ИС: Михаил Зощенко. Материалы к творческой биографии. Кн. 2. – СПб.: Наука.
ДТ: 2001 г.

Письма к М. М. Зощенко В. А. Каверина и К. И. Чуковского

(1952-1958)

(Вступительная заметка, публикация А. И. Павловского)

Письма В. А. Каверина и К. И. Чуковского 50-х годов (РО ИРЛИ, ф. 501, оп. 3, ед. хр. 167, 354) относятся к периоду новых (после 1946 года) драматических событий в жизни писателя. В эти годы, несмотря на жесточайшую депрессию, вызванную травлей в печати и на писательских собраниях после Постановления ЦК ВКП(б) о журналах «Звезда» и «Ленинград» и доклада А. А. Жданова, М. М. Зощенко все же постоянно пытается заставить себя работать, ищет подходящие темы, занимается ради заработка переводами. Особые волнения доставили ему хлопоты по восстановлению членства в Союзе писателей, к чему его доброжелательно подталкивали К. Федин, К. Чуковский, М. Шагинян, В. Каверин, стремившиеся спасти М. Зощенко, оставшегося без средств к существованию. Однако новый, теперь уже смертельный удар последовал в мае 1954 года, когда по настоянию Ленинградского отделения Союза писателей он вместе с А. Ахматовой был вынужден участвовать в официальной встрече с группой английских студентов. Как известно, на этой встрече М. Зощенко заявил, что он не согласен с оценкой его личности и творчества, данной в партийном постановлении и в докладе А. А. Жданова. Вскоре (15 июня 1954 года) на общем собрании ленинградских литераторов и творческой интеллигенции писатель был вновь подвергнут резкой критике. В июне того же года появилась соответствующая статья в «Правде», подписанная В. В. Ермиловым, а также сходные отклики в других органах печати. Писатель был сломлен. Все это тяжкое время друзья пытались его спасти, поддержать, ободрить. Публикуемые документы являются свидетельствами подлинного отношения к затравленному писателю (а также и к постановлению) не только, разумеется, авторов этих писем.

Предположительные даты писем и конъектуры публикатора заключены в угловые скобки. Места, выделенные авторами писем, обозначены курсивом.

Письма В. А. Каверина – М. М. Зощенко


1


Дорогой Миша 1,

Ю. Н. Либединский говорил с Сурковым о твоем переезде в Москву и встретил вполне одобрительное отношение. Не буду повторять известных тебе доводов, скажу только, что все писатели - и близкие тебе и даже далекие - считают, что единственный шаг, который может изменить твое положение - это переезд в Москву. Надеюсь, что на этот раз ты, наконец, решишься на этот шаг.

Я пишу это тебе в доме Ю. Н. Либединского, который просил меня передать тебе, что глупое и всех возмутившее упоминание о тебе в «Лит<ературной> газ<ете>» не должно смущать или обескураживать тебя. Вполне к нему присоединяюсь.

Очень прошу тебя - пришли в самые ближайшие дни в Секретариат такое письмо:

«Ввиду того, что в последние годы здоровье мое сильно пошатнулось и врачи настойчиво рекомендуют мне переменить климат - прошу оказать мне содействие в переезде в Москву. Я могу передать ленинградскому Литфонду отдельную двухкомнатную квартиру (указать метраж) - взамен чего прошу через посредство Литфонда предоставить мне отдельную квартиру в Москве».

Разумеется, текст - приблизительный, но никаких других мотивов указывать не нужно. В Москве сейчас строится дом, кот<орый> будет закончен осенью. Ю. Н. Либединский в общих чертах договорился о предоставлении тебе квартиры с членами секретариата. На последних собраниях в СП о тебе много и с сочувствием говорили. И говорят.

Прости, дорогой, за сухой стиль сего послания. Пишу наскоро. Ю. Н. и Лидия Борисовна тебе кланяются. Умоляю тебя - не пренебреги этой возможностью провести годы среди друзей, которые тебя любят и ценят.

Ю. Н. не мог до тебя дозвониться.

Обнимаю. Твой Веня.

Сердечный привет от Лиды - тебе и В. В. 2

1 На письме рукою В. В. Каверина помечена дата - 26 мая; год (1952) устанавливается по почтовому штемпелю.

2 В. В. - Вера Владимировна, жена М. М. Зощенко.

2


3 июня <1952 г.>

Дорогой Миша,

меня очень огорчило твое письмо. Ты всегда был неправ в своем стремлении остаться в Лен<ингра>де, а теперь - вдвое неправ. Конечно, мы нажмем на «Издательство». Конечно, очень хорошо, что возобновляют «Парусиновый портфель» 1. Вероятно, через год или два тебя станут печатать без кислой мины. Но почему ты решил довольствоваться судьбой литератора, доживающего свой век, когда только теперь литература начинает восставать из пепла? Когда нужно работать, как ты это умеешь и можешь - чтобы она ожила возможно скорее? С какой стати ты ставишь на себе крест? Да ты на это просто не имеешь права!

Я прекрасно понимаю, что за десять лет 2 можно было потерять всякую надежду. На президиуме Союза я говорил, что если бы тебя посадили и теперь выпустили - то сейчас была бы учреждена комиссия по изданию твоих произведений. Но неужели твой необыкновенный героизм этих десяти лет должен пропасть впустую? Это было бы недостойно тебя - и ты должен это понять, а не писать, что у тебя «малые аппетиты».

Почему я так настаиваю на твоем переезде? Потому что ты не сможешь по-настоящему писать в Ленинграде, где было сделано так много, чтобы ты вообще не смог писать. В Москве сейчас новости каждый день - и обнадеживающие. Сегодня, например, пришел Бек 3, который сказал, что организуется кооперативное издательство писателей. Это пока между нами. Наша «Литературная Москва» готовит второй номер - и он будет много интереснее и смелее, чем первый. Здесь тебе не придется выходить из подлой игры, которая окружает тебя в Ленинграде, п<отому> ч<то> в Москве эта игра сама собой сошла на нет. И поддерживать ее никто не собирается - могу тебя в этом заверить! Словом, очень прошу тебя: напиши заявление, текст которого я тебе посылал. Оно ни к чему тебя не обяжет. Отказаться ты сможешь всегда. А подобная возможность вновь представится не скоро. И не слушай жену, если она думает иначе.

Жду письма. Обнимаю тебя. Твой Веня.

1 Пьесу М. Зощенко «Парусиновый портфель» готовил к постановке в ленинградском Театре комедии Н. П. Акимов.

2 Имеются в виду десять лет после Постановления ЦК ВКП(б) о журналах «Звезда» и «Ленинград». Эта фраза позволяет дополнительно уточнить год написания, отсутствующий у В. Каверина и нечеткий на почтовом штемпеле.

3 Бек Александр Альфредович (1902-1972) - писатель.

3


Дорогой Миша,

я тоже думаю, что тебе будет трудновато поехать в Армению, но, с другой стороны, думалось, что ты хоть немного развлечешься, увидишь людей и т. д. Пожил бы в Москве - ведь это бы тебе особенно необходимо. Но раз ты не можешь - устроим, как ты предлагаешь. Арм<янская> комиссия запросила СП Армении, и я уверен, что они согласятся. Автор, вероятно, придет к тебе с рукописью - надо сказать, очень слабой. Я устрою, чтобы тебе послали стенограмму обсуждения - выступали Виктор и я, может быть, тебе пригодится.

Очень огорчило меня то, что ты пишешь о своем здоровье. Ты всегда умел лечить себя лучше, чем самые знаменитые врачи и, мне кажется, что если бы ты отдохнул - к тебе вернулось бы это искусство.

Меня очень интересует твоя новая книга. Это - цикл рассказов, да? 1 Жаль, что мы видимся так редко - хочется поговорить. Я согласен с твоей оценкой моего романа, сам жалею, что написал от лица женщины 2. Но теперь ничего не поделаешь. Нужно писать третью часть, а между тем вторая измучила меня до последней степени. С великим трудом, заставляя себя, дописал вставные главы и наконец две недели тому назад отдал в Издательство.

В конце месяца я собираюсь с сыном поехать на Кавказ, дней на двадцать. Но насчет рукописи Шетбона 3 ответ должен быть в самые ближайшие дни, и я тебе немедленно дам телеграмму. Пожалуйста, не думай о своем долге. Деньги у меня есть, и я всегда буду рад прислать тебе еще, когда только понадобятся. Здесь все читают книгу Лассила 4 в твоем переводе. Очень нравится. Но мерзавцы вычеркнули твое имя, повредили тебе. А нельзя ли, чтобы кто-то - может быть, ты? - предложил эту книгу в «Советский писатель»? Я посоветуюсь с Либединским - как это сделать.

Фадеев вернулся в Союз, энергично работает и нужно возобновить вопрос о твоем восстановлении 5. На днях я увижу Костю 6 и поговорю с ним об этом.

Лида сердечно кланяется.

Обнимаю тебя.

Твой Веня.

22/VII <19>52

1 М. Зощенко с перерывами работал над циклом рассказов «Что меня больше всего поразило».

2 Имеется в виду роман «Открытая книга».

3 Шетбон - установить автора не удалось.

4 Книга финского писателя Лассила Майю (1868-1918) «За спичками» вышла в переводе М. Зощенко (в большей части тиража без указания фамилии переводчика) в Петрозаводске в 1948 и 1950 годах; в Гослитиздате в 1955 году вышла книга с двумя переводами из М. Лассила («За спичками» и «Воскресший и мертвых»). Говоря о восхищении читателей, В. Каверин имеет в виду именно эти издания, так как первоначальный текст перевода, опубликованный в петрозаводском журнале «На рубеже», оставался малоизвестным (1948. № 8-10. Номера 8 и 9 вышли без имени переводчика).

5 ...о твоем восстановлении - В. Каверин и К. Чуковский хлопочут о восстановлении М. М. Зощенко в Союзе писателей СССР, откуда он был исключен после Постановления ЦК ВКП(б) о журналах «Звезда» и «Ленинград». 22 апреля 1953 года М. М. Зощенко подает заявление о восстановлении в СП. 23 июня года на заседании Президиума СП СССР он был, однако, заново принят (в отличие от А. Ахматовой), а не восстановлен в Союзе писателей. Этот нюанс должен был свидетельствовать о «справедливости» исключения писателя в 1946 году. Следует отметить, что ответы М. Зощенко английским студентам в мае 1954 года, т. е. всего лишь через год после «милостивого принятия» в ряды советских писателей, лишь дополнительно «убедили» членов Президиума, отказавших в восстановлении, в их ненапрасной бдительности.

6 ...увижу Костю - т. е. К. А. Федина.

Из переписки К. И. Чуковского с М. М. Зощенко


Публикуемые ниже четыре письма и одна открытка К. И. Чуковского к М. М. Зощенко относятся к 1955-1958 годам. Известно, что М. М. Зощенко связывали с К. И. Чуковским многолетние дружеские отношения. В 1921 году М. М. Зощенко, входивший тогда в группу «Серапионовы братья», занимался под руководством К. Чуковского в группе критиков и литературоведов - он писал там работу, посвященную русской литературе первых двух десятилетий XX в. К. И. Чуковский внимательно следил с тех пор за всем, что выходило из-под пера М. М. Зощенко, вскоре оставившего литературоведение и ставшего знаменитым прозаиком. К. И. Чуковский всегда относился к М. М. Зощенко с исключительной добротой. В годы бедствий, обрушившихся на писателя после известного Постановления ЦК ВКП(б) о журналах «Звезда» и «Ленинград», он не только не оставил его своим вниманием, но и старался всячески облегчить его материальное и, главное, душевное состояние.

1


<11 июля 1955 г.> 1

Дорогой Михаил Михайлович,

мне пришло в голову, что, может быть, захочется пожить в Переделкине, где у Вас столько друзей: Федин, Каверин, Вс. Иванов, Я. Не сочтете ли Вы необходимым уехать на время из Питера и поселиться у меня на даче. Дача у меня большая, уединенная, тихая. Сейчас, после кончины Марии Борисовны 2, со мною живут Коля, Марина и внуки. Но они уезжают на юг, очищается большая удобная комната, почти совсем изолированная, и я был бы счастлив, если бы Вы согласились поселиться в ней.

Вам обеспечены стол, все удобства - и полная тишина. (Не предпринимайте ничего до приезда в Переделкино.)

На днях я буду говорить о Вас с Д. А. Поликарповым 3, уверен, что до него дойдет моя прямая и правдивая речь (он чудесный человек); если будет неудачно, обращусь и в другие инстанции. Мне восьмой десяток, я кропаю сейчас мемуары. Привезите с собою какую-нибудь работу - в Переделкине очень хорошо работается.

Ваш К. Чуковский

Ответ будьте добры направить по городскому адресу.

1 Дата приводится по почтовому штемпелю.

2 Мария Борисовна Чуковская (1885-1955) - жена К. И. Чуковского.

3 Д. А. Поликарпов - в то время заведующий Отделом культуры в ЦК ВКП(б).

2


<2 января 1957 г.> 1

Знаю, дорогой М. М., что Вы не любите никаких поздравлений, тостов, комплиментов и т. д. 2 Я тоже их терпеть не могу. Но сейчас я прочитал Вашу книгу, и мне захотелось от всей моей стариковской души пожелать Вам счастливого трудоемнического гордого Нового Года. Крепко жму Вашу руку.

Ваш К. Чуковский

1 Дата приводится по штемпелю на почтовой открытке.

2 Поздравление послано в связи с выходом в декабре 1956 года книги М. Зощенко «Избранные рассказы и повести. 1923-1956» (Л.: Советский писатель).

3


Дорогой Михаил Михайлович!

О первом отделе 1 и говорить нечего. Перечитывая «Няню», «Аристократку», «Нервных людей» и т. д., я хохотал до икоты. Главная их прелесть в том, что каждая новая фраза рождает новую волну смеха, даже независимо от развития сюжета. Все это вещи долговечные, прочные, сработанные раз навсегда. «Рассказы для детей» - из того же гранита. «Рассказы о Ленине» тоже. Если где есть кое-какие возможности разгрузить книгу, они являются только в отделе «Повестей». И хотя «Черный принц» и «Шевченко» написаны с великим мастерством, очень прозрачно, классически четко, я могу представить себе другого большого писателя, который написал бы то же самое. В них гораздо меньше зощенковского, чем в других вещах этого сборника. Поэтому с ними легче расстаться, чем с какими-нибудь другими вещами.

И еще: все мы знаем, что Вы - патриот и подлинно советский писатель. Это не требует никаких доказательств. А составитель книги, стараясь во что бы то ни стало доказать сию аксиому, печатает и «Возмездие», и «Солдатские рассказы». Не слишком ли это густо? Вы не нуждаетесь в свидетельствах о благонадежности.

Из двух «Бань» не оставить ли одну, первую?

А в общем - сборник отличный. Вращаясь среди молодежи (внуки и товарищи внуков), я вижу, каким он пользуется огромным успехом.

Крепко жму Вашу руку

Ваш К. Чуковский

7 января <19>57 г.

Переделкино.

1 В письме К. И. Чуковского речь идет о книге «Избранные рассказы и повести. 1923-1956» (Л., 1956).

4


Дорогой Михаил Михайлович,

я был вчера в Союзе и говорил с В. А. Смирновым 1 по поводу Вашей персональной пенсии. Смирнов при мне связался по телефону с ЦК, прося ускорить это дело. Из его слов я понял, что и он, и тов. Поликарпов очень энергично настаивают на том, чтобы Вам была выдана не какая-нибудь, а именно Всесоюзная пенсия. Вообще говорили о Вас уважительно.

Статья Федина (в его последней книге) имеет большой резонанс. Книга разошлась здесь в один день 2.

Любящий Вас К. Чуковский

29 янв. 1958 г.

1 Смирнов Василий Александрович (1905-1979), прозаик, в 1954-1959 годах входил в Секретариат правления Союза писателей СССР.

2 Имеется в виду книга К. Федина «Писатель. Искусство. Время» (М., 1957). В статье «Мы были разные...» К. Федин перечисляет тех, «кто сумел ввести в литературу новый материал войны и революции», и среди них М. Зощенко, «интонация которого слышится читателю уже двадцать лет подряд» (с. 494).

5


<1 февраля 1958 г.> 1

Дорогой Михаил Михайлович.

Я был в Союзе. Видел Василия Александровича Смирнова 2, который замещает уехавшего в отпуск Поликарпова. Вас<илий> Алекс<андрович> искренне возмущен теми тяжелыми условиями, в которых протекает теперь Ваша работа. Он обещал принять все меры, чтобы облегчить эти условия. Очевидно, на днях Вы получите из Москвы (из Союза) соответствующие письма, запросы и т. д. Кроме того, Лидин 3, один из руководящих работников Литфонда, обещал мне послать Вам из Литфонда 5000 рублей.

Дача у меня уединенная. При желании Вы могли бы по неделям не встречаться ни с одним человеком (в том числе и со мной). Но если Вам не хочется двигаться с места, ничего не поделаешь. Но вот чего мне страстно хочется, чтобы Вы не писали никаких писем в Союз писателей - и выше - не показав их предварительно московским товарищам. Поэтому я хочу просить Вас: буде Вам захочется сочинить подобную бумагу, пришлите ее предварительно мне, дабы я мог показать ее Тихонову Н. С., Федину К. А. и другим Вашим друзьям, понимающим дело. Из разговора с руководителями литературы я вывел заключение, что в Москве отношение к Вам в настоящее время иное, чем в Питере.

Весь Ваш К. Чуковский.

1 Дата приводится по почтовому штемпелю.

2 См. примеч. 1 к предыдущему письму.

3 Возможно, имеется в виду писатель Лидин Владимир Германович (1894-1979).

ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ