ИС: Литературная газета, № 123
ДТ: 15 октября 1960 г.

"Противоестественно, чтобы..."

В одном из последних летних номеров "Литературной газеты" было опубликовано письмо в редакцию А. П. Колпакова, который требовал ни много, ни мало как сжечь знаменитую детскую книжку "Муху-Цокотуху". Он увидел в ней прославление "гнусного и отвратительного насекомого".

На страницах "Литературной газеты" А. Колпакову ответил Ст. Бенедиктов. После этого выступления редакция получила очень много писем, подавляющее большинство которых решительно осуждало точку зрения Колпакова. Однако некоторые письма показали, что у Колпакова есть и единомышленники. Да и сам он прислал нам второе письмо, оповещающее нас о незыблемости его позиции.

Новые его аргументы таковы: "Хорошо читать дивную книгу и сказку, если вас не кусает муха, но вы за нее, а я - против".

Поэтому сегодня мы публикуем новый ответ Колпакову и его сторонникам, на этот раз принадлежащий автору "Мухи-Цокотухи" - Корнею Чуковскому.


В "Литературной газете" от 20 августа напечатано небольшое письмо по поводу одной из моих сказок.

Письмо кончается такими словами: "Бесполезную книжечку К. Чуковского о мухе (Цокотухе - К. Ч.) можно смело сжечь - история от этого ничего не потеряет".

В конце очень четкая подпись: "А. П. Колпаков, кандидат исторических наук".

Среди обвинений, выдвинутых А. П. Колпаковым против этой фантастической сказки, особенно грозно прозвучало такое:

"Корней Чуковский проповедует любовь к мухе-цокотухе, он выдает ее замуж

За лихого, удалого,
Молодого комара!

Это противоестественно, чтобы (!) комар мог жениться на мухе, - возмущается кандидат исторических наук Колпаков. - Вошь, - поучает он, - не может жениться на клопе и комар на мухе. Это все несусветная чушь и обман".

Хотя эта тирада не слишком-то грамотна, но в искренности ее нельзя сомневаться. Одного не могу я понять: почему, выступая на борьбу с "несусветною чушью", автор письма ограничивается одной "Цокотухой"? Бороться, так бороться до конца! Если уж он решил навести в этом деле порядок, почему он не потребовал, чтобы возможно скорее сожгли гениальную народную сказку "Царевна-Лягушка", где без всяких обиняков говорится, что на самой обыкновенной лягушке женится юноша богатырского роста? "Старший сын женился на боярской дочери, средний на купеческой, а Иван царевич - на лягушке".

Ведь, как выражается А. П. Колпаков, это тоже "противоестественно, чтобы".

И почему он до сих пор не бросил в огонь другую русскую народную сказку - "Медведко", где такой же "кровосмесительный" брак красавица становится женою медведя!!

А сказка о Никите Кожемяке: "схватил змей царевну и потащил к себе в берлогу... - за жену себе взял".

Разве это не "противоестественно, чтобы"?

А эта знаменитая народная детская песня:

Сосватали совушку
За белого гуся.

Почему Колпаков пощадил и ее?

И спрашивается: почему до сих пор он не сжег бессмертной украинской народной баллады о мухе-чепурухе, на которой женился... кто бы вы думали? - тот же комар?

Ой, що там за шум учинився,
То комар та на Myci оженився!

"На Myci" и значит: "на мухе". Как же это могло случиться, что бдительный Колпаков проворонил такой криминал? Ведь уже лет триста - четыреста миллионы украинских детей с восторгом читают и слушают эту дивную народную балладу, в которой воспевается какой же "противоестественный" брак, что и в моей злосчастной "Цокотухе"!

Если уж пришла Колпакову блажь сжигать дотла ненавистные книги, он должен был заранее знать, что тут потребуется огромный костер, ибо, как мы видим, и русский, и украинский народы создали на потребу своей детворы немало таких сказок и песен, к которым вполне применима его не слишком грамотная, но грозная формула:

"Противоестественно, чтобы".

Я уже не говорю о польском, чешском, монгольском, английском фольклоре, предназначенном для маленьких детей. Если бы кандидат исторических наук Колпаков имел хоть какую-нибудь возможность познакомиться с этим фольклором, он, конечно, пришел бы в отчаяние, ибо в его костре не хватило бы дров. Взять хотя бы английский детский фольклор, - так называемые Nursery Rhymes, отголоски которых так явственно слышатся в творчестве Шекспира, Джонатана Свифта и Роберта Бернса. Воображаю, какой гнев они вызвали бы в нашем доблестном блюстителе нравственности, если бы только он узнал, что этот великолепный поэтический цикл считает вполне допустимой женитьбу лягушонка на мыши! И уже настоящая ярость охватила бы того же блюстителя, если бы ему стало известно, что у замечательного детского поэта Эдварда Лира утка мечтает о том, чтобы сделаться женой кенгуру, а кошка венчается с филином!

Подобные стихи для детей существуют уже полтысячи лет, - или больше! - почему же никто из миллионов детей не заметил в этих сказках и песнях ничего одиозного? Я думаю, причина одна: дети не бывают пошляками.

И не только детям, но и нам, взрослым читателям сказок, простодушно, по-детски восхищающимся хотя бы "Царевной-лягушкой", - нам и в голову не приходят те грязноватые мысли, в итоге которых слагается пресловутая колпаковская формула:

"Противоестественно, чтобы".

...Я откликаюсь на письмо Колпакова с большим запозданием, так как, признаться, меня долго обуревали сомнения: существует ли на свете такой Колпаков? Слишком уж смахивало его письмо на пародию, на талантливую мистификацию. Было похоже, что кто-нибудь из наших пародистов - Паперный, Ильина или Раскин - сочинил колпаковское письмо на потеху читателей "Литературной газеты", благо у нее есть специальный юмористический отдел.

Сомнения мои рассеялись только теперь. Оказалось, Колпаков не миф, а живой человек, и притом далеко не единственный: существует немало других Колпаковых. Защищать от них наших детей я всегда считал своим нравственным долгом.

К. Чуковский
доктор филологических наук


Яндекс цитирования