ИС: Одесские новости, № 6054
ДТ: 14.08.1903

Сольсбери
(От нашего лондонского корреспондента)

9 (22) августа

Хотя по календарю в Лондоне не должно быть никаких "событий"; хотя владыка всех лондонских событий, Чемберлен, отдыхает теперь в Гайберри - на сцену исподволь выступило новое обстоятельство, перед которым на время спасовали все прочие явления общественной жизни.

- Oxygen!

Вот слово, в которое, кажется, вылился весь сегодняшний Лондон. Вы услышите его в Table Talk. Оно лезет вам [в] глаза с газетных плакатов. Им вместо приветствия обмениваются при встрече на улице, на конке. Все притихло для англичан на сегодня: дело Эмберов, Балканский полуостров, Чемберлен, Шемрок III-й, осталось одно:

- Oxygen!

Слово это значит, что Сольсбери безнадежен. Что его жизнь поддерживают искусственно. Что если его поврежденное сердце еще и бьется, то все это благодаря аптекарскому кислороду. Что через день-два случится нечто чрезвычайное - Англия лишится одного из любимейших своих сыновей, чье имя почти полстолетия гремело по всей Европе, вызывая целую гамму многоразличных чувств.

Слово это значит еще, что сегодняшнее мое письмо должно быть посвящено характеристике маркиза Сольсбери.

"Не длине и не нов рассказ": как щедринский купец Парамонов, который изложил всю свою жизнь, представив один денежный счет, так и Сольсбери мог бы дать полностью свою автобиографию в одной-единственной строчке:

"Я имею 20.300 квадр. акр. земли".

Больше не потребовалось бы ни единого слова.

По крайне мере, когда я увидел эту цифру в одном из адрес-календарей (Who's who? 1903), - мне показалось, что я нашел общий ключ ко всем разрозненным деяниям бывшего премьера.

Это объяснило мне все:

- Почему он так буйственно и злобно "усмирял" бедную Ирландию.

- Почему с самой ранней юности, когда он был еще передовиком "Таймса", и "Стандарда" (органы крупного капитализма), самыми любимыми темами его были "защита церкви, прославление собственности и проповедь высших (?) принципов консерватизма".

- Почему он так яростно преследовал home-rule, ирландский земельный билль, эмансипацию духовенства от государства.

- Почему его кабинет всегда был так расположен к акционерам (Сольсбери председатель об-ва "Great Eastern Railway"), к фабрикантам (Сольсбери, как и Чемберлен, денежно заинтересован во многих крупных предприятиях), к домовладельцам (Сольсбери владеет в Лондоне и в Шеффильде целыми кварталами домов).

- Почему он так цинично насмеялся над своими избирателями, которые имели наивность поверить его лживым посулам ирландского земельного акта, билля об ответственности предпринимателей, пенсиона для престарелых рабочих и помогли осуществиться его кабинету…

- Почему он стал одним из зачинщиков постыдной кампании против Парнелля, поднятой Таймсом, и доказывал, благодаря подложным документам, что Парнелль - государственный преступник и сторонник политических убийств…

- Почему он, закоренелый враг Чемберлена, так близко сошелся с министром колоний в содеянии таких подвигов, как "набег Джемсна", южно-африканская война, распространение диких идей джингоизма, национализма, империализма и пр.

- Почему он не пропустил без противодействия ни одного светлого начинания Гладстона, проповедуя, с точки зрения "принципов высшего консерватизма", насилие, грабеж и рабство.

Все это и многое другое было объяснено мне цифрой 20.300 кв. акров земли…

Некоторые из моих знакомых английских журналистов сказали мне, что у них в редакциях давно уже готовы некрологи, биографии, портреты лорда Сольсбери, и можно быть уверенным, что чуть только этот великий государственный муж закроет глаза - в ту же самую секунду, если не раньше, от Кенсингтона до Гамертона миллионы глаз будут жадно читать в красных, синих и белых листах "последние минуты славной жизни", "последние слова незабвенного статсмена", "последнюю волю народного героя", а через четверть часа после его смерти, когда еще не успеет остынуть его труп, выйдут в свет двухпенсовые книжки с его биографией, написанные напыщенным и неестественным слогом.

Но как бы полны ни были эти книжки, им никогда не исчерпать свой предмет до такой полноты и всеобъемлемости, как эта одна строчка из его автобиографии:

"Я имею 20.300 квадр. акров земли".

К. Чуковский

Яндекс цитирования