ИС: Корней Чуковский, Собрание сочинений в 15 т. Т. 2, М., Терра - Книжный клуб

ДТ: 2001

С. Маршак, К. Чуковский – в коллегию Наркомпроса

В настоящее время мы переживаем Ренессанс детской книги.

Никогда на всем протяжении русской словесности не возникало в столь короткое время такого изобилия детских стихов, которые были бы подлинными произведениями искусства.

Но вслед за мастерами и новаторами тянется длинный обоз литературных мошенников, которые, спекулируя на рыночном спросе, целыми лопатами сыплют на бедных детей кучи отвратительных безграмотных книг, и нет ни одного достаточно авторитетного голоса, чтобы прогнать эту шайку.

Теперь при ГУСе создалась «Комиссия по детской книге». Мы, писатели, возлагали на эту комиссию большие надежды. Мы были уверены, что она начнет свою работу борьбой с хулиганскими и халтурными кнгами и лишь исподволь, осторожно и бережно попытается влиять на тех из нас, кого она сама именует мастерами-художниками.

Мы ждали, что раньше всего эта комиссия выступит, как заступница подлинно литературных книг, и уже потом, в процессе работы попытается создать актуальные методы воздействия на творчество квалифицированных детских писателей.

Ведь дело идет именно о том, чтобы сблизить педагога и писателя, организовать их живое сотрудничество. Выполнение этой задачи требует большой осторожности, большого административного такта.

Вряд ли этот такт был соблюден, когда Комиссия на одном из первых же своих заседаний запретила поэму для детей «Крокодил», ибо до сих пор мы не встретили ни в Москве, ни в Ленинграде ни одного литератора, который не изумился бы, узнав о такой внезапной суровости. В число этих литераторов входят первколассные художники слова, лучшие советские поэты, публицисты и критики. Они так смущены неожиданной расправой с «Крокодилом», что собираются, насколько мы знаем, заявить по этому поводу коллективный протест.

Но дело не в «Крокодиле». Дело в том, что, по мнению писателей, педагоги еще не выработали сколько-нибудь устойчивых, объективных критериев для оценки художественной детской словесности. Писатели убедились на собственном опыте, что педагоги до сих пор не умеют отличить хорошую фактуру стихов от плохой, неряшливую дилетантщину от подлинного произведения искусства, что почти все книги, одобренные ими за последние годы, с литературной точки зрения чудовищно плохи и показывают полное незнакомство с теми элементарными требованиями, которые выработаны по отношению к книгам в нашей литературной среде.

Мы в данном случае не говорим о комиссии ГУСа, работа которой едва началась, но мы думаем, что в дальнейшем такой отрыв педагогов от литераторов гибелен. Взаимное непонимание опасно для обеих сторон. Нужно организовать их сближение. Нужно поднять широкую дискуссию о детской книге, и привлечь к этой дискуссии не только педагогов, но и авторов. Нужно, чтобы в комиссию ГУСа вошли авторитетные поэты и художники, пользующиеся в своей среде уважением. Нужно, чтобы эта комиссия на первых порах направила свою административную строгость против хулиганских и безграмотных книг, а отнюдь не против книг художественных. Несомненно, что среди художественных есть такие, которые могут быть не вполне приемлемы для педагогов, но борьба с этими книгами не должна ограничиваться чисто цензурными методами. Нам кажется, что товарищеское общение педагогов с писателями и художниками привело бы к более плодотворным результатам.

Мы считаем себя вправе высказать свои пожелания, так как мы на деле доказали, что нам издавна дорого процветание детской словесности. Один из нас (Чуковский) вовлек в детскую литературу таких авторов, как Саша Черный, Маршак и Борис Житков, а другой (Маршак) «создал» Виталия Бианки и авторов «Республики Шкид».

Мы оба – не только писатели, но и редакторы; мы заново перевели и переработали для советских детей ряд классиков иностранной литературы, при нашем содействии возникла целая артель молодых мастеров, работающих в Гизе над созданием новой детской книги в области географии, исторической повести, художественной зоологии, производительной техники и т.д. Это дает нам уверенность, что Коллегия Наркомпроса отнесется к нашему заявленю с полным вниманием.

С. Маршак, К. Чуковский

ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ