ИС: Власть и художественная интеллигенция. Документы ЦК РКП(б) - ВКП(б), ВЧК - ОГПУ - НКВД о культурной политике. 1917-1953. Под ред. акад. А.Н. Яковлева; сост. А. Артизов, О. Наумов. М.: МФД, 2002

Информация наркома государственной
безопасности СССР В.Н. Меркулова секретарю
ЦК ВКП(б) А.А. Жданову
о политических настроениях и высказываниях писателей1

31 октября 1944 г.
ЦК ВКП(б)
тов. Жданову А.А.

По поступившим в НКГБ СССР агентурным сведениям, общественное обсуждение и критика политически вредных произведений писателей Сельвинского, Асеева, Зощенко, Довженко, Чуковского и Федина вызвали резкую, в основном враждебную, реакцию со стороны указанных лиц и широкие отклики в литературной среде.

[…] Писатель Чуковский К.И. по поводу своей сказки "Одолеем Бармалея" заявил, что еще год тому назад президиум Союза советских писателей дал хорошую оценку книге, потому что это - настоящее произведение детской литературы, и ему непонятно резкое изменение отношения к ней2.

Положение в советской литературе Чуковский определяет с враждебных позиций:

"…В литературе хотят навести порядок. В ЦК прямо признаются, что им ясно положение во всех областях жизни, кроме литературы. Нас, писателей, хотят заставить нести службу, как и всех остальных людей. Для этого назначен тупой и ограниченный человек, фельдфебель Поликарпов. Он и будет наводить порядок, взыскивать, ругать и т.д. Тихонов будет чисто декоративной фигурой…

В журналах и издательствах царят пустота и мрак. Ни одна рукопись не может быть принята самостоятельно. Все идет на утверждение в ЦК и поэтому редакции превратились в мертвые, чисто регистрационные инстанции. Происходит страшнейшая централизация литературы, ее приспособление к задачам советской империи".

"В демократических странах, опирающихся на свободную волю народа, естественно, свободно расцветают искусства. Меня не удивляет то, что сейчас произошло со мной. Что такое деспотизм? Это воля одного человека, передоверенная приближенным. Одному из приближенных я не понравился. Я живу в антидемократической стране, в стране деспотизма, и потому должен быть готовым ко всему, что несет деспотия".

"По причинам, о которых я уже говорил, т.е. в условиях деспотической власти, русская литература заглохла и почти погибла. Минувший праздник Чехова, в котором я, неожиданно для себя, принимал самое активное участие, красноречиво показал, какая пропасть лежит между литературой досоветской и литературой наших дней. Тогда художник работал во всю меру своего таланта, теперь он работает, насилуя и унижая свой талант.

Зависимость теперешней печати привела к молчанию талантов и визгу приспособленцев - позору нашей литературной деятельности перед лицом всего цивилизованного мира.

… Всей душой желаю гибели Гитлера и крушения его бредовых идей. С падением нацистской деспотии мир демократии встанет лицом к лицу с советской деспотией. Будем ждать". Узнав о том, что в журнале "Новый мир" не пойдут его "Воспоминания о Репине", Чуковский возмущенно заявил:

"Я испытываю садистическое удовольствие, слушая, как редакции изворачиваются передо мной, сообщая, почему не идут мои статьи. За последнее время мне вернули в разных местах 11 принятых, набранных, или уже заверстанных статей. Это - коллекция, которую я буду хранить. Когда будет хорошая погода, коллекция эта пригодится, как живой памятник изощренной травли… Писатель Корней Чуковский под бойкотом… всюду ложь, издевательство и гнусность". […]

Народный комиссар государственной безопасности Союза ССР Меркулов

1 Также опубликовано: "Родина". 1992. № 1. С. 92-96.

2 1 марта 1944 г. в "Правде" была опубликована статья П.Ф. Юдина "Пошлая и вредная стряпня К. Чуковского" с резко негативной оценкой сказки К.И. Чуковского. Поводом для статьи явился донос в ЦК ВКП(б) от художника П.В. Васильева, автора картины "Ленин и Сталин в Разливе". Как сообщает Е.Ц. Чуковская, "Васильев жил в Москве в том же доме, что и Чуковский - в соседнем подъезде. Незадолго до своего доноса Васильев зашел к Чуковскому по-соседски, на столе лежала газета с репродукцией этой картины. К[орней] И[ванович] сказал: "Что это вы рисуете рядом с Лениным Сталина, когда всем известно, что в Разливе Ленин скрывался у Зиновьева". Васильев пошел прямо в ЦК и сообщил об этом разговоре. Корнея Ивановича вызвал Щербаков, топал ногами, матерился, через несколько дней и появился разнос в "Правде" (К. Чуковский. Дневник: 1930-1969. М. 1994. С. 487).

Яндекс цитирования