихах - на манер "Крокодила" 2. Написал в 2 дня - гораздо быстрее, чем пишу прозу. Хотелось бы по старой памяти прочитать Вам и выслушать братскую критику. Лида и Тихонов (Ал[ександр]Ник[олаевич] 3) хвалят очень. Сегодня прочту ее Ал.Н.Толстому.

Выходит здесь моя книжка "Дети и война" 4. Конечно, покуда я писал эту книжку, покуда печатал ее, многие факты успели уже устареть, но все же прочтите там главу "Узбекистан и дети" 5 - о том, как приютили здесь 85 000 эвакуированных детей. В этом деле советская гражданственность выдержала труднейший экзамен. Почти каждый день я читаю здесь лекции, выступаю в детдомах и проч. Состою членом Республиканской Комиссии помощи детям - эта работа захватила меня целиком. Лиду тоже: она с раннего утра до вечера работает в различных детдомах - и пишет книгу об эвакодетях.

К сожалению, Коля 6 все еще в Ленинграде. Нельзя ли, дорогой С[амуил] Я[ковлевич], как-нибудь вызволить его оттуда по линии Союза писателей? Сейчас я узнал, что у него повреждена левая нога. Он на фронте с первой недели войны. Написал по личным впечатлениям книгу "Летчики". Квартира его в Л[енингра]де разбомблена. И теперь, когда Союз писателей хлопочет о сохранении жизни своих активистов, было бы вполне уместно поставить вопрос о Николае Чуковском - члене президиума Л[енинградского] о[тделения] Союза писателей. Семья его в очень тяжелом положении в Краснокамске (Молот[овской] обл.). Хоть бы ему на месяц - повидать семью.

Адрес Коли: Л-д. Краснозн. Балт. Флот. Военно Морская станция № 1101, почтовый ящик 924. Редакция.

Я написал бы о нем Фадееву, но мне говорили, что Ф[адеев] - болен. И после того как Вы столько сделали для Лиды, мне естественно обратиться именно к Вам.

Ахматова шлет вам сердечный привет. Здесь ее чтут. Она работает в госпиталях, написала неск[олько] патриотич[еских] стихотворений, от ее поэмы в восторге [Ал.Н.] Толстой и другие понимающие люди. Я часто встречаюсь с Пешковыми 7 - чрезвычайно милые и сердечные женщины. Собираюсь в Москву, и был бы уже там, да захворала Мар[ия] Бор[исовна] 8, а потом захворал я, а потом - внуки, а потом опять я. Где Софья Михайловна? Надеюсь, что в Алма-Ата.

Обнимаю вас.

Ваш Чуковский.

1 Т.Г.Габбе и А.И.Любарская, сотрудницы Ленинградской редакции Детгиза ("маршаковская редакция"), оказавшиеся в блокадном Ленинграде. К.Чуковский благодарит С.Маршака за обнадеживающий ответ на его телеграмму из Ташкента: "Телеграфируйте возможность моего участия Ваших хлопотах выезда Тамары Шуры". С.Маршак и К.Чуковский хлопотали об их эвакуации, которая состоялась в том же 1942 году. О Т.Г.Габбе см. прим. 1 к письму от 5 мая 1960 г.

2 Сказка "Одолеем Бармалея".

3 А.Н.Тихонов (Серебров, 1880-1956) - писатель, издательский деятель.

4 Дети и война. - Ташкент: Госиздат УзССР, 1942.

5 Эта глава выходила отдельной книжкой: Узбекистан и дети. - Ташкент: Госиздат, 1942. 6 Николай Корнеевич Чуковский (1904-1965) - сын К.Чуковского, писатель. Его роман о летчиках - "Балтийское небо" (1954).

7 Пешковы - первая жена М.Горького Екатерина Павловна (1876-1965), вдова его сына Максима Надежда Алексеевна ("Тимоша") и его внучки Марфа и Дарья.

8 Жена К.Чуковского.

8

Б.д."1942"

Дорогой Самуил Яковлевич.

Генрих Леонидович Эйхлер 1 по-прежнему вдали от Москвы. Адрес его такой: станция Шокай, Карагандинская область, Осокаровский район, 24 поселок. Врачу Ходке.

Самый этот адрес показывает, что Эйхлеру необходимо помочь 2. У него язва желудка. Ему нужна диета. Помогите ему, дорогой. Я говорил со здешними властями, но помочь ему может только Москва.

Это благороднейший работник детской литературы, преданный ее рыцарь и друг.

Я уверен, что все это дело произошло по ошибке - в спешке - в суматохе прошлогодних октябрьских дней.

Сейчас по Лидиной инициативе Толстой, Черкасов и я послали телеграмму о Шурочке. Хлопочем о ее переезде в Свердловск.

Почему не уезжает Тамара Григорьевна?

Лида закончила отличную книгу: "Слово предоставляется детям" 3. Поразительно переданы детские интонации в рассказах о немецких зверствах. Что делать с этой книгой? Здесь издает ее отделение "Советского писателя", но небольшим тиражом 4. А между тем это - книга большой агитационной силы.

Я написал лучшую свою сказку - стихами - больше 500 строк - о гитлеровщине, о войне 5 - все хвалят, но как бы мне хотелось показать ее Вам! Как Ваше здоровье? Что Вы пишете? Что читаете? Что переводите?

У меня нет сведений о судьбе Бобы. Должно быть погиб. А Коля в Ленинграде по-прежнему.

Весь Ваш К.Чуковский.

1 Генрих Леопольдович (а не Леонидович, как у К.Чуковского) Эйхлер (1901-1953) - детский писатель, редактор, сотрудник Детгиза.

2 Адрес с несомненностью свидетельствовал, что Эйхлер пребывает в ссылке, куда он попал осенью 1941 года. Все советские граждане немецкого происхождения рассматривались как потенциальные пособники врага и были репрессированы. Вызволить Эйхлера из ссылки, несмотря на писательские хлопоты, не удалось.

3 Л.Чуковская. Л.Жукова. Слово предоставляется детям. (Рассказы детей о войне). - Ташкент: Советский писатель, 1942.

4 Книга была издана тиражом 10 тыс. экземпляров.

5 "Одолеем Бармалея".

9

3 янв[аря] 1943

Дорогой Самуил Яковлевич! - Я хотел писать Вам в Алма-Ата, но случайно узнал, что Вы в Москве. Тем лучше. Ибо разговор у меня с Вами московский. Дело в том, что у меня пишется книга "25 лет сов[етской] детской литературы". Книга эта органически выросла из доклада, который я сделал на здешнем пленуме советских писателей. Пленум был большой и довольно нелепый. Докладов было сделано двадцать - в том числе и о дет[ской] лит[ратуре], - коротенький, отнюдь не центральный. Я брался за писание этого доклада со скукой, но едва только написал первые строки, увидел, что эта тема - моя, что я могу сказать о ней много такого, что именно сейчас необходимо людям, как хлеб. Это страшно актуальная тема: об универсальности дет[ской] литературы, ее всенародности. В качестве разительного примера я привожу Ваши сатиры, которые являются триумфом раньше всего дет[ской] литературы, ее методов, кот[орые] именно поэтому народны. Вообще Ваше творчество у меня в центре доклада. Словом, тут большая и довольно сложная концепция. На ее основе мне и хотелось бы построить книгу, - без внешнего блеску, но внутренне убедительную 1. Тема эта для меня жгучая, и вот я хочу Вас спросить о двух-трех вещах, с нею связанных.

1. Застану ли я Вас в Москве, чтобы прочитать ее Вам? (Я приехал бы в феврале).

2. Есть ли в Москве библиотеки, где можно работать, или они все временно закрыты?

3. Где можно было бы с пользой для дела прочитать на эту тему доклад?

Польза для дела может быть в таком месте, где можно развернуть по этому поводу серьезные прения. (Наркомпрос? ЦК ВЛКСМ?) Вам это виднее. Подумайте, пожалуйста, об этом. Тема эта мне очень дорога. Уверен, что и Вы к ней небезразличны, к ее принцип[иальной] стороне.

Жаль, что в тот мой приезд Вы были в больнице. Мне хотелось бы обо многом побеседовать с Вами. Между прочим, здесь, в уединении, я сильно двинул свою книгу о Чехове 2. Надеюсь, Шурочка 3 рассказала Вам, что я не мог предоставить квартиру Т[амаре] Г[ригорьевне] 4, т.к. моя квартира была занята посторонними. Я живу здесь неплохо, работаю всласть, но много хвораю, постарел, не могу придти в себя после известия о Бобе. Желаю Вам от души всего доброго. Мне больно думать, что Вы могли случайно прочитать мою сказку в "Пион[ерской] Правде" и вообразить, будто она такова 5. Между тем это черновик черновика, я с тех пор перекорежил ее всю, выбросил из нее все вялое, банальное, дряблое, - и не сомневаюсь, что в теперешнем виде она придется Вам по душе. Видите, как я самонадеян. - Жду ответа: ул.Гоголя, 56. Здесь весна: весь декабрь и январь - солнце, зелень, ни единой тучи. Я сплю при открытом окне.

Ваш К.Чуковский

1 Этот замысел не был осуществлен, но некоторые его части (тогда же) появились в печати: ":Слово "народ" теперь наполнено другим содержанием, чем прежде. Теперь народ - не одно лишь крестьянство, как было в эпоху Ершова, но и вся огромная масса трудящихся. Знаменательна в этом отношении литературная судьба Маршака. Работая для многомиллионных масс детворы СССР, он, вместе с некоторыми другими поэтами, добился универсальности, массовости, всенародности своего литературного стиля. И это лучше всего обнаружилось во время войны, когда он мобилизовал себя для писания плакатов. Эти стиховые плакаты обладают такой общедоступной, неотразимой формой, что, прочти их на заводе, в метро, в казарме, на бегу, впопыхах, вся их мысль сразу дойдет до тебя, будь ты хоть тугоумный, хоть усталый, хоть сонный. Они лаконичны, как выстрел, и, хотя они написаны для взрослых, я вижу в них один из триумфов нашей детской поэзии, так как, только пройдя долгую, многотрудную школу поэтического творчества для малых детей можно достичь такой четкой структуры, такой алмазной чеканки стиха. У Ершова стихи для народа, в силу своей народности, сделались детскими. У плеяды наших детских поэтов стихи для детей стали народными". (К.Чуковский. У живого источника. - Литература и искусство, 1943, 13 фев.)

2 Впервые: О Чехове. - М., Худож. литература, 1957.

3 А.И.Любарская.

4 Т.Г.Габбе.

5 Ранний вариант сказки "Одолеем Бармалея!" был опубликован частями в шести номерах "Пионерской правды" в сентябре-августе 1942 года.

10

Б.д. "1943" Дорогой Самуил Яковлевич.

Только теперь могу я снова взяться за своего "Бармалея" 1. За это время я написал книгу о Чехове, новую книгу о Уитмане (20 печ[атных] листов), полкниги о Репине.

После большого перерыва глянул свежими глазами на "Одолеем Бармалея" и забраковал очень многое. То, что забраковано мною, я зачеркнул синим карандашом. То, что кажется мне стоющим, я очеркнул красным. Но есть у меня сомнительные места (стр. 21-27). Будьте добры, прочитайте книжку и скажите мне свое мнение об этих местах - и вообще обо всем.

Я в эту книжку верю и кое-что в ней люблю, но мне нужен дружеский совет.

Ваш К.Ч.

1 Сказка "Одолеем Бармалея!" самым непредсказуемым образом то разрешалась к печати, то запрещалась. Пытаясь защитить свою сказку Чуковский обращался к коллегам за поддержкой, но не нашел ее у С.Маршака: "…Дело идет не о том, чтобы расхвалить мою сказку, а о том, чтобы защитить ее от подлых интриг Детгиза. Но он стал "откровенно и дружески", "из любви ко мне" утверждать, что сказка вышла у меня неудачная, что лучше мне не печатать ее, и не подписал бумаги, которую подписали Толстой и Шолохов. Сказка действительно слабовата, но ведь речь шла о солидарности моего товарища со мною" (К.Чуковский. Дневник. 1930-1960. С. 164). Этими обстоятельствами, возможно, объясняется последовавший более чем десятилетний перерыв в переписке. 1 марта 1944 года в "Правде" появилась статья одного из ведущих советско-партийных функционеров П.Юдина "Пошлая и вредная стряпня К.Чуковского", предъявившая автору политические обвинения, подкрепленные через несколько дней статьей С.Бородина "Быль и зоология" в газете "Литература и искусство" (1944, 4 марта). Этот инспирированный партийно-государственными верхами удар навсегда покончил со сказкой.

11

8 ноября 1954

Дорогой Самуил Яковлевич.

Я в Барвихе. Здесь все напоминает мне о Вас, и я, ни с того, ни с сего, сидя одиноко в палате (а южный, совсем не ноябрьский ветер веет с озера в открытую балконную дверь) надумал написать Вам эти строки. Может быть это произошло потому, что работая здесь над десятым изданием своей книжки "От двух до пяти" 1, я то и дело подкреплял свои мысли Вашими стихами, Вашими сказками. Между прочим я говорю в ней о том, что те Ваши сказки, которые мы называем "потешными", "шуточными", "развлекательными", на самом деле имеют для ребенка познавательный смысл - и ссылаюсь при этом на самую озорную из Ваших сказок - на "Рассеянного". Посылаю Вам эти странички своей будущей книги. Очень хотелось бы знать, согласны ли Вы с моей мыслью 2.

В предисловии к книге я указываю, что материал для нее сообщили мне Качалов, Собинов, Вс.Иванов, А.Н.Толстой. Разрешаете ли Вы мне указать и Ваше имя?3

Вскоре пришлю Вам 2-е изд. "Мастерство Некрасова" 4 и хотел бы получить от Вас какую-нибудь из Ваших последних работ.

Ваш К.Чуковский.

1 От двух до пяти. Изд. испр. - М.: Сов. писатель, 1955.

2 "То, что Вы пишете о познавательной ценности веселой книжки, конечно, совершенно правильно и полезно, - отвечал С.Маршак в письме от 11 нояб. 1954 г., - В раннем возрасте познание неотделимо от игры. Не понимают этого только литературные чиновники, которые ухитрились забыть свое детство так прочно, будто его никогда и не было". (С.Маршак. Т. 8. - С. 275).

3 "Если вам понадобится упомянуть в предисловии мое имя, то, разумеется, я ничего не имею против, - мне это будет только приятно", - отвечал С.Маршак (там же).

4 Мастерство Некрасова. 2-е изд., доп. - М.: Гослитиздат, 1955.

12

Барвиха. 15 ноября 1954

Дорогой Самуил Яковлевич. Сердечное спасибо за книги 1. Снова и снова восхищаюсь неисчерпаемыми ресурсами Вашей поэтической речи, Вашей властью над родным словарем; снова смакую "Застольную", "Шелу О'Нил", "Финдлея", "О'Шентера", "Макферсона" 2, "Честную бедность" и др. Не знаю другого поэта, который мог бы так чудотворно справиться с четырехрифменными строфами Бернса ("Насекомое", "Смерть овцы", "Незаконнорожденному" 3) - и сохранить при этом свободное дыхание.

Виртуозность Вашего стиха такова, что рядом с вами большинство переводчиков (не только Шенгели 4) кажутся мне бракоделами.

Вчера я видел вернувшуюся Катю Боронину 5. Вся приплюснутая, словно переехана трактором. Больная насквозь, с исковерканным глазом. Зачем ее раздавили и кому была от этого польза?

В сентябре написал я статейку об Алексее Ивановиче 6. По заказу "Лит[ературной] газеты". Статейка маринуется там до сих пор. А мне так хочется, чтобы об этом чудесном писателе было сказано до Съезда 7 громкое доброе слово. Не можете ли Вы повлиять на редакцию "Лит[ературной] газеты"? Ведь дело идет не обо мне, а о нем.

В книжке моей "От 2 до 5" говорится о фольклорной основе многих Ваших стихов. Не было ли у вас в печати каких-нибудь высказываний по этому поводу? Я успел бы включить их в книжку. "О плохих и хороших рифмах" 8 я использовал.

Ваш К.Чуковский.

Через два дня уезжаю отсюда.

1 Среди присланных книг: Роберт Бернс в переводах С.Маршака. 3-е изд., доп. - М., Худож. лит., 1954.

2 Некоторые названия К.Чуковский приводит неточно, надо: "Старая дружба", "Тэм О'Шентер (повесть в стихах)", "Макферсон перед казнью".

3 Имеются в виду следующие стихотворения Роберта Бернса в переводах С.Маршака: "Насекомому, которое поэт увидел на шляпе нарядной дамы во время церковной службы", "Элегия на смерть моей овцы, которую звали Мэйли", "Моему незаконнорожденному ребенку".

4 Г.А.Шенгели (1894-1956) - поэт, переводчик.

5 Катя Боронина - Е.А.Боронина (1908-1955) - детская писательница, подруга студенческих лет Л.К.Чуковской, сосланная вместе с ней по одному и тому же студенческому делу. Всю жизнь подвергалась арестам и ссылкам. См. о ней: Корней Чуковский. Лидия Чуковская. Переписка: 1912-1969. - М.: НЛО, 2003 (по алфавитному указателю).

6 Алексей Иванович - писатель Л.Пантелеев (А.И.Еремеев, 1908-1987). Статья К.Чуковского о нем "Мускулатура таланта" опубликована: Литературная газета, 1954, 4 дек.

7 Второй Всесоюзный съезд советских писателей состоялся в Москве 15-26 декабря 1954 года.

8 С.Маршак. Заметки о мастерстве: О плохих и хороших рифмах. - Литературная газета, 1950, 24 окт.

13

31 марта 1957

Дорогой друг Самуил Яковлевич.

Как весело мне писать это слово. Потому что - нужно же высказать вслух - между нами долго была какая-то стена, какая-то недоговоренность, какая-то полулюбовь. Анализировать это чувство - не стоит, вникать в его причины скучновато; думаю, что это зависело не от нас, а от обстоятельств и добрых людей. Я, Вы знаете, никогда не переставал восхищаться Вашим литературным подвигом, той многообразной красотой, которую Вы вносили и вносите в мир, очень гордился тем, что когда-то - в первый год нашего сближения, - мне посчастливилось угадать ваш чудесный талант, созданный для огромной литературной судьбы (вообще то время вспоминается как поэтическое и самозабвенное единение двух влюбленных в поэзию энтузиастов) - и зачем было нам угашать эти первоначальные чувства? От всей души протягиваю Вам свою 75-летнюю руку - и не нахожу в себе ничего, кроме самого светлого чувства к своему старинному другу.

Стихи Ваши взволновали меня до слез. Читаю и перечитываю их. Юбилей был изумительно веселый и добрый. И главный тон ему дали Ваши стихи. Оба варианта были для меня упоительны 1. 31-го в доме у меня было больше сотни гостей - в том числе Федин, Всеволод Иванов, Екат[ерина] Павловна [Пешкова], Левик 2, которым я и прочитал оба варианта. Они начинают собою четвертую книгу "Чукоккалы", которая стихийно сложилась из стихов, написанных к 31 марта.

Обнимаю Вас - и желаю (горячо желаю) здоровья.

Ваш К.Чуковский.

"..."

Ночь.

1 К семидесятипятилетнему юбилею К.Чуковского (31 марта 1957 г.) С.Маршак прислал два стихотворных поздравления - "длинное" (Чукоккала. - М.: Премьера, 1999. - С.349) и "короткое" (С.Маршак. Т.5. - С. 584). Второе из них К.Чуковский цитирует в письме С.Маршаку от 9 нояб. 1962 г.

2 К.А.Федин (1892-1977) - писатель. Вс.Вяч.Иванов (1895-1963) - писатель. Е.П.Пешкова - см. прим. 8 к письму от 12 марта 1942. В.В.Левик - (1907-1982) - поэт, переводчик.

14

24 июня 1957 (по штемпелю)

Дорогой Самуил Яковлевич.

Конечно, я считал бы для себя величайшею честью написать вступительное слово к собранию Ваших чудесных переводов. Вы знаете, как они дороги мне. Но я сейчас нахожусь в какой-то постыдной прострации; не знаю, временно ли это или навсегда - я утратил и ту малую способность писать, какая была отпущена мне. Я не для комплимента назвал Ваши переводы чудесными: они действительно кажутся мне литературным чудом, ибо непревзойденная виртуозность стиха сочетается в них с чувством стиля, безупречным вкусом и вдохновением - сочетание почти невозможное.

Не имея сил написать о Ваших переводах сейчас, к сроку, я считаю себя обязанным (перед самим собою) написать о них неторопливую доказательную статью, основанную на конкретном материале, сравнив переводы из Бернса с переводами Чюминой 1 и др., переводы сонетов Шекспира с переводами Ваших предшественников (поучительная тема) и т.д. К этой работе я приступаю сейчас. Это будет и статья для журнала, и глава для нового издания моей книжки "Высокое искусство", которую я обязан выпустить в начале 1958 года 2.

Поэтому не взыщите, если месяца через полтора я начну приставать к Вам с вопросами, связанными с этой работой. А заказ Детгиза я, к своему горю, выполнить не в силах.

Были у меня Холмская и Калашникова 3 - по вопросу о положении переводчиков в Союзе писателей. Решено просить Вас пойти со мною и с Кашкиным к Суркову 4 - указав, напр[имер], на то, что Вейтлинг уже который [раз?] отвергается по неизвестным причинам. И т.д. Если Вы согласны, сообщите, пожалуйста, Калашниковой.

Ваш Чуковский.

1 О.Н.Чюмина (1864-1909) - писательница, переводчица.

2 Издание книги "Высокое искусство", включившее главу о С.Маршаке-переводчике, состоялось только в 1964 г. (М., Искусство).

3 О.П.Холмская (1896- ) - писательница, переводчица. Е.Д.Калашникова (1906-1976) - переводчица.

4 И.А.Кашкин (1899-1963) - переводчик, литературовед-англист. А.А.Сурков (1899-1983) - поэт, функционер Союза писателей.

15

20 сент[ября] 1957

Дорогой Самуил Яковлевич!

Наша Переделкинская детская библиотека никак не может обойтись без Вашего портрета. Сегодня я получил прекрасный портрет от Ал[ексея] Ив[ановича] Пантелеева; есть у меня портрет Михалкова; а Вашего нет. Между тем надвигаются Маршаковские 1 дни, и неужели мы проведем их вслепую? Ради бога дайте Глоцеру 2 или пришлите Лиде 3 Ваше изображение, ведь нам нужно успеть обрамить его. На лицевой стороне дайте, пожалуйста, Ваш автограф (без упоминания моего имени). А если Вы пришлете нам - опять таки с автографом! - несколько Ваших детских книг, мы будем очень горды и рады. В настоящее время библиотеку посещают около 400 человек (из разных поселков, колхозов и проч.) и хотя у нас очень много Ваших книг, но хочется еще и еще. Простите за беспокойство. Официально мы называемся так: "Переделкинская детская библиотека" 4. С искренней любовью.

К.Чуковский.

1 "Маршаковские дни" - семидесятилетний юбилей С.Маршака (3 ноября 1957 г.)

2 В.И.Глоцер (р.1931) - педагог, критик, литературный помощник С.Маршака.

3 Т.е. Л.К.Чуковской.

4 "Переделкинская детская библиотека" была выстроена и обустроена на личные средства К.Чуковского и затем передана государству со всеми книжными фондами и инвентарем.

16

30 сент[ября] 1957

Дорогой Самуил Яковлевич.

Спасибо за дивные подарки: и за Бернса, и за портрет, и за книги. Дети приняли их с энтузиазмом. Мы устроим в библиотеке витрину (сегодня я ее заказал) - витрину Маршака. Там будет Ваш портрет в окружении подаренных Вами книг. Мы (в библиотеке) уже готовимся к маршаковскому 1 празднику, как готовятся к нему сейчас тысячи школ и детских садов, и библиотек.

Сейчас я стал изучать вплотную Ваши переводы из Бернса, ибо мне хочется приготовить научный этюд о Ваших переводах Шекспира, Блэйка и Бернса. Работа предстоит огромная, и я молю бога, чтобы мне не захворать до ноября.

Если мне удастся выполнить эту работу, я прочту в Литинституте серию лекций "Маршак как мастер перевода", которые и переработаю для нового издания книги "Искусство перевода" 2. Когда я сильнее вгрызусь в свою тему, я, с Вашего позволения, приеду к Вам, и обо многом посоветуюсь с вами. Блэйк ошеломительный поэт, и Вы в своих переводах передали самую его квинтэссенцию.

Любящий Вас Чуковский.

P.S. Еще летом я разослал ряду институтов, библиотек и т.д. "циркуляры" о подготовке Вашего праздника. Прилагаю письмо из Новосибирска 3. Прочтите отчеркнутое карандашом.

1 "Маршаковские дни" - см. прим. 1 к предыдущему письму.

2 Т.е. для книги "Высокое искусство".

3 Не сохранилось.

17

24 апреля 1958

Дорогой Самуил Яковлевич.

На Вашем юбилее я поднес Вам пьесу: (by John Drinkwater) 1, но недостаточно внятно сказал Вам, что это - дар Вашего Нью-Йоркского почитателя Владимира Брониславовича Сосинского 2. Вл[адимир] Бр[ониславович] привез эту книжку из-за океана специально для Вас.

Я взял ее с собою в Колонный зал и вспомнил о ней лишь тогда, когда говорили другие ораторы - в самый разгар юбилея. Я вынул ее из портфеля, положил ее перед Вами на столе, и теперь мне пришло в голову, что может быть Вы и не слышали моих тогдашних объяснений.

Повторяю их более пространно и внятно. Сосинский (б[ывший] эмигрант) ныне работает в Советском отделении ООН в Нью-Йорке. У него советский паспорт. Его адрес:

United Nations' Haus
Room C 102
c/o Box 20 grand Central P.O.
New York 17 ( № 4) USA

Мне грустно, что в последнее время мы встречаемся так редко - оба в вихре сумасшедшей работы. Говорят, что в последнее время Вы пишете чудесную прозу 3.

Обнимаю Вас
Ваш Чуковский.

1 Пьеса английского поэта и драматурга Джона Дринкуотера (1882-1937) "Роберт Бернс" (1925).

2 В.Б.Сосинский (1900-1987) - писатель, литературный критик. С 1920 года - в эмиграции, во время Второй мировой войны - участник французского Сопротивления, после войны жил в США, в 1960 вернулся в СССР.

3 С.Маршак работал над автобиографической повестью "В начале жизни".

18

Б.д. "конец янв. 1960"

Дорогой Самуил Яковлевич,

нет ли у Вас оттиска Вашей автобиографической повести? Подарите, пожалуйста! 1

Был у меня Алянский 2. По его просьбе я составил статейку для "Литгазеты" (на основе нашего письма в Ленинский комитет). По мысли Конашевича 3 и Алянского было бы отлично, если бы это письмо подписали Вы, Михалков и Барто, - поэты, стихи которых иллюстрировал Владимир Михайлович 4.

Обнимаю вас. Привет Александру Трифоновичу [Твардовскому] и Полю Робсону 5! Я все мечтаю, что Вы побываете у меня и посетите нашу библиотеку.

Ваш К.Ч.

1 Автобиографическая повесть С.Маршака "В начале жизни" была опубликована в ж. "Новый мир" в № 1 и № 2 за 1960 г.

2 С.М.Алянский (1891-1974) - издатель и редактор; в 1918-1923 возглавлял созданное им издательство "Алконост", в конце 1920-х руководил Издательством писателей в Ленинграде; в последние годы консультант по художественному оформлению издательства "Детская литература".

3 В.М.Конашевич (1938-1963) - художник, создатель классических иллюстраций к детским книгам К.Чуковского и С.Маршака.

4 С.Маршак, К.Чуковский. Волшебство и реальность. - Литературная газета, 1960, 18 фев.

5 Поль Робсон (1898-1976) - американский (негритянский) певец-бас. Неоднократно посещал СССР (1934, 1936, 1949, 1960).

19

Б.д. "нач. фев. 1960"

Дорогой Самуил Яковлевич.

Оказалось, что писать об иллюстрациях Конашевича к нашим книгам - нельзя. Нужно упоминать только те книги, которые непосредственно связаны с фольклором. Мне очень трудно сочинять эту бумагу, - голова не тем занята - поэтому прошу Вас не придираться к шероховатостям и подписать ее. После чего она тотчас же будет представлена в Ленинский комитет 1.

Надеюсь, что Вы в конце концов хоть немного отдохнете в Барвихе. Там теперь Твардовский - и скоро весна!

Ваш К.Чуковский.

1 Письмо об иллюстрациях В.М.Конашевича (см. прим. 4 к пред. письму) было опубликовано под рубрикой "Обсуждаем произведения, выдвинутые на соискание Ленинской премии" - выдвижение на премию инициировал К.Чуковский. В письме, подписанном им и С.Маршаком, говорится: "Мы рады, что московская общественность может познакомиться с подлинниками его прекрасных работ. В.М.Конашевич - старейший мастер в этой области искусства. [:] Великолепный мастер книжной гравюры, он создал к целому ряду детских книг иллюстрации, которые вошли в золотой фонд нашего искусства. Его рисунки отличаются поэтическим очарованием, смелостью композиции и блестящей изобретательностью". (Литературная газета, 1960, 18 фев.; переписку К.Чуковского с В.М.Конашевичем см. в кн.: Конашевич В.М. О себе и своем деле: Воспоминания. Статьи. Письма. С прилож. воспоминаний о художнике. Сост., подготовка текстов и прим. Ю.Молока. - М.: Детская литература, 1968). Усилия К.Чуковского и С.Маршака не увенчались успехом - премия В.М.Конашевичу присуждена не была.

20

5 мая 1960

Дорогой Самуил Яковлевич.

Мне чуточку полегчало, и я спешу написать хоть несколько слов. Из-за своей глупой застенчивости я никогда не мог сказать Тамаре Григорьевне 1 во весь голос, как я, старая литературная крыса, повидавшая сотни талантов, полуталантов, знаменитостей всякого рода, восхищаюсь красотой ее личности, ее безошибочным вкусом, ее дарованием, ее юмором, ее эрудицией и - превыше всего - ее героическим благородством, ее гениальным умением любить. И сколько патентованных знаменитостей сразу же гаснут в моей памяти, отступают в задние ряды, едва только я вспомню ее образ - трагический образ Неудачности, которая наперекор всему была счастлива именно своим умением любить жизнь, литературу, друзей 2.

Книга Ваша 3 была для меня утешением во все время моей болезни. Я читал ее десятки раз - и держал у себя под подушкой. Книга - что и говорить! - первоклассная, не имеющая никаких параллелей в современной словесности. Рядом с нею другие книги такого же жанра кажутся косноязычными, неряшливыми, неуклюжими, тусклыми. Восхищает меткость попаданий - стопроцентная. Сто из ста возможных.

Особое спасибо - за автографы 4; они обрадовали, и тронули, и насмешили меня.

Желаю Вам здоровья и творческих сил. Лида рассказывала мне о пожелании Б.П. 5: чтобы Вы никогда не слезали со своей Музы!! Этот максимализм свиреп и не доведет до добра. Но все же я уверен, что Вы уже снова по горло в труде, который всегда помогал Вам бороться с тоской.

Обнимаю Вас; простите за бессвязность письма. Ведь три месяца я был оторван от пера и бумаги.

Ваш К.Чуковский.

1 О Тамаре Григорьевне Габбе (1903-1960), скончавшейся 2 марта. Т.Г.Габбе - редактор, драматург, фольклористка. Ее пьесы для детского театра выходили отдельными книжками и ставились на многих сценах ("Город мастеров или Сказка о двух горбунах", "Хрустальный башмачок", "Авдотья Рязаночка"). Основные ее работы вышли посмертно ("По дорогам сказки", М. 1962 - в соавторстве с А.И.Любарской; "Быль и небыль. Русские народные сказки, легенды, притчи". - Новосибирск, 1966 - с послесловиями С.Маршака и В.Смирновой). При жизни в кругу коллег пользовалась моральным и профессиональным авторитетом. Ей - а затем и ее памяти - посвящены поздние лирические циклы С.Маршака. См. также дневниковые записи Л.К.Чуковской "Памяти Тамары Григорьевны Габбе" в кн.: Лидия Чуковская. Сочинения: В 2 т. Т.2. - М.: "Арт-Флекс", 2001. - С. 273-329.

2 "Спасибо за доброе письмо, в котором я слышу то лучшее, что есть в Вашем голосе и сердце, - писал С.Маршак в ответном письме 10 мая того же года. - Все, что написано Тамарой Григорьевной (а она писала замечательные вещи), должно быть дополнено страницами, посвященными ей самой, ее личности, такой законченной и особенной:" (С.Маршак. Т.8. - С. 354).

3 С.Маршак. Соч. в 4 т. Т. 3. Избранные переводы. - М.: Гос. изд-во художественной литературы, 1959.

4 На форзаце посланного К.Чуковскому третьего тома своих сочинений С.Маршак написал:

С приветом дружеским дарю Вам том свой третий
Мы - братья по перу, отчасти и родня.
Одна у нас семья: одни и те же дети
В любом краю страны у Вас и у меня.
(Чукоккала. - М.: Премьера, 1999. С. 349)
5 По-видимому, Борис Пастернак.

21

18 мая 1960

Дорогой Самуил Яковлевич!

Только три-четыре письма из тысяч и тысяч, полученных мною за всю мою жизнь, так взволновали меня как Ваше письмо 1.

Если бы я не был так болен и слаб (и так отравлен наркотиками, делающими меня идиотом), я может быть нашел бы слова, чтобы выразить Вам благодарность за то, что такое письмо написано Вами мне.

Но теперь, когда я совсем онемел, я могу только слезами и болью откликнуться на Ваше письмо.

Я давно уже хочу - и Лида поможет мне в этом - устроить в нашей библиотеке нечто вроде уголка Тамары Григорьевны - повесить ее портрет, под портретом дать перечень ее произведений, показать макет двух-трех сцен "Города мастеров" 2, может быть дать фотокопию какой-н[и]б[удь] ее рукописи, это можно сделать задушевно, не навязчиво, достойно, устроить театральный кружок для изучения ее творчества и поставить это дело так, чтоб оно имело воспитательное значение. Уверен, что этот маленький музей - органически свяжется со всей библиотекой.

Больше писать сейчас не могу *. Обнимаю Вас - желаю здоровья, друг.

Ваш К.Чуковский

* не умею

1 Письмо С.Маршака от 10 мая 1960 (см. прим. 2 к предыдущему письму).

2 "Город мастеров" (1943?) - название пьесы-сказки Т.Г.Габбе - и сборника ее сказочных пьес (1961, со вступ. статьей С.Маршака).

22

3 декабря 1960

Дорогой друг Самуил Яковлевич.

Я получил письмо от Эндрю Ротстейна 1. Он просит передать Вам привет. Пишет, что в Англии Вы - самый любимый и чтимый советский писатель - не только в Шотландии, но и в Кенте, и в Йоркшире, везде.

Надеюсь, что Ваше здоровье пошло на поправку. Чудесно, что Вы уже не теряете в весе, что Вам удалось обойтись без операции. Я тоже чувствую себя лучше. Очевидно, это перед окончательным старчеством.

Зачем-то устраивается Пленум по детской литературе. Он кажется мне почему-то совершенно ненужным. Выступать я не буду. Если бы я выступил, я обратился [бы] к юным поэтам с единственным вопросом: отчего вы так бездарны? так черствы? так банальны? Отчего у вас нет лица, нет индивидуальности? Отчего ни в одной вашей строке нет вдохновения?

Эта речь была бы очень короткая - но больше мне нечего сказать.

Читал Ваше предисловие к "Республике Шкид" 2. Знаю, что Вы писали его во время очень тяжелых испытаний, изнемогая от болезни и горя, но в предисловии этого не ощущаешь нисколько. Твердая рука, четкие мысли, поэтично - и ни малейшей расхлябанности. И самая книга - такая чудесная. Вы очень умно и тактично отвели от нее сердитое суждение Макаренко 3.

Лидина книга буквально гремит 4. Что скажут о ней в печати, не знаю, но словесные рецензии - восторженные.

Наша библиотека горячо благодарна Вам за щедрый подарок. Я хотел сфотографировать ту стену, где Ваш портрет, и ту, где на большом стенде расположены все Ваши книги - рядом с книгами, пожертвованными Тамарой Григорьевной [Габбе]. Но тут во мне опять загорелась надежда, что Вы все же приедете к нам и увидите библиотеку своими глазами. Приезжайте, ей-богу!

Мой сосед Катаев 5 сильно захворал. Температура 40, рвота, увозят в больницу. Никакой простуды - вообще ничего не болит.

Привет Вашему сыну! 6

Обнимаю Вас

Ваш К.Чуковский.

1 Эндрю Ротштейн - английский историк, автор книг о Советском Союзе, переводчик.

2 Статья С.Маршака "Об этой книге" в кн.: Белых Г. и Пантелеев Л. Республика Шкид. - Л.: Советский писатель, 1960. (См. также С.Маршак. Т.7. - С. 380). 3 А.С.Макаренко в статье "Детство и литература" (Правда, 1937, 4 июля) расценил "Республику Шкид" как "добросовестно нарисованную картину педагогической неудачи". Статья включалась в сборники литературно-критических статей А.С.Макаренко и в собрания его сочинений.

4 Книга Л.Чуковской "В лаборатории редактора". - М.: Искусство, 1960.

5 В.П.Катаев (1897-1986) - писатель, переделкинский сосед К.Чуковского.

6 Сын С.Маршака - Имманюэль Самуилович Маршак - ученый-физик, переводчик.

23

Б.д. "февраль 1962"

Дорогой Самуил Яковлевич.

Как жалко, что к Вам никого не пускают.

Сейчас я получил две антологии русской поэзии - одну американскую, составленную Ярмолинским 1 (с самоваром на обложке), другую английскую, составленную Оболенским 2. Боже, до чего они убоги. У Ярмолинского даже Анна Ахматова похожа на Якуба Коласа, и Пастернак не поднимается над уровнем Александра Жарова. Рифмы даются только в четных стихах, а иногда и совсем отсутствуют.

У Оболенского все переводы прозаические, и похоже, что они сделаны канцелярской барышней. Все сглажено, доведено до банальности и конечно являет собой Клевету на русскую поэзию. Клевету доброжелательную, но все же клевету.

До чего нужен им Маршак! И ведь были же у них чудесные мастера перевода. Давайте, когда Вы поправитесь, напишем протест против таких переводов. Вступимся за Жуковского, Маяковского, Блока. (На двух-трех страничках - "Нового мира"). Назначим свидание в Барвихе - ну хотя бы в апреле и вспомним заодно, как ужасно коверкают наши стихи. ("Мойдодыр" переведен так, что мне стыдно смотреть иностранцам в глаза) 3.

Я сейчас перечитываю детские стихи Саши Черного - для Библиотеки поэта 4. Есть пять-шесть хороших - остальные корявы и тощи. В "Живой азбуке", например, только две строки живые:

Слон ужасно заболел
Сливу с косточкою съел.

Остальные - ниже Юрия Яковлева 5.

Здесь в "Доме творчества" Тараховская - слепая. После операции лишилась зрения. Я вожу ее гулять, отвлекаю от грустных мыслей.

Выздоравливайте, дорогой, - и покидайте улицу Грановского. Кстати, когда я (тоже во время гриппа) лежал на этой улице со сломанным ребром, я спросил у врачей и сестер, кто такой был Грановский 6, как его звали, когда он жил - и оказалось, это никому не известно.

Какую чудесную речь о Пушкине сказал Твардовский: о Пушкине только и есть три превосходные речи: Достоевского, Блока и вот - Твардовского 7.

Я кропаю свою злополучную книжку "Чехов и его мастерство" 8, но вряд ли удастся кончить: стал до смешного склеротичен и слаб.

Обнимаю вас.

Ваш К.Чуковский.

1 Абрам Ярмолинский (1890-1975) - заведующий славянским отделом Нью-Йоркской Публичной библиотеки, литературовед, переводчик.

2 Д.Д.Оболенский - профессор истории Оксфордского университета.

3 Ко времени этого письма "Мойдодыр" К.Чуковского был переведен на албанский, болгарский, китайский, монгольский, немецкий, польский, румынский, сербохорватский, чешский языки. Не ясно, какие переводы конкретно имеет в виду К.Чуковский.

4 Имеется в виду подготовка издания: Саша Черный. Стихотворения. Вступ. ст. и подгот. текста К.Чуковского. Примеч. Л.Евстигнеевой. - М.-Л.: Сов. писатель, 1962 (Б-ка поэта. Малая серия).

5 Ю.Я.Яковлев (1922-1996) - писатель, детский поэт.

6 Т.Н.Грановский (1813-1855) - историк, "Пушкин истории", по слову современников.

7 Речь Ф.М.Достоевского о Пушкине была произнесена на втором заседании Общества любителей русской словесности 8 июня 1880 года в зале Благородного собрания (впоследствии - Колонный зал Дома Союзов) после торжественного открытия памятника Пушкину на Тверском бульваре в Москве; пушкинская речь А.Блока ("О назначении поэта") прочитана 13 февраля 1921 года на вечере, посвященном 84-й годовщине со дня смерти Пушкина; пушкинская речь А.Твардовского - на торжественном заседании, посвященном 125-летию со дня смерти Пушкина 10 февраля 1962 года в Большом театре. Впервые опубликована: Правда, 1962, 11 февраля.

8 Книга вышла только в 1967 году (М., Худож. литература) под названием "О Чехове".

24

30 марта 1962

Мой дорогой, любимый Самуил Яковлевич.

Я с ума сошел от радости, когда услыхал Ваши стихи. И радовался я не только за себя, но и за Вас: ведь если Вы можете ковать такие стихи, значит, Ваша чудотворная сила не иссякла, значит - Вы прежний Маршак, один из самых мускулистых поэтов эпохи.

А уж за себя я рад безмерно. Ваше дружеское отношение ко мне услаждает мои стариковские дни. Эти дни, конечно, мрачноваты. Сколько бы ни гремели юбилейные литавры, все же старость есть старость, 80 лет - 80 лет, и здесь ничего не поделаешь.

Я знаю о Вас от Лиды. Знаю, что творческая Ваша энергия не ослабла, что болезнь Ваша идет на убыль и что скоро Вы вырветесь из больничного плена. Обнимаю Вас, горжусь Вашей дружбой, простите бессвязность письма - пишу впопыхах, в суете многолюдства.

Ваш Корней Чуковский.

Привет Елене Яковлевне (Попросту Леле) 1.

Сейчас Лида сказала мне, что Вы уже дома, родной Самуил Яковлевич!

В письме, которое я написал вам вчера, я не сказал, какими громкими аплодисментами было встречено ваше имя, чуть только назвал его Лев Абрамович 2.

1 Е.Ильина (Л.Я.Прейс, 1901-1964) - писательница, сестра С.Маршака.

2 Л.А.Кассиль (1905-1970) - писатель. На чествовании К.Чуковского по поводу его восьмидесятилетия прочел приветственное послание С.Маршака.

25

9 ноября 1962 Дорогой Самуил Яковлевич!

Как-то даже неловко говорить в лицо человеку, особенно другу, такие слова, но ничего не поделаешь, - ведь то, что я хочу Вам сказать, это сущая, - а не юбилейная 1 - правда: Вы, Самуил Яковлевич, истинный классик. Я считаю это определение наиболее точным. Вы - классик не только потому, что Вы всю жизнь оставались верны классическим традициям русской поэзии, не только потому, что Вы ведете свою родословную от Крылова, Грибоедова, Жуковского, Пушкина, но и потому главным образом, что лучшие Ваши стихи хрустально-прозрачны, гармоничны, исполнены того дивного лаконизма, той пластики, которые доступны лишь классикам. В них нет ни одной строки, которая была бы расхлябанной, путанной, туманной и вялой.

Оттого-то Вам так удалось померяться силами с Бернсом, Шекспиром и Блейком. Оттого-то Вы создали столько детских стихов, которые прочны как дюралюминий, и без которых немыслима жизнь нынешних - и будущих - советских детей.

Поэтому к Вам полностью применимы стихи, которые Вы недавно написали одному литератору, тоже пишущему детские стихи 2:

Могли погибнуть ты и я,
Но к счастью, есть на свете
У нас могучие друзья,
Которым имя - дети!

Вы как-то заметили в шутку, что когда мне исполнится две тысячи лет, Вам будет всего только 1994 3. Так и случилось: мне 81, а вам всего только 75. Именно поэтому я и делюсь с Вами своим опытом. Оказывается - кто бы мог подумать! - что этот возраст между 75-ью и 80-ью - самый плодотворный и радостный. Не сомневаюсь, что в этом Вы сами убедитесь теперь.

Мне же остается сказать Вам словами Вашего чудесного Бернса:

И вот с тобой сошлись мы вновь,
Твоя рука - в моей.
Я пью за старую любовь,
За дружбу прежних дней!
За дружбу старую - до дна,
За счастье юных дней,
С тобой мы выпьем, старина,
За счастье юных дней! 4

Любящий Вас

Корней Чуковский.

1 В ноябре 1962 года С.Маршак отмечал свое 75-летие.

2 Т.е. самому К.Чуковскому. Цитируются адресованные ему строки С.Маршака (1957).

3 Имеется в виду стихотворный экспромт С.Маршака:

Вижу: Чуковского мне не догнать.
Пусть небеса нас рассудят!
Было Чуковскому семьдесят пять,
Скоро мне столько же будет.
Глядь - ускакал от меня он опять,
Снова готов к юбилею:
Ежели стукнет мне тысяча пять,
Тысяча десять - Корнею!

4 Из стихотворения Р.Бернса "Старая дружба" в переводе С.Маршака (не вполне точная цитата - у С.Маршака шестая и восьмая строчки: "За счастье прежних дней").

26

Б.д. "январь 1963"

Дорогой Самуил Яковлевич.

Ужасно это хорошо - что мне посчастливилось на старости лет возобновить с Вами те поэтические отношения - какие сложились у нас в Ленинграде в первый год нашего знакомства! Странно - что мы - такие разные, с такими разными биографиями, любили одни и те же стихи, упивались одними и теми же поэтами. Это всегда казалось мне чудом, и это чудо повторилось опять - через тридцать пять лет - здесь, в Барвихе. Обнимаю Вас. Привет Семеновым 1, нашему цейлонскому другу 2, Иофанам 3.

Ваш Чуковский.

1Семеновы - В.С.Семенов, дипломат, зам. министра иностранных дел, и его жена, с которыми К.Чуковский познакомился во время пребывания в Барвихе.

2Очевидно, член цейлонского парламента, экономист П.Кэндайя.

3Иофаны - Б.М.Иофан (1891-1976) - архитектор, и О.Ф.Иофан, его жена.

28

28 января 1963 (по штемпелю)

Дорогой друг Самуил Яковлевич.

Я послал Вашу книгу мистеру Питеру Опии 1 в тот же день, как получил ее от Вас. Рядом с "Шалтаем Болтаем" я приклеил бумажку, на которой начертал иностранными литерами:

Saltai, Boltai
sidel na stene
и т.д.

Кроме того я послал ему следующий отрывок из своего очерка, напечатанного в "Новом мире".

Посылаю его Вам 2 ":"

Чуть получу письмо от мистера Опи, сообщу его Вам.

Это - клочок той лекции, которую я 3 в Оксфорде 4.

Обнимаю Вас.

Ваш К.Чуковский.

1 Питер Опи (Opie, 1928-1982) - английский ученый фольклорист. Среди его трудов (созданных в соавторстве с женой - Йон Опи) - капитальный "Оксфордский словарь детских песенок" (1951). Вместе с письмом от 29 дек. 1962 г. С.Маршак прислал К.Чуковскому для передачи Питеру Опи книгу: С.Маршак. Плывет, плывет кораблик. Английские детские песни. Рис. Вл.Конашевича. - М.: Детгиз, 1962.

2 К письму приложен английский перевод (здесь опущенный) отрывка из статьи К.Чуковского о С.Маршаке.

3 (англ.) - тут: произнес.

4 Т.е. во время поездки в Англию в мае 1962 года по случаю присвоения К.Чуковскому звания доктора литературы Оксфордского университета.

28

15 февраля 1963 (по штемпелю)

Дорогой Самуил Яковлевич.

Я только что узнал, что Вы в Москве.

Все это время я хворал всевозможными гриппами. Сейчас как будто передышка. Пользуюсь ею, чтобы послать Вам дружеский, задушевный новогодний привет и поздравить Вас с блистательной победой над Эдвардом Лиром 1.

В австралийском журнале приводится такой перевод из Samuel'a Marshak'a:

The bear goes off with measured paces
Slouching, a prudent strategist,
Trala the bird sings in green places,
The snowdrop lifts its little fist
etc. 2

До чего непохоже на подлинник! 3 Получил письмо из Detroit'a от Hellen Reddl 4 - просит передать вам привет.

В том же австралийском журнале я нашел стихотворение, которое мог бы полностью применить к себе:

Why was I made
For the long and the painful deathbed
coming to me? 5

Обнимаю вас.

К.Чуковский.

1 По поводу выхода книжки: Эдвард Лир. Прогулка верхом и другие стихи. Перевод с англ. С.Маршака. - М.: Детгиз, 1962.

2 (Англ.) Перевод:

Медведь уходит вразвалку,
Сутулясь, осторожно расчетливый,
Птичка певунья поет среди зелени,
Подснежник поднимает свой маленький кулачок
и т.д.

3 У С.Маршака (в стихотворении "Апрель" из цикла "Круглый год"):

Пробирается медведь
Сквозь густой валежник,
Стали птицы песни петь,
И расцвел подснежник.

4 Елена Яковлевна Редл - американский педагог, в 1961 году вместе с мужем Фрицем посетила К.Чуковского в Переделкино. В последующие годы постоянно переписывалась с К.Чуковским.

5 (Англ.) Перевод:

Почему я был создан
Для долгого и мучительного смертного ложа,
придвигающегося ко мне?

29

15 июля 1963 Дорогой Самуил Яковлевич.

C большой любовью думал о Вас, когда писал эту небольшую статейку 1. Писал ее недели две, не отрываясь, т.к. трудно доказать пошляку, что он пошляк, и мерзавцу - что он мерзавец.

Возник вопрос: где бы напечатать сие сочинение. Отдавать в газету боюсь: газеты могут быть в стачке с публикаторами этой книжонки 2. Не можете ли Вы телеграфировать сюда в Переделкино, что Вы думаете по этому поводу.

В книгу мою это сочинение войдет, - то есть в новое издание моей книги "Высокое искусство", которую я сейчас "обновляю", то есть в сущности пишу заново. Но хотелось бы тиснуть ее в повременном издании *.

Был у меня Е.Г.Эткинд 3. Подарил мне верстку своей книги "Поэзия и перевод". Ее многие страницы посвящены Вашим переводам Шекспира, Бернса, Родари. Чудесная, талантливая книга - и он сам так и пышет талантом 4. Радует его бесстрашие: недавно Андроников прочитал нам обоим найденное им стихотворение Лермонтова. Я с первых же строк учуял подделку, но обдумывал, как бы поделикатнее сказать Андроникову, который убежден, что это - подлинник. Вдруг Эткинд:

- Неужели вы думаете, что эта пустопорожняя дребедень - Лермонтов!

И с ненавистью взглянул на А[ндронико]ва.

Все это - петербургский заквас.

Был у меня еще один замечательный человек: Солженицын 5. Моложавый, спокойный, с ясными веселыми глазами. Я прочитал английский перевод его "Ивана Денисовича" - это клевета на солженицынский текст. Сделан перевод Ральфом Паркером 6.

Кстати. В свое время Вы жаловались на те безобразия, которые творят англо-американские переводчики с Вашими стихами. Со мной они расправляются так, что я решил ввести в свою книгу главу: "Записки пострадавшего". Рассказываю, каким издевательством надо мной оказались переводы "Крокодила", "Тараканища", "Телефона" и "Мойдодыра".

Не хотите ли вы выразить протест против того, что сделано с Вашими стихами? Если будет таковое желание, напишите по этому поводу несколько строк и пришлите мне для опубликования (не в газете, а в книге).

Обнимаю Вас. Уверен, что на юге все северные хвори покинули Вас.

Ваш дружески К.Чуковский.

* В книге будет отдельная глава: "Маршак".

1 Вместе с письмом была послана рукопись статьи К.Чуковского "В защиту Бернса" .

2 Статья "В защиту Бернса" - чрезвычайно резкий отклик К.Чуковского на кн.: Роберт Бернс. Песни и стихи. В переводе Виктора Федотова. - М.: Советская Россия, 1963. К.Чуковский осуждает вульгарно-руссификаторский метод переводчика и его текстуальные ошибки.

3 Ефим Григорьевич Эткинд - (1918-2000) - литературовед, переводчик.

4 Эткинд Е. Поэзия и перевод. - М.-Л.: Советский писатель, 1963. С.Маршаку целиком посвящена глава "Переводчик как поэт", значительной частью глава "Для маленьких читателей" и ряд страниц по всему тексту.

5 Об этом посещении К.Чуковский сделал запись в своем Дневнике под 6 июня 1963 г. (Дневник. 1930-1969. : - С. 341-342).

6 Выполненный Ральфом Паркером перевод (Alexander Solzhenitsyn. One day in the life of Ivan Denisovich) вышел практически одновременно в США (изд. E.P.Dutton. Серия "Сигнет Букс", № 4, 1963) и в Англии (Victor Gollancz, London, 1963). К.Чуковский, по-видимому, был знаком с обоими изданиями. Анализу этого перевода он посвятил несколько страниц в кн.: Высокое искусство: О принципах художественного перевода. - М.: Искусство, 1964. В следующем издании "Высокого искусства" (1968) эти страницы исключены цензурой: на имя Солженицына был наложен запрет.

30

26 июля 1963

Дорогой Самуил Яковлевич.

Сегодня ездил в город - дал статью в "Известия". Аджубея 1 нет, он уехал на Кубу. Его заместитель говорит: "боюсь, что для нашей газеты это слишком специально". Я попросил его - в случае, если статейка не пойдет - переслать ее в "Новый мир", где она может быть напечатана только в сентябре. В "Литгазете" она была. Возвратили. "Мы предпочитаем теоретические ваши статьи о переводе".

Словом, всеми своими неуклюжими попытками напечатать статью, я достиг лишь того, что федотовская партия 2 уже знает, что такая статья существует и примет свои контрмеры.

Но никто не может помешать мне напечатать статейку в книге. Она так и задумана. Одна из глав моей книги ("Искусство перевода" 3) посвящена Вашим переводам Бернса. В виде контраста я написал для этой главы несколько страниц о федотовщине. Думаю, что книга будет посильнее газетной статьи - особенно при сопоставлении с Вашими переводами. Это будет куда сокрушительнее 4.

Я послал Вам черновик. Теперь, в окончательном тексте, многое исправлено, почищено. И "версты" и "копейки", конечно, допустимы в переводах шотландских стихов, но не вместе с "целковыми", "пятаками", "батюшками". Зиму я сделал суровой, хотя помню зиму 1916 г. в бернсовских местах - очень холодную. Спасибо за телеграмму 5.

Лида шлет привет. Уже вышел сигнальный экземпляр ее "Лаборатории" 6. Все мои книги застряли надолго в издательствах: и второе издание "Живого как жизнь", и "Современников", и 17-ое изд. "От двух до пяти", и "Крокодил", и третье изд. "Серебряного герба" 7. Все они выйдут посмертными изданиями, равно как и "Собрание моих сочинений", которое перенесли на 1964 год 8.

Слышал много восторженных слов о Ваших новых переводах. Получили ли Вы письмо от проф. Опи? 9

От души благодарю Вас за дружбу, которую, поверьте, я умею ценить. В памяти звучат чьи-то слова:

Fame is a food that dead men eat, -
I have no stomach for such meat.
But Friendship is a nobler thing, -
Of Friendship it is good to sing.
For truly, when a man shall end,
He lives in memory of his friend,
Who does his better part recall
And of his fault make funeral. 10

Может я путаю. Чьи стихи, не знаю. Они немножко жестяные, но для меня подходящие.

Ваше письмо еще не дошло до меня. Последние известия такие. Отвергнутая "Известиями" моя статейка ушла в "Новый мир" 11. Там ее приняли очень охотно. Она пойдет в сентябрьской книжке. Так что у меня будет время отшлифовать ее - и внести дополнения.

Как Ваше здоровье?

Дружески обнимаю

Ваш К.Чуковский.

1 А. И.Аджубей (1924-1993) - журналист, главный редактор "Известий", зять Н.Хрущева.

2 Т.е. переводчик Р.Бернса Виктор Федотов и его сторонники.

3 Свою книгу "Высокое искусство" К.Чуковский именует названием одного из ее более ранних вариантов - "Искусство перевода".

4 Имеется в виду глава "В защиту Бернса" в кн.: Высокое искусство: О принципах художественного перевода. - М.: Искусство, 1964 (и след. изд.). 5 В телеграмме от 23 июля 1963 года С.Маршак писал: "Статья [о переводах В.Федотова] превосходная, остроумная, убедительная, не поместить ли Известиях, можно и Литературной. Не упомянуть ли тех, кто переводил Бернса до Федотова, начиная с Лермонтова. Не заменить ли слова Лютые жесткие зимы - словом суровые, если говорится о южной не горной Шотландии. Версты можно Федотову простить, мили не всем известны. Подробнее письмом. Привет Лиде. Крепко жму руку, дорогой друг. Ваш Маршак. (Машинописная копия. Архив К.Чуковского). В письме от 26 июля 1963 года С.Маршак развил тезисы, изложенные в телеграмме (См. С.Маршак. Т. 8. - С. 487-489).

6 Л.Чуковская. В лаборатории редактора. - М.: Искусство, 1963.

7 Все упомянутые издания вышли в 1963 году, кроме "Крокодила", вышедшего в следующем 1964 году.

8 Собрание сочинений К.Чуковского в шести томах начало выходить в 1965 году (закончено в 1969). За неделю до кончины (ум. 28 окт. 1969 г.) К.Чуковский успел просмотреть последний том.

9 См. прим. 1 к письму от 28.1.63.

10 (Англ.) Перевод:

Слава - пища для мертвых, -
Мне не переварить это мясо.
Но дружба - вещь более благородная, -
О дружбе приятно петь.
Поистине, когда человек умирает,
Он живет в памяти своего друга,
Который вспоминает его лучшие свойства,
Стирая все его недостатки.
11 К.Чуковский. В защиту Бернса. - Новый мир, 1963, № 9.

31

9 октября 1963 Дорогой Самуил Яковлевич.

Пишу Вам из Барвихи, где все напоминает мне о Вас. Осень изумительная, невероятная. Ходим без пальто, катаемся в лодке. Ночью спим при открытых окнах. Я кончаю книгу "Высокое искусство", где, конечно, будет глава о Ваших переводах. Глава не закончена; хочу написать хоть две-три страницы о шекспировских сонетах; выписал из Оксфорда новое, прокомментированное издание; до сих пор не дошло до меня. Книга моя, надеюсь, будет интересная. Между прочим я пишу о талантливых Ваших учениках Гинзбурге, Потаповой, Гребневе 1 и др. В книге есть большой изъян: ничего не говорю о переводах Пастернака. Взял я его "Ромео и Джульетту", стал сравнивать с подлинником - очень неряшливо, сбивчиво, словно неправленный черновик. Я и бросил. Не моего ума это дело 2. Воздал должное Татьяне Гнедич 3, но вместо сногосшибательных рифм Байрона у нее "-ение" и "-ание".

Слышал, что Вы написали пьесу и перевели Вильяма Блэйка 4. Кто слышали, восхищаются. Лида сказала мне по телефону, будто у Вас испортилось зрение. Я уверен, что эта неприятность временная: катаракта легко поддается операции. У моей мамы были на двух глазах и простой окулист устранил их. Читали в "Новом мире" рассказ о том чуде, которое в Одесском глазном институте сделали с нашей общей приятельницей?

Здоровье мое, как и следовало ожидать, плоховато. 82 года - серьезная цифра. Возраст хрупкий. В сентябре 1910 г. Лев Толстой был крепким стариком, а в ноябре того же года испустил дух. И на все смотрю прощальным взглядом.

Обнимаю Вас. God bless you! 5
Ваш К.Чуковский.

1 Л.В.Гинзбург (1921-1980) - писатель, публицист, переводчик; В.А.Потапова (Длигач, 1910-1992) - поэт-переводчица; Н.М.Гребнев (1921-1988) - поэт-переводчик.

2 В ответном письме от 12 окт. 1963 г. (из Ялты) С.Маршак делился своими соображениями по тому же поводу. На реплику К.Чуковского о переводах Б.Пастернака из Шекспира он отвечал: "Я понимаю, как трудно писать о пастернаковских переводах Шекспира. В свое время он на меня обиделся, когда я сказал ему о его неточностях и чрезмерных русицизмах. И все же его переводы, на мой взгляд, выше и лучше переводов Лозинского. Все же это переводы настоящего поэта, радующие при всех недостатках неожиданными удачами и находками:" (С.Маршак. Т.8. - С. 502).

3 Т.Г.Гнедич (1907-1976) - переводчица. Имеется в виду ее перевод поэмы Дж.Г.Байрона "Дон Жуан".

4 И пьеса С.Маршака, и его переводы из В.Блейка вышли посмертно: С.Маршак. Умные вещи. Сказка-комедия в 3 д.. в 6 карт. - Юность, 1964 № 8; В.Блейк. Избранное. В пер. С.Маршака. Предисл. В.Жирмунского. - М.: Худож. литература, 1965.

5 God bless you! (англ.) - Благослови Вас господь!

32

24 октября 1963

Дорогой Самуил Яковлевич.

Мне хочется процитировать в книге Ваше чудесное письмо о переводчиках и переводах. Разрешаете? 1

Я должен был сдать книгу 15 июля, но не сдал до сих пор. Хочу написать о Ваших переводах сонетов Шекспира - и жду научного издания этих сонетов, только что вышедшего в Англии.

Здесь Екатерина Павловна [Пешкова]. Шлет вам горячий привет. И милый Эндрю Ротштейн.

Лидочка в Комарове.

Я редактирую 8-томник Некрасова2 - и вновь испытываю влюбленность в него.

Ваш К.Чуковский.

1 "Конечно, я буду очень рад, если вам пригодится для книги любой отрывок из моего письма:" - отвечал С.Маршак (31 окт. 1963: С.Маршак. Т.8. - С. 505). К.Чуковский включил в новое издание "Высокого искусства" следующие несколько абзацев из письма С.Маршака от 12 октября 1963:

"Я то и дело получаю письма с просьбой разъяснить всякого рода невеждам, что [перевод] - это искусство, и очень трудное и сложное искусство. Сколько стихотворцев, праздных и ленивых, едва владеющих стихом и словом, носят звание поэта, а мастеров и подвижников перевода считают недостойными даже состоять в Союзе писателей. А я на своем личном опыте вижу, что из всех жанров, в которых я работаю, перевод стихов, пожалуй, самый трудный. К сожалению, до сих пор еще Гейне, Мицкевич, Байрон и другие большие поэты продолжают у нас выходить в ремесленных переводах. Надо накапливать хорошие - истинно поэтические - переводы и не включать в план иностранного или иноплеменного поэта, пока не накопятся такие переводы.Главная беда переводчиков пьес Шекспира в том, что они не чувствуют музыкального строя подлинника. Как в сонетах чуть ли не над каждым стихом можно поставить музыкальные обозначения - allegro, andante и т.д., - так и в пьесах то и дело меняется стиль, характер и внутренний ритм в зависимости от содержания. Вспомните слова Отелло после убийства Дездемоны - "Скажите сенату:" - и т.д. Ведь это обращение не к сенату, а к векам. И как трагически величаво это обращение. Переводчик должен чувствовать ритм подлинника, как пульс. А в комедиях Шекспира, как в опере, у каждого персонажа свой тембр голоса: бас, баритон, тенор (любовник) и т.д.

Слова Верлена "музыка прежде всего" должны относиться и к переводам. Мне лично всегда было важно - прежде всего - почувствовать музыкальный строй Бернса, Шекспира, Вордсворта, Китса, Киплинга, Блейка, детских английских песенок...".

2 Собрание сочинений Н.А.Некрасова в восьми томах под общей редакцией и с примечаниями К.Чуковского (при участии А.Гаркави) было осуществлено в 1965-1967 гг.








ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ