ИС: Одесские новости №162
ДТ: 12 сентября 1903 г.

Лондон (От нашего корреспондента)



Английский Скалозуб


Помню, когда я только что приехал в Англию и все в ней было для меня внове, - ко мне подошел какой-то субъект с красной лентой через плечо - и стал ни с того ни с сего восхвалять прелести военных подвигов.

Узнав во мне иностранца, субъект презрительно сморщился и пустился вдогонку за каким-то котелком. Я уже прошел несколько шагов – а навстречу мне другая красная лента.

Идет и выкрикивает:

- В таком-то поку такое жалованье, а таком-то – такое!

Точно картошку продает.

После я узнал, что субъект этот – enlister, и что обязанность его – ходить по городу и почтительнейше приглашать желающих вступить на военную службу. В Англии, как известно каждому, всеобщей воинской повинности нет, - поэтому нужно действовать на подданных не иначе, как мерами кротости. К таким мерам принадлежат: красноречие enlisterов, посулы жалованья и печатные воззвания.

Идете вы по улице, и на каждом шагу заклинают вас: «Кушайте Геркулес».

Радом с Геркулесом – другое внушение: «Идите в армию».

И это так настойчиво, что у самого мирного обывателя является мысль: а не пойти ли мне, накушавшись Геркулеса, в солдаты, а?

Ежели же обыватель и тут устоит, - ему преподносят картинки, на которых солдаты в красных куртках выглядят такими херувимами, что, взглянув на них, - сама баронесса Зуттнер , и та воспылает военным духом, не то что обыватель.

Целый ряд «военных» процессов в Германии, дрейфусиада во Франции, скандальный отчет королевской комиссии о трансваальской войне – все это взбудоражило общественный интерес к закулисному миру тех, кто так эффектен и величествен на парадах и смотрах.

Только этим интересом могу я объяснить тот колоссальный успех, который выпал на долю новой книги лорда Ули (Wolseley, которого у нас некоторые так и называют Волселееем) – под заглавием «Солдатская жизнь».

Книга эта, появившаяся всего дней 15, успела породить уже целый ряд памфлетов, газетных передовиц, она скоро выйдет на немецком на шведском языках, ее комментируют в парламенте – и потому – моя прямая обязанность познакомить с нею русских читателей.

Она, собственно, составляет автобиографию лорда Ули, и первая часть ея посвящена крымскому походу, усмирению Индии, китайской войне 1860 года и войне с ашантиями. Вторая, еще не вышедшая, часть ея будет посвящена южно-африканской войне, и ее уже заранее смакуют здешние журналисты.

Но и первая достаточно интересна.

Не угодно ли вам хоть этакого эпизода: в войске завелись воры. Нескольких изловили. По приказанию начальства их вымазали серой – и на глазах всего баталиона сожгли (Vol.1, p.857).

Сожгли живых людей! Ужасно – скажет читатель. Но лорд Ули – ответит ему:

- «Война – ужасна» - это годится для девичьих прописей. Но я сознаюсь прямо, что для меня нет большей радости. Право, война славная вещь!

«Со всеми своими ужасами война оказывает благотворное влияние на все классы общества. Война – это слабительное, и потому медицина войны способствует силе ее пациентов. Буря ведь тоже уносит с собою вредные для здоровья испарения. Война это лучший очиститель наций… (ibid)».

Я еще понимаю, что можно поджечь живого человека. Поджечь и потом казниться, мучиться, покрыть голову пеплом. Но поджечь человека и потом сказать: это хорошо! – такого цинизма я еще в жизни не встречал – или даже не цинизма, а непосредственной наивности какой-то, какой-то скалозубовской прямолинейности.

Он, этот экземпляр из зоологического сада, твердо, например, уверен, что за воинские заслуги Бог раздает награды душам всех солдат. А тем, кто о солдатах этих не заботился, он сулит геенну огненную:

«Я верю, что на том свете (next world) все они будут рабами тех благородных душ, которые умерли от лишений под Севастополем».

А про друга своего Барнстона он говорит: «Он умер от ран и, без сомнения, удалился в ту светлую обитель, которая уготована для каждого английского солдата, погибшего в битве»…

Эта кощунственная уверенность, что Бог наиболее всего занимается английскими штыками, была бы смешна, если не влекла за собою серьезных последствий. Но что и впрямь уморительно - так это его обращение к покойному другу:

- «О, если бы ты жил и мог прочесть эти страницы! Но кто знает, существует ли в раю библиотека. (I wonder if there be a lending library in heaven!»). Буквально. Но это все цветочки в сравнении с такою, например, цитатой:

«Один страх съедал мое сердце – это, что милосердый Бог не даст мне добыть себе славного имени, - и я умру в битве никому неизвестный. Но как же мне не верить теперь в Провидение, когда молитвы мои оно исполнило так милостиво. Все мои желания и намерения (а в том числе и южно-африканская война! – К.Ч.) Бог привел к осуществлению». В этой цитате – больше зла для английского общества, чем во всех восторгах по поводу сожжения живых людей. Ибо для джингоизма, чтобы сделаться бичом и язвой британской культуры - недоставало только небесной санкции. Этот пробел восполнен теперь книгою лорда Ули.

Корней Чуковский

Яндекс цитирования