ИС: Семья и школа, № 1/2
ДТ: 1946

Друзья героя волшебной сказки

I


Передо мною две тысячи писем, присланных советскими детьми в середине октября 1945 года - из Тулы, из Мурома, из Архангельска, из Рязани, из Сочи, из Баку, из Батуми, а также из разных городов, деревень и поселков Сибири, Урала, Заволжья, Украины и Крыма.

Письма эти раньше всего замечательны тем, что все они адресованы мифическому существу, Бибигону, герою волшебной сказки, никогда не бывшему на свете.

По словам сказки, он свалился с Луны и теперь живет под Москвой, в Переделкине. Ростом он не больше воробушка или мышонка. У него на Луне есть сестра Цинцинелла, которую он спас от дракона и от злого колдуна Брундуляка, превратившего ее в белую мышь.

Я сочинил эту сказку летом минувшего года для детей младшего возраста и осенью прочел ее по московскому радио.

Чуть только дети прослушали первую часть этой сказки, они, по предложению диктора, прислали Бибигону такое огромное множество писем, что для ознакомления с этими письмами мне понадобилось несколько суток.

И хотя письма адресованы существу мифическому, созданию литературного вымысла, - в них отразилась такая подлинная реальная правда о нынешнем советском ребенке, что чем больше я вчитывался в них, тем отчетливее вставал передо мною массовый коллективный портрет всех этих шестилетних, семилетних, восьмилетних детей, которые не позже, чем в 1965 году, будут полновластными хозяевами нашей страны.

Драгоценнее всего то, что этот коллективный портрет написан самими детьми без участия взрослых. Каждый ребенок по собственной инициативе брался за перо и сообщал своему воображаемому другу, что вздумается. Есть, конечно, несколько писем, написанных старшими под диктовку еще не умеющих писать малышей, но этих писем мало, два-три десятка, не больше, остальные же вполне самобытны: в них свободно сказались, без всякого давления семьи или школы, подлинные интересы и вкусы современных детей, их желания, чувства и социальные навыки.

Каждое письмо адресовано так: "Москва. Отдел детского радиовещания. "Бибигону".

Для детей этот Бибигон до такой степени реальная личность, что они наперебой приглашают его к себе погостить.

"Приезжай к нам в Саранск, - пишет ему восьмилетняя Галя Егупьева. - У нас вчера выпал снег. Я тебе сделаю санки, и мы будем кататься с горы!"

"Дрогой Бибигуля! Приезжай, пожалуйста, на Лизино рождение 22 октября! - пишут Бибигону Лиза и Сережа Ижевские. - Ты сможешь у нас побегать по цветочкам, так как мы живем в Ботаническом саду".

"Дрогой Бибигончик, - пишет ему Сережа Сурин, - сядь на какую-нибудь птичку и приезжай к нам в Одессу".

"Дорогой Бибигуля! - пишет ему семилетний Витя Зотов. - Приходи к нам во двор играть в футбол. Нужен нам такой нападающий, как ты. Когда приедешь ко мне, возьми у меня заводной танк, и ты без труда убьешь колдуна Брундуляка".

"Дрогой Бибигон! Как бы хорошо было, если бы ты к нам приехал в Сочи. Мы б с тобой пошли гулять в Пушкинский парк. Там очень хорошо!" - пишет Бибигону Эдик Пащенко.

"Бибигончик, когда будешь в Ставрополе, заходи ко мне!" - пишет ему Геня Смирнов.

"Приезжай ко мне в Орехово-Зуево!" - пишет ему Галя Сергеева.

Многие предлагают ему остаться у них на всю жизнь.

"Дрогой Бибигон! - пишет ему Галочка Соцкая. - Если тебе понравится у меня, будешь у меня жить. Не бойся, тебя здесь обижать никто не будет. Папа тебя покатает на самолете. Я спрятала для тебя плитку шоколада".

"Товарищ Бибигон! Если ты такой храбрый, приезжай с писателем Корнеем Чуковским к нам в школу № 310 и приходи в класс первый "Б", - пишет ему московский первоклассник Боря Марков.

"Обязательно приезжай в наш город,- пишет ему Саня Мазин. - Город называется Ростов-на-Дону. Заходи в детский сад на Социалистической улице. Вот повеселимся!"

Словом, Бибигон - нарасхват. И если бы он действительно существовал на земле, дети всюду встречали бы его как лучшего друга и угощали бы его, и ласкали бы, и всюду он получал бы подарки.

Впрочем, немало подарков он получил и сейчас - в тех же конвертах, по почте.

Нина Мельникова прислала ему вязаный теплый костюм: очень нарядную курточку и отлично сшитые штаны, которые не без труда я мог натянуть на два пальца.

Восьмилетняя Наташа Орловская сшила его сестре платье из белого платка.

Эта душевная потребность детей заботиться о далеком от них Бибигоне, посылать ему по почте гостинцы и теплые вещи, конечно, внушена им военной эпохой, когда их матери, бабушки и сестры из месяца в месяц посылали на фронт все самое лучшее, что у них было.

Некоторые дети так сообщают Бибигону в своих письмах:

"Мы собрали тебе посылку".

Но, кроме теплой одежды, Бибигон получил от детей великое множество всяких других подарков.

Боря Сальников прислал Бибигону в самодельном конверте мяч из конфектной бумаги.

"Здравствуй, Бибигон! Жмем твою храбрую руку! - пишут ему Боря Павлов и Леня Садов. - Мы хотим подарить тебе рыжего котеночка Мишку, чтобы ты катался на нем, как на вороном коне!"

"У меня есть котик, по прозвищу Бес, - хочешь, я тебе его подарю?" - пишет Дима Шихов из города Кирова.

Вообще котят предлагают ему целые сотни.

"Есть у нас собака Мушка и один щенок Моряк, - пишет ему Леша Бахаров из города Горького. - Приезжай к нам в гости, я тебе его подарю".

Толя Виноградов в письме из Таганрога предлагает ему соловья.

А Наташа Коган, отличница первого класса 553 школы города Москвы, кратко извещает его:

"Мы решили в школе подарить тебе белочку!"

Такая доброта, такая щедрость - почти в каждом письме. Один предлагает ему своих рыбок, другой - кинжал и саблю, третий - "ружьецо и автомат", тот - свистульку, тот - чайник и чашки с блюдечками, а эта - говорящую куклу, но больше всего получил он в подарок всяких картин и рисунков, где изображаются его приключения.

Картинки нарисованы самими детьми. Если бы эти картинки развесить в каком-нибудь зале, получилась бы чудесная выставка. Конечно, среди них есть изрядное количество слабых, но сколько темпераментных, смелых и ярких, свидетельствующих о талантливости многих детей.

И как ласково называют они Бибигона: "Бибигоша", "Бибигуляша", "Бибигуля", "Бибигуленька", "Бибика", "Бибигонушка", "Биби", "Бибигончик".

"Бибигончик, я очень желаю, чтобы ты остался жить на нашей Русской земле. Не уезжай на луну!" - просит его Рита Докучаева.

II


Польза фантастических сказок заключается раньше всего в том, что, направляя по определенному руслу эмоциональную жизнь ребенка, они организуют и совершенствуют его внутренний мир.

Слушая сказку, ребенок всегда отождествляет себя с ее главным героем и сочувственно переживает вместе с ним все его печали и радости.

А так как в большинстве случаев главным героем сказки является такой персонаж, который самоотверженно, ради победы добра, борется со злыми и темными силами жизни, ребенок ощущает себя активным участником этой борьбы за добро.

Оттого-то, когда в фантастической сказке злые силы хотя на самое короткое время восторжествуют над добрыми, - ребенок огорчается так, словно все это случилось с ним самим. И тем пламеннее его радость, когда он узнает в конце сказки об окончательном триумфе добра!

Таким образом, сказка является одним из самых действенных средств обогащения и гуманизации детской психики. Недаром русская народная педагогика пользуется ею с незапамятных лет для воспитания несметного числа поколений.

Но в каждую эпоху конкретное понятие добра бывает, конечно, иным, и главная ценность всего этого множества писем, полученных моим "Бибигоном", заключается именно в том, что они наглядно вскрывают пред нами, какое реальное содержание современные советские дети вкладывают в понятие добра.

Добро для них раньше всего это - героическая воля к борьбе и победе.

И если вы опросите их, за что же они любят Бибигона, все они в один голос ответят:

- За храбрость!

Ведь все они - дети героев, воспитывались в годы победоносной войны, как же им не любить храбреца, совершающего столько удивительных подвигов!

"Здравствуй, Бибигон! - пишет ему семилетний Боря Костиков. - Ты хорошо владеешь шпагой. Ты очень смелый, вот почему я тебя люблю!"

"Я горжусь, что ты очень бесстрашный", - пишет ему Лева Спасов из города Тулы.

"Бибигончик, вы мне очень нравитесь, - пишет ему из города Баку Вера Панченко.- Вы очень смелые и храбрые".

"Здравствуй, дорогой, золотой и желанный Бибигульчик! - пишет ему Нина Кулебацкая, московская школьница. - Я очень рада, что ты такой храбрый!"

Письмо Нины Кулебацкой адресовано так:

"Бибигону, маленькому воевателю".

Именно, как "воевателя" все эти дети и любят его.

"Вы поступили очень храбро, как герой нашего времени", - пишет ему Лида Пичугина.

"Я люблю тебя и уважаю за то, что ты - отважный и неустрашимый герой. Я хочу быть похожим на тебя", - пишет ему из города Таганрога Адик Мищенко, восьми с половиной лет.

"Я тоже ничего не боюсь! - пишет ему шестилетняя Валя Горохова из города Кунцево. - Мы играем в папанинцев, и, когда поднимается буря, я все равно не боюсь!"

"Я слушаю твои подвиги и тоже хочу стать таким же и бить колдунов и драконов", - пишет ему Вова Тарасов, живущий на Б. Ордынке в Москве.

"Я хочу быть таким же храбрым, как ты, Бибигончик!" - пишет ему из Рязани Вова Семенов-Гридин.

Характерно, что дети не пожелали заметить другие душевные качества, приданные мною Бибигону. В сказке Бибигон обладает такими чертами, которые делают его отнюдь не безупречным героем. Чтобы придать ему больше реальности, я изобразил его в сказке озорником и бахвалом. Порою он любит солгать и приписывает себе такие необыкновенные подвиги, которых никогда не совершал. Но, как видно из полученных писем, дети игнорируют в нем эти черты. Храбрость является для них такою абсолютною ценностью, что с нею и в их глазах несовместимы никакие самые невинные душевные слабости.

Ни в одном из полученных писем нет даже упоминания о забавном самохвальстве героя. Дети как бы зачеркнули в нем эту черту. И здесь было указание для автора. Я счел необходимым, по мере развития сюжета, ослабить и заретушировать в моем "воевателе" те качества, которые не вызвали сочувственного отклика в детях.

И, в конце концов, я оставил ему только шаловливость и резвость, так как без этих качеств утратилась бы иллюзия жизненности. Мы, детские авторы, обязаны, мне кажется, с особою чуткостью прислушиваться к коллективному мнению своих малолетних читателей и, если это не противоречит нашим творческим замыслам, перерабатывать свои сюжеты и образы согласно отчетливо выраженной массовой воле детей.

III


Но храбрость сама по себе не вызвала бы в детских сердцах таких единодушных симпатий, если бы она тратилась зря, ради одного молодечества.

Оказывается, что нашим нынешним детям чрезвычайно важны те высокие моральные цели, во имя которых герой совершает свои беззаветные подвиги.

Не забудем, какие дети и в какую эпоху написали нам эти тысячи писем:

"Мой отец был командир танкового взвода, - пишет, например, Слава Шлыков. - Он был награждён орденом Красного Знамени, орденом Отечественной войны, медалью за отвагу и посмертно орденом Ленина".

"У моего папы три ордена Ленина. Он - Герой Советского Союза", - пишет Таня Уварова из города Подольска.

Детям таких героев, конечно, больше всего пришлось по сердцу то, что Бибигон своими храбрыми подвигами спасает любимую сестру Цинцинеллу.

Советские дети привыкли, что в нашей стране герои всегда защищают обиженных, вступаются за угнетенных и слабых, и потому Бибигон никогда не вызвал бы в них такого сочувствия, если бы он не был спасителем своей порабощенной сестры.

"Здравствуй, милый Бибигончик! - пишет ему Виктор Богданов. - Я сразу полюбил тебя, как только стали передавать твои подвиги, как ты освободил свою сестру Цинцинеллу... У меня, как и у тебя, две сестры, которых я буду защищать, как и ты".

"У меня тоже есть сестра. Ее зовут Светлана. Я всегда буду любить и защищать ее, как ты", - заявил Вова Ульпи, пяти лет.

"Мне шесть с половиной лет, и мой брат Слава тоже всегда заступается за меня!" - пишет Женя Макарова с улицы Красная Пресня.

"Милый, храбрый Бибигон! - пишут московские дети Лида и Валя Смагик. - Мы даже от радости прыгали, когда ты победил колдуна и спас свою сестру Цинцинеллу. У нас тоже есть брат, - он сражался на фронте, защищал нас и всех маленьких детей".

"Ты больше заступайся за сестренку, - пишет Бибигону Алик Волков, семи с половиной лет. - И найди того злого дракона и возьми свою острую шпагу и заколи его!"

Чувствуется, что все эти дети сами поступили бы именно так. Каждый, защищая сестру, ринулся бы в бой на врага с шашкой или с автоматом в руке.

Но не только защита сестры привлекает к нему их сердца:

"Я очень довольна, что ты можешь теперь освободить тех людей, которых заколдовал злой колдун", - пишет Бибигону Ирина Синович, потому что по ощущению современных советских детей геройство непременно должно сочетаться с освободительной миссией.

Зато жестоко ненавидят они жалких трусишек, которые только и думают, как бы спасти свою шкуру! В начале моей сказки говорится, что когда ко мне в комнату влетела пчела, Бибигон убежал от нее и нырнул с головою в чернильницу.

Теперь в своих письмах к нему дети без конца упрекают его за этот малодушный поступок.

"Чего же ты испугался пчелы? - спрашивает Юля Устинова. - У тебя же была шашка. Ты мог бы этой шашкой убить ее!"

Точно так же упрекает Бибигона и Нина Аркадьевская, и Аля Черкунова, и Валя Серебрякова, и Эдик Вайнер, и еще двести двенадцать детей.

"Бибигон, - пишет Эдик. - Ты бы голову снес мохнатой пчеле. А если пчелу в плен возьмешь, меду попьешь, да мне принесешь".

Хорошо еще, что иные из этих детей понимают, что по-настоящему здесь не было трусости. Иначе плохо пришлось бы моему Бибигону.

"Ты хорошо поступил, Бибигон! - пишет, например, Люся Игумнова из города Куйбышева. - Пчелок нельзя убивать, потому что пчелки хорошие. Пчелки делают мед, и за эту пользу мы должны их любить. И ты убежал от нее не потому, что ты трус, а потому, что тебе жаль убивать такую хорошую пчелку".

Вот, до чего хочется нынешним детям, чтобы герои их сказок были бесстрашные храбрецы - "воеватели". Трусости эти дети никому не простят, и если б они узнали, что Бибигон поступил, как трус, они сразу разлюбили бы его.

IV


Дети до такой степени верят в реальное существование Бибигона, что охотно делятся с ним, как с приятелем, своими скорбями и радостями.

"Я лазила по бревнам, и бревно упало, и я сломала себе ногу, - пишет ему москвичка Зина Котляр, шести лет. - Но ты не беспокойся, Бибигон. Скоро у меня снимут гипс, и я буду совсем здорова".

"Я изучаю французский язык. Мне он очень нравится!" - сообщает Бибигону Тамара Гуреева, проживающая в городе Иванове.

"Я очень люблю красивые открытки, у меня их много, я их берегу!" - сообщает Володя Петров из города Стерлитамака в Башкирии.

"У меня есть настоящие коньки. Скоро на улице совсем будет зима и лед. Тогда я буду кататься", - сообщает Бибигону Павлик Васюков из Ногинска.

Валя Зюзина из города Дзержинска загадывает Бибигону две загадки. Шестилетняя москвичка Ирина Тарасова просит его передать "горячий привет Левитану":

"Почему Левитан больше не говорит по радио? Почему я его больше не слышу?" - спрашивает она Бибигона.

Зоя Бондаренко из города Балаково, Саратовской области, сообщает ему, что она вместе с бабушкой нынче осенью караулила арбузы на бахче; Роза Николаева из Орехова-Зуева - что она скоро будет принята в пионеры; Юра Емельянов из Вышнего-Волочка посылает ему свою любимую песню "На рейде"; Белочка Конева сообщает, что она ходит в музыкальную школу; Витя Кушнерский из Липецка просит у него фотокарточку, и с той же просьбой обращаются к нему еще два-три десятка детей.

"Поздравляю тебя с праздником Великой Октябрьской Социалистической Революции", - пишет ему москвич Валя Солодов.

"Поздравляю тебя с праздником великой годовщины Октября", - пишет ему Лиля Бирюкова из Куйбышева.

А второклассник Женя Рыков сообщает ему из города Свердловска:

"Ко мне скоро приедет папа с фронта, и потому я учусь на пятерки".

Словом, у детей нет и тени сомнения, что они беседуют с живым существом, которое готово принять близко к сердцу веселые и грустные события их жизни.

Вот что пишет, например, Нина Сдвигова из деревни Коротково Орехово-Зуевского района:

"Милый Бибигон! У меня нет папы. Он погиб героем в боях за Харьков. И мне неоткуда ждать писем, и я решила написать Вам письмо".

Во всех этих письмах сказалась та неутомимая жажда общения, дружбы, товарищества, которая столь характерна для миллионов советских детей.

V


Талантливость этих детей проявилась не только в рисунках, которыми они с такой щедростью иллюстрируют почти все свои письма, но во множестве разнообразных стихов, обращенных ими к Бибигону. Стихи самоделковые, не слишком умелые, но все же в них есть рудименты поэзии.

Конечно, стихи малышей очень кратки и не выходят за пределы двустиший. Второклассник Вова Якимов из города Молотова (школа № 55) пишет:

Здравствуй, милый Бибигон,
Шлю тебе большой поклон.

Леша Бахарев из города Горького дружески упрекает его:

Побывал ты на луне,
Не приехал лишь ко мне.

Но Люда Солянкина, более старшего возраста (Сталинград), обращается к нему с длинным посланием, где, между прочим, есть такие стихи:

Когда полетишь на луну,
Спасать дорогую сестру,
Махни мне тогда рукой,
Я мысленно буду с тобой.
Ты - смелый и храбрый малыш,
Всех недругов ты победишь,
Желаю тебе по пути,
Сестру дорогую найти
И вместе с любимой сестрой
Скорее вернуться домой ...

Алла Забелина (Сталиногорск, Московской области) посвящает ему целую оду, которая начинается так:

Ты очень забавен
И очень умен,
Милый и храбрый
Наш Бибигон.
Тебя полюбили мы всею душой,
И хочется нам повстречаться с тобой ...

А Геннадий Изотов, ученик четвертого класса (Вышний-Волочек), изображает его в такой эпопее:

На круглой луне - там пушки гремят
Солдатики убитые на земле лежат.
Бибигон добудет саблю и поедет воевать,
Цинцинелла будет плакать, слезы проливать.

И вот отрывок стихотворного письма, присланного из Тбилиси:

За сестрой ты отправляйся,
С ней на землю возвращайся.
К нам ты с нею приезжай
В наш цветущий южный край!
После чудного Кавказа,
Я уверена вполне,
Ты не вспомнишь уж ни разу
О своей родной луне.

Эти стихи сочинила Надя Дудурова, приложившая к ним прелестный акварельный рисунок, изображающий сестру Бибигона.

VI


Если бы меня спросили, какие же выводы можно сделать благодаря этим замечательным письмам, я прежде всего указал бы на те положительные черты психологии, которые так ярко выявились у наших маленьких детей послевоенной эпохи. Свой идеал, в лице сказочного героя Бибигона, дети наделили лучшими чертами наших бойцов Красной армии, проявленными в Великой Отечественной войне. Это - моральные цели, ради которых Бибигон совершает свои подвиги, это - воля к победе, это - храбрость и героизм, а наряду с этим, это - гуманность, защита всех слабых и угнетенных. Видно, что война прошла для детей не бесследно, что и семья и школа сыграли большую роль за время войны в моральном воспитании детей.

Теперь укажем некоторые типичные ошибки, встречающиеся в детских письмах.

Ошибки эти бытуют до настоящего времени в речи отсталых, малокультурных взрослых. Есть такие семьи, где все еще принято говорить не "понравился", а "пондравился", не "квартира", а "квартера". Оказывается, что эти архаические формы, которые в настоящее время ощущаются нами как вульгаризмы, прочно вошли в детскую речь.

"Нам пондравились твои приключения", - пишут Бибигону десятки детей.

Или:

"Наш адрист" дом такой-то, "квартера" такая-то.

Дети неповинны в таком искалечении слов. Все эти уродливые формы внушены им малокультурной средой. Среди этих уродливых форм наиболее устойчива: "Мое фамилие", "адрист", "радиво" (вместо "радио"), "мы хочем", "он хотит" и т. д.

Школа, конечно, борется с такими уродствами, но, очевидно, недостаточно, так как они порою встречаются даже у школьников четвертого класса.

Мне кажется, школа должна бы привить нашим детям культурные навыки писания писем. Раз уж эти дети так инициативны и самостоятельны, что чуть не с шестилетнего возраста стремятся вступить в переписку с другими людьми (хотя бы то был упавший с луны лилипут), нужно же на всю жизнь вооружить их хотя бы элементарными знаниями, необходимыми для этого искусства. И здесь опять-таки придется преодолевать неблагоприятные влияния среды. Мещанская среда в дореволюционное время выработала пошлый шаблон для писания писем. Странным образом этот шаблон сохранился кое-где до настоящего времени. И больно видеть, что бойкие и смышленые дети втискивают живое эмоциональное содержание своих по-детски непосредственных писем в этот готовый шаблон. Когда я в первый раз прочитал в одном из обращений к Бибигону такой стихотворный "зачин":

Добрый день, веселый час!
Что ты делаешь сейчас?
Все дела свои бросай
И мое письмо читай, -

эти строки показались мне забавными, но потом обнаружилось, что этими же самыми строками начинаются многие письма, что это - трафарет, закостенелая формула, издавна перешедшая к детям от взрослых. То же самое можно сказать о шаблонной концовке, однообразно завершающей многие письма:

"Жду ответа, как соловей лета".

Школа, как мне кажется, принесла бы детям немалую пользу, если бы освободила их от этих эпистолярных трафаретов былого мещанства. Конечно, дело идет не о создании нового "письмовника", не о замене одних трафаретов другими, а только о защите детей от бескультурья и пошлости.

VII


Как много сделала в этом направлении школа, ясно видно из тех же писем. Авторы их чрезвычайно учтивы (даже Бибигону многие из них пишут "вы"), почерк даже у второклассников заметно улучшился (по сравнению с почерком той же возрастной группы за прошлые годы), речь у них стала значительно правильнее, чувствуется, что армия советских педагогов недаром прилагает титанические усилия к тому, чтобы школьники послевоенного времени самыми скорыми темпами приобщились к подлинной культуре. Связь детей со школой огромна. Почти каждый школьник и школьница сообщают в своих письмах Бибигону, в котором классе они учатся и какие получают отметки.

"Я учусь только на 4 и на 5"... "Я учусь во 2-ом классе, имею одни пятерки..." "Я учусь хорошо, но, узнавши о твоем храбром подвиге, хочу учиться еще лучше", - пишет ему Эммочка Драпацкая из города Рязани", - с этого они считают необходимым начать свой разговор с Бибигоном.

Характерно, что большинство детей спрашивает Бибигона, хорошо ли он учится и в каком он классе. Очевидно, в стране, где обучение - всеобщее, даже сказочного гнома, свалившегося на землю, дети не могут представить себе не сидящим на школьной скамье.

Семилетняя Аня Рудашевская, живущая на улице Осипенко в Москве, даже луну себе не может представить без школы.

"Бибигончик, есть ли на луне школы? - этот вопрос задают Бибигону многие сверстники Ани в Крыму, на Кавказе, в Сибири. - В каком ты был классе и какие получал на луне отметки?"

Вообще, характерно, что современные дети относятся к луне без тех романтических чувств, которые были неразрывно связаны с лунными темами в фантастике и лирике прошлых эпох.

Луна перестала казаться нынешнему поколению детей такой недосягаемой и неразведанной, какой она казалась их предкам.

Десятилетний Юра Степанов деловито пишет Бибигону из Щелкова:

"Что есть на луне? Есть ли люди и растительность? Что будет, если упадет звезда? И на самом деле, падают звезды или нет?"

"Расскажи по радио, как вы жили на луне", - просит - тоже без всякой романтики - ярославский школьник Станислав Попов.

"Бибигон, как ты чувствовал себя на луне? И какая показалась тебе луна, большая или маленькая?" - спрашивает его из Саратова Алевтина Коваленко, первоклассница.

И Толя Герасимов из города Владимира:

"Как вы жили на луне? Были ли там у вас кино и театры".

"Куда деваются, - когда нет луны, - люди, которые на луне? - спрашивает Аня Рудашевская.

"А лунатики - там, на луне - не кусаются?" - спрашивает Юрочка Мон.

"Я тоже полетел бы на луну, так меня мама не пустит", - сокрушается Валерий Соколов, шестилетний житель Украины.

"Мне бы очень хотелось побывать на луне!" - восклицает Валентина Лисенкова, ученица 342 школы, в Москве.

"Нам тоже очень хочется полететь на луну", - пишут ему два ярославца, Миша и Сережа Николаевы.

И можно не сомневаться, что их желание исполнится, что, чуть только через десять или одиннадцать лет людям представится случай побывать на луне, эти бесстрашные дети "воевателей" первые долетят до луны.

Корней Чуковский

Яндекс цитирования