ИС: Независимая газета
ДТ: 26.07.1997

Его друзья и недруги

Четыре года назад ушел из жизни Владимир Лакшин.

В своей книге "Открытая дверь. Воспоминания, портреты" (М., 1989) Владимир Яковлевич Лакшин напечатал короткий мемуарный очерк "Невстреча с Корнеем Чуковским". В нем он описал три своих знакомства с Чуковским и обстоятельства получения им письма от Корнея Ивановича после выхода своей статьи о романе М. Булгакова "Мастер и Маргарита". Вот как он это описал: "В 1968 году я напечатал в "Новом мире" статью о романе Булгакова "Мастер и Маргарита". Тогда роман этот был новинкой, репутация его не устоялась, и споры вокруг книги кипели жестокие. Цензура остановила статью, и даже Твардовский долго не хотел верить, что нам удастся ее напечатать. Когда статья все же появилась, многие критики встретили ее в штыки, срамя меня, как слепого апологета Булгакова. Особенно примечательна была статья с грозным заголовком "Горят ли рукописи?"

Елена Сергеевна Булгакова, принимавшая близко к сердцу каждое слово о своем покойном муже, рассказывала мне как-то, что встречалась с Чуковским, который горячо говорил с ней о завязавшейся полемике. По ее совету я послал Корнею Ивановичу оттиск статьи из "Нового мира".

Спустя неделю в белом длинном конверте я получил ошеломивший меня ответ. В подробном письме, обращаясь ко мне, разумеется, как к человеку ему незнакомому, Чуковский не просто великодушно отзывался о статье, но подробно и лестно разбирал все ее особенности. Привыкнув к манере литературных людей даже благожелательные слова мерить скупо и ронять сквозь зубы, я был потрясен этим шквалом доброжелательства, едва ли мною заслуженным.

Полученное мною письмо заключало приглашение: "Был бы счастлив повидаться с Вами. Не приедете ли как-нибудь в Переделкино?" Почему я тогда не отозвался на это приглашение и не поехал к Чуковскому? Бог весть, но уж наверняка не от большого ума. Смолоду сильное впечатление произвели на меня слова Чехова в письме к брату Николаю, не советовавшему обольщаться такими "фальшивыми бриллиантами, как знакомство с знаменитостями". Мне все казалось нескромным навязываться, я боялся явиться не вовремя и застать хозяина врасплох, и я утешал себя вечно напрасным "успеется". (Точно так же весной 1962 года я пропустил возможность встретиться с Ахматовой - так глупо!)"

Невстреча состоялась, письмо К.И. Чуковского Владимиру Яковлевичу никогда не было им опубликовано, и я предлагаю его вниманию читателей "Независимой газеты".

Дорогой Владимир Яковлевич!.

Главное, по-моему, в том, что Вы одного духовного роста с Булгаковым. Подобно ему Вы совмещаете в себе три ипостаси: философа, поэта, ученого. Только тот, кто равен Булгакову по диапазону культуры, имеет право судить о "Мастере и Маргарите".

Ваша эрудиция так же богата, пестра и причудлива, как эрудиция автора. Если бы Вы не знали средневековой демонологии, сказаний о Петре и Февронии, ренановской "Жизни Иисуса", трактата Леонгарта Турнейсена, записок Батенькова, Ваша статья не подошла бы к роману вплотную, а стояла бы где-то в стороне от него.

Если бы Вы не обладали тем же поэтическим чувством, каким обладал Булгаков, Ваша статья опять-таки была бы статьею глухонемого о музыке: Вы не услышали бы "пения булгаковских фраз", и Ваш язык не был бы настолько свободен от истертых газетно-журнальных оборотов и слов. Да и конструкция Вашей статьи не отличалась бы таким строгим изяществом.

Вообще, ее форма напомнила мне восхождение на гору. Сначала видишь небольшой горизонт. Потом - с каждой новой главой - видишь новые и новые дали. Когда я дошел до четвертой главы, где дана ошеломительная апология Воланда, я понял, что передо мною шедевр критической мысли, и горько пожалел, что Михаила Афанасьевича нет в живых: с наслаждением прочитал бы он эту главу, вполне достойную его остроумия. А когда я взобрался выше и дошел до пятой главы, передо мною наконец-то развернулась вся широчайшая окрестность романа, и я понял, как органически связаны новеллы о бесстрашном герое, испугавшемся кесаря, с основным содержанием романа. А когда я взобрался еще выше, мне стало ясно, что все предыдущие главы служат как бы ступенями сюда, к этой вершине, где утверждается мудрая и бодрящая истина о неотвратимости великих побед всех распинаемых ныне Иешуа Га Ноцри над временно-торжествующим злом.

Статья Ваша покорила меня не только своей смелой гражданственностью. Я был очарован ее блистательной формой, знаменующей, что русская критическая мысль окончательно сбросила с себя оковы догматики (формализма, социологизма и проч.).

От души благодарю Вас за оттиск и за дружескую надпись на нем. Был бы счастлив повидаться с Вами. Не приедете ли Вы как-нибудь в Переделкино? С Асей? С Еф. Як.?.

Ваш Корней Чуковский.

5 окт. 1968.

Примечания:

Ася - Анна Самойловна Берзер (1917-1994) - редактор отдела прозы в журнале "Новый мир", где в ту пору работал Владимир Яковлевич.

Еф. Як. - Ефим Яковлевич Дорош (1908-1972), писатель, заведующий отделом прозы в "Новом мире".

* * *


Незадолго до смерти Ариадна Эфрон, дочь Марины Цветаевой, написала в письме: "В лихую годину.. сами обстоятельства требуют от человека выбора между высотой и низостью, а третьего не дано. "Третье" наступает потом". Этот как нельзя лучше видно на примере судьбы "Нового мира" в пору редакторства Александра Твардовского и судьбы его соратников. В 1970 году погиб журнал, через год погиб и Твардовский. Пока они были живы, вокруг совершались бесконечные "выборы между высотой и низостью". А "третье" наступило сейчас, когда даже современники событий не желают справедливо разобраться в том, что происходило. И литератор-"патриот" (Владимир Гусев, "Завтра") пишет, что Твардовский "повинен в оглуплении образа русской литературы - это факт", литератору-"демократу" (Станиславу Рассадину, "Новая газета") "тошно", что поэт "не удержался принять участие" в сочинении гимна СССР. В "научных" статьях о судьбах русской интеллигенции зачастую нет ни Твардовского, ни "Нового мира", ни его делателей. Между тем донос Александра Дымшица в ЦК КПСС представляет собой пример того выбора, о котором писала Ариадна Эфрон.

Печатается по: ЦГАЛИ. Фонд 2843, опись 1, ед. хр. 540.

Секретарю ЦК КПСС товарищу М.А. Суслову

Дорогой Михаил Андреевич!.

Простите, что беспокою Вас письмом. Но чувствую себя вынужденным к этому.

Сегодня я, как подписчик этого издания, получил 4-й том "Краткой Литературной Энциклопедии". Просмотрев книгу, я легко обнаружил ряд проявлений групповой тенденциозности. Некоторые из них носят откровенно вызывающих характер.

Книга открывается заметкой - Лакшин В.Я. В ней рекламируются две статьи этого автора "Писатель, читатель и критик". Ни одним словом не говорится о том, что они подверглись решительному осуждению в ряде статей, что они были осуждены в известной статье "Правды" об ошибках журналов "Новый мир" и "Октябрь". На столбце 17 об этом не сказано ни слова. Более того - на столбце 268, где названы несколько произведений классики советской критики, вновь фигурируют и рекомендуются эти вредные статьи В. Лакшина. На мой взгляд, этому нет оправдания. Сослаться на то, что она не успела учесть статью "Правды", оценивающую статьи В. Лакшина, редакция Энциклопедии не может (она успела зарегистрировать даже статью М. Лившица от 15 февраля нынешнего года в "Лит. газете", столбец 397).

Но - это частность (хотя и характерная), из-за нее я не решился бы Вас потревожить.

Наиболее возмутительным, бессовестным является указание на автобиографию Б. Пастернака в рекомендательной литературе к статье МАЯКОВСКИЙ. Известно, что в этой автобиографии Б. Пастернак написал, что Маяковский в советские годы "выдохся", перестал быть поэтом, что его творчество в нашей стране насаждали искусственно. Это - прямая клевета на Маяковского, продиктованная завистью и озлоблением. По какому же праву в энциклопедическом издании автобиография Пастернака, помещенная в N1 журнала "Новый мир" за нынешний год, рекомендуется в одном ряду с научными трудами о великом поэте революции (см. столбец 720)?

Думаю, что спрашивать за это с автора - С. Лесневского не приходится. Это - человек несамостоятельный и, судя по его поступку, ничтожный. Но на книге стоит редакторская подпись поэта А. Суркова. Мог ли он санкционировать эти (и прочие) проявления безответственности и групповщины, это проявление откровенной ненависти к Маяковскому? Мне трудно в это поверить. А. Сурков значится главным редактором издания. Возможно, эти безобразия как-то прошли мимо него.

В списке редакторов книги редактором раздела русской советской литературы назван А.Г. Дементьев. Он-то уж, вероятно, не может не быть причастным к тем фактам, о которых я написал выше. Еще не так давно он был заместителем редактора "Нового мира" и печатал статьи В.Лакшина и, возможно, принимал к посмертной публикации автобиографию Пастернака. С его стороны рекламирование статей В. Лакшина и рекомендация автобиографии Пастернака в качестве научного источника для изучения Маяковского, на мой взгляд, непростительны.

Рекомендацией высказываний Пастернака о Маяковском в советской Литературной Энциклопедии нанесен огромный вред. Книга встанет в качестве источника на полки всех библиотек мира и будет свидетельствовать о том, что у нас якобы поддерживают подлую оценку Пастернаком поэзии Маяковского, посвященной советскому народу, советской Родине и Коммунистической партии. Я не могу думать об этом без волнения и негодования. Я как коммунист не могу молчать по этому поводу. Куда мне было обратиться? В мою ПАРТИЮ. Вот почему я решаюсь отвлечь Вас от многих важных дел (считая поднятый мною вопрос политически немаловажным).

Я надеюсь, что партия призовет к ответу людей, которые осмелились в канун IV съезда писателей и в год 50-летия Советской власти допустить такую выходку в адрес великого советского поэта.

С коммунистическим приветом!.

А.Дымшиц.

Член Союза писателей СССР, доктор филологических наук, профессор.

14.5.1967.

Примечания:

Дымшиц Александр Львович (1910-1975) - критик.

Суслов Михаил Андреевич (1902 - 1982) - член Политбюро ЦК КПСС.

Лесневский Станислав Стефанович - критик, публицист.

Сурков Алексей Александрович (1899-1983) - поэт.

Дементьев Александр Григорьевич (1904-1986) - литературовед, критик.

Лифшиц Михаил Александрович (1905-1983) - критик, эстетик.

Светлана Лакшина

ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ