ИС: ЛИТЕРАТУРНАЯ ГАЗЕТА, № 99
ДТ: 20 августа 1960 г.

СЖЕЧЬ "МУХУ-ЦОКОТУХУ"! - ТРЕБУЕТ А. КОЛПАКОВ

В редакцию "Литературной газеты"

Опять и в который раз вышло произведение Корнея Чуковского о "Мухе-Цокотухе". На этот раз это произведение выпущено тиражом в 1300 000 экземпляров.

До каких пор К. Чуковский будет вводить в заблуждение советских детей? Муха - самое отвратительное насекомое на земле. Она садится на экскременты, на всякую падаль, а затем на лицо человека, на пищу, вызывая ряд инфекционных заболеваний, как дизентерию. Это насекомое отравляет все лучшие человеческие чувства. Мух надо убивать, уничтожать для удобства человеческой жизни, но Корней Чуковский воспел эту гадость, он восхваляет муху-цокотуху, празднует ее именины. Вместо того чтобы привить ненависть к этому гнусному и отвратительному насекомому, причиняющему человечеству постоянный вред, Корней Чуковский преподносит детям Советской страны свою стихотворную чепуху, восхищаясь мухой - этой гадостью:

Муха, Муха, Цокотуха,
Позолоченное брюхо!

Так начинается это восхваление вредного насекомого, которое полностью уничтожено в Китайской Народной Республике.

Корней Чуковский в своем произведении о мухе-цокотухе вместе с тем восхваляет и других вредных насекомых, как тараканов, которых муха приглашает на угощение. Фигурируют здесь и букашки, блошки, недостает только Корнею Чуковскому воспеть вшей, но о клопах он отзывается восторженно. Не пора ли пересмотреть Корнею Чуковскому свою позицию в отношении гнусного и противного насекомого - мухи, которой он так восторгается. Не пора ли привить советским детям ненависть к грязному и заразному насекомому? Вместо привития кипучей ненависти к поганому насекомому, несущему угрозу народному здравоохранению, Корней Чуковский проповедует любовь к мухе-цокотухе, он выдает ее замуж

За лихого, удалого,
Молодого Комара!

Это противоестественно, чтобы комар мог жениться на мухе. Вошь не может жениться на клопе и комар на мухе. Это все несусветная чушь и обман. Муха откладывает семьдесят яичек не от комара, и ее потомство растет в геометрической прогрессии. Она заражает пищу, она является источником многих болезней. У детей должно быть развито чувство ненависти к отвратительной мухе.

Не пройдет много времени, когда мы уничтожим вредную муху, воспеваемую К. Чуковским:

Бесполезную книжечку К. Чуковского о мухе можно смело сжечь - история от этого ничего не потеряет.

А. П. КОЛПАКОВ,
кандидат исторических наук
СТАЛИНАБАД


Мнение А. П. Колпакова о сказке К. Чуковского - не новость. Ново в его письме только то, что оно написано не в 1933, а в 1960 году, когда давным-давно забыты бредни педологов. Да еще, пожалуй, ново в нем то, что под ним стоит подпись кандидата наук, то есть человека, казалось бы, интеллигентного.

Впрочем, нет! Есть еще новый аргумент: Корней Чуковский занимается восхвалением вредного насекомого, "которое полностью уничтожено в Китайской Народной Республике". Может быть, и в самом деле, со сказкой Чуковского еще как-то можно было мириться раньше, но теперь настал час и К. Чуковскому пересмотреть свою позицию?

Что и говорить, уничтожив мух, наши китайские друзья сделали важное, полезное дело. Но при чем здесь "Муха-Цокотуха" Чуковского? Если уж следовать логике А. Колпакова, может быть, стоило бы задуматься и детским писателям, пишущим о воробьях? Ведь у нас до сих пор издается не только сказка Чуковского о мухе-цокотухе, но и "Айболит". А в "Айболите" есть такие строки, проникнутые явной симпатией к воробью:

Злая-злая, нехорошая змея
Молодого укусила воробья.
Захотел он улететь, да не мог
И заплакал и упал под мосток...

С излишним добродушием отзывается о Воробье и С. Маршак:

- Где обедал, воробей?
- В зоопарке у зверей...

А поэт Б. Заходер дошел до того, что выразил воробью самое прямое и недвусмысленное сочувствие:

- Что не весел, Воробей?
- Мало
Стало
Лошадей!
Трудно нынче Воробью
Прокормить свою семью!

Да разве только воробьи?! Даже такие вредители, как мыши, находят пристанище в сердцах легкомысленных поэтов. Вспомним "глупого маленького мышонка", гибель которого так оплакивает С. Маршак.

Не худо бы заодно вспомнить и об известной детской считалочке:

Раз, два, три, четыре, пять!
Вышел зайчик погулять…

Слышится в ней нездоровое сочувствие к зайцам, этим вредным грызунам, портящим плодовые деревья.

Правда, зайцев пока еще не истребили. Но ведь искусство, как известно, должно опережать жизнь.

Если стать на точку зрения А. Колпакова, придется беспощадно расправиться с русскими народными сказками, в которых действуют добрые медведи, с многочисленными сказками народов Африки, где без злобы и ненависти изображаются львы, тигры и прочие хищники. Придется уничтожить чудесную книгу Киплинга "Маугли".

Да что там "Маугли"!

Если бы осуществить на практике утилитарный подход А. Колпакова к явлениям художественного творчества, от великой мировой литературы остались бы только научно-популярные брошюры о вреде паразитов. Погибли бы в пламени костра развратный Дон-Жуан, коварный Яго, недотепа Гамлет, подлец Чичиков, мизантроп Печорин и несчастная Катюша Маслова. Уцелел бы разве что один онегинский дядя, который, как известно,

Лет сорок с ключницей бранился,
В окно смотрел и мух давил.."

Что же до остальных, то они, разумеется, были бы беспощадно преданы огню.

Хватит ли у вас решимости, тов. Колпаков, чтобы разжечь такой костер?

Ст. Бенедиктов

Яндекс цитирования