ИС: "Правда"
ДТ: 4 ноября 1936 г.

Библиотека и школа

- У нас библиотека огромная, - хвастают школьники и подводят меня к запертой двери. Я гляжу сквозь стекло и радуюсь. Правда, виден один потолок, но, судя по его размерам, библиотека и вправду большая. Сколько в ней может поместиться томов? Никак не меньше двенадцати тысяч.

Мы идем из Кореиза в Гаспру по веселой ялтинской дороге.

- А читали вы "Тома Coйepa"?

Нет. Ни один не читал.

- А "Робинзона Крузо"?

Девочка Волкова как будто читала:

- То есть нет... Не читала... Но мне бабушка рассказывала.

- Бабушка? А в библиотеке у вас нет "Робинзона"?

- В библиотеке-то нет, - говорит какой-то быстроглазый, - но в четвертом классе есть один ученик... ему кто-то подарил "Робинзона", и он дает почитать...

- А "Чапаева" читали?

Никто не читал. Поют про Чапаева, играют в Чапаева, но книги о нем не видали. Ее в школьной библиотеке нет.

- А кто читал сказку про барона Мюнхгаузена?

Двое читали. И третий. И четвертый. Но тоже при содействии бабушки. А библиотека здесь ни при чем.

Любопытно бы поглядеть эту "огромную библиотеку". Я простился с детьми и пошел назад, в Кореиз. Собственно, школ тут две. Одна - татарская, другая - русская. Но помещаются они под одной крышей, и библиотека у них общая. Заведующий татарской школой Энвер Балабанов берет увесистый ключ, мы идем к библиотечной двери. Дверь открывается, и я вижу... пустую комнату! Комната действительно огромная, но стены в ней бесстыдно голы... Лишь в одном углу - микроскопический шкафик, а в этом шкафике - неопрятная книжная рвань. Беру с полки самую верхнюю книжку и читаю такое заглавие:

"Что нужно знать пропагандисту в деревне".

Беру вторую:

"Спутник агитатора".

Брошюры отличные, но вряд ли ими приохотишь девятилетних детей к внешкольному чтению книг. Ни "Гулливера", ни Гримма, ни Андерсена.

- А где у вас татарская библиотека?

- Тут же... в этом шкафу.

Татарская библиотека занимает полку пониже. Я попробовал перелистать одну из книг и увидел, что она не разрезана. Э, да тут нет ни одной разрезанной книги. Значит, даже тот мизерный книжный фонд, коим располагает эта кореизская школа, она не умеет и не хочет довести до ребят.

Во мне это не вызвало восторга. Я тотчас же отправился в Алупку. Там есть русская средняя девятиклассная школа, обслуживающая обширный район - от Мисхора до Симеиза: половину южного берега Крыма. Школа старая, давно налаженная.

- Где у вас библиотека?

- А вот.

И опять передо мною один-единственный шкаф. Говорят: где-то есть и второй. Но, кажется, это - легенда. Правда, шкаф массивный, и книги тут хранятся в идеальном порядке, но все же семьсот девять школьников этим одним шкафом не насытишь. Я долго стоял перед ним и, когда оглянулся, увидел, что меня окружает толпа возбужденных подростков - ученики 8-го и 9-го классов. С негодованием смотрят они на этот единственный шкаф и бранят его за то, что он - единственный.

- Почему в нем нет Джека Лондона?

- И Бальзака? Я хотела бы Бальзака.

- Диккенса есть только "Пикквикский клуб".

- Герцена хоть бы книжка!

- Ни "Войны и мира", ни "Что делать?", ни "Кто виноват?"

И так далее и так далее. Аппетит к чтению огромный, но, как выразилась библиотекарша алупкинской школы:

- Книг нет. Негде достать. И неизвестно, будут ли.

У советских граждан работа библиотекаря давно уже в великом почете, но... На днях я был в Новороссийске, посетил Центральную городскую библиотеку, и ее работники поведали мне, что недавно здешний горсовет распорядился выселить в 24 часа библиотеку из занимаемого ею помещения, чтобы вселить сюда... сберкассу. Причем председатель горсовета тов. Катенев так и объяснил библиотекарям:

- Сберкасса приносит государству доход, а какая нам выгода от вашей библиотеки?

Библиотеку удалось отстоять. К счастью, в нашей стране люди, считающие библиотечное дело убыточным, представляют собой музейную редкость. Я с умилением вспоминаю те хорошо поставленные библиотеки при школах, которые довелось мне видеть в последнее время. Например, библиотеку 45-й киевской школы. Или 1-й школы Смольнинского района в Ленинграде. В крупных центрах таких библиотек уже много. Одна из самых больших достопримечательностей Киева - его детская Центральная библиотека, которая помещается в крохотных комнатках, где-то на задворках, но весело, умно и талантливо делает свое многотрудное дело.

Сейчас нам нужны не одна и не две, а тысячи таких библиотек; нам нужно, чтобы все без исключения школы Союза были в изобилии обеспечены наилучшими книгами, какие только есть на земле. И сделать это нужно возможно скорее, потому что от этого в значительной степени зависит будущая культура страны.

Наркомпросы в этом деле все еще топчутся на месте. Чересчур медленно поспешает и Детиздат. А между тем, если бы он, в сотрудничестве с Наркомпросом, создал, так сказать, стандартные, типовые библиотечки, хотя бы в двести или триста томов, и начал снабжать ими школы Союза, это было бы началом конца того книжного голода, который переживают наши школы сейчас.

К. Чуковский

ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ