ИС: "Нива"
ДТ: 1915 г. (№28)

Как в Англии вербуют добровольцев

Три миллиона английских солдат находятся сейчас под ружьем. Mиpoвая история не знала такого грандиозного числа добровольцев И замечательно: почти вся эта армия собрана при посредстве митингов, афиш, объявлений, реклам. Собиратель этой армии, военный министр лорд Китченер, обнаружил изумительный организаторский дар: он ни перед чем не останавливался, чтобы выставить против Германии новые кадры солдат. Афиши, которыми он вербовал добровольцев, отличаются большой эксцентричностью, некоторые из них, воспроизводятся здесь, на странице 552.

На одной афише - солдатская фуражка и подпись: "Если эта фуражка по вас, сегодня же ступайте в солдаты!"

На другой в очень соблазнительном виде представлены шотландские стрелки: "Стройся, ребята! Запишись сегодня!"

На третьей изображен часовой: "Стой! Кто идет? Если друг, то сию же минуту ступай в английскую армию и помоги нашим молодцам воевать!"

На четвертой - тесная фаланга солдат с зияющим пробелом посредине:

"Это место оставлено для подходящего парня. Не хочешь ли заполнить это место? Оно как раз для тебя!"

Иные из этих плакатов трогали своей патетичностью. Нарисован старик-ветеран, провожающий на войну молодого солдата:

"Хотел бы я быть помоложе, чтобы тоже пойти на войну!"

Кроме Китченера, главным вербовщиком английских добровольцев является, - как это ни дико звучит, - к а й з е р Вильгельм! Он как будто специально затем нападает на беззащитные английские городишки, топит женщин, убивает детей, чтобы усилить и ускорить приток солдат в армию лорда Китченера. Единственным последствием пиратского набега германской эскадры на английский прибрежный курорт Скарборо было то, что разгневанные англичане стали тысячами записываться в армию.

Лорд Китченер удачно использовал этот праведный гнев народный. На одной из его афиш нарисован разрушенный пылающий город, и на первом плане Британия, в виде опечаленной женщины, обращается к английским юношам:

"Помните Скарборо!"

На другой афише изображен, по фотографии, тот дом в этом городе, где немецким снарядом убито четверо мирных, безответных обывателей.

"Британцы! Разве вы допустите это?" - спрашивает афиша с укором.

Многие английские магазины, конторы, гостиницы помогают Китченеру в его пропаганде. Вот, например, фотографический снимок со знаменитого лондонского Карлтон-отеля, который все свои балконы украсил такими огромными многосаженными вывесками:

"К оружию!"

"Вы нужны родине и королю!"

"Британцы! За свободу и честь нашей родины!"

"Запишитесь в армию только на время войны!"

"Мы сражаемся за правое дело!"

И так дальше. Ho рядом с этими эксцентрично-патриотичными обращениями к нации, военное министерство издает и другие воззвания - официальные, сухие, деловые, печатающиеся в английских газетах наряду с другими объявлениями. Вот одно из подобных воззваний (см. стр. 553):

"Вашему королю и вашей родине нужны еще 100.000 человек. При нынешних серьезных обстоятельствах нужно, чтобы еще сто тысяч человек встали вокруг британского знамени для усиления наших новосформированных армий".

"Условия службы: возраст - от 19 до 38 лет. Из бывших на службе опытных солдат принимаются до сорокапятилетнего возраста, минимум роста - 5 футов, 4 вершка. Больные и увечные не принимаются".

"Те, кто идут в солдаты только на время войны, тотчас же по ее окончании будут освобождены от солдатчины".

"Боже, храни короля".

Не удивительно ли, что на такие призывы откликнулось три миллиона добровольцев.

Впрочем, добровольцы - не совсем точное слово. Под натиском общественного мнения, этой могущественнейшей в Англии силы, многие идут в добровольцы почти поневоле. Здоровых мужчин, оставшихся дома, не внявших призыву Китченера, окружает теперь общее презрение. Им стыдно показаться на улице: их называют трусами, изменниками. Тысячи карикатур, эпиграмм клеймят их в газетах и журналах. Наоборот, те, кто пошли на войну, пользуются теперь необыкновенным почетом, a вместе с ними и все их родственники - матери, сестры, отцы.

Мэры некоторых захолустных городов выдают даже особые отличия, почетные листы, аттестаты семьям добровольцев-солдат. На этих почетных листах, украшенных изображением креста, сказано, что такой-то солдат "служит королю, отечеству, "империи", и эти листы выставляются в окнах, как предмет особой гордости и славы. Иные окна бывают увешаны тремя, четырьмя и нередко пятью аттестатами, по числу ушедших в армию членов семьи. Чем больше этих аттестатов, тем больше почета. К таким домам - особое уважение, и как конфузятся те, у кого на окне не вывешено ни единой бумажки! На наших снимках (см. стр. 551) изображен такой почетный лист с крестом и представлены окна домов, которые украшены этими крестами - "георгиями" английских семей. Вот мать, которая дала "королю, родине, империи" всех своих четырех сыновей. Вот другая, у которой оба сына и муж - все трое ушли на войну...

К.Чуковский