Печатается по собранию
сочинений К.И. Чуковского
в 15 томах, т. 2,
М.: ТЕРРА - Книжный клуб,
2001

К.И. Чуковский - А. В. Луначарскому


Дорогой Анатолий Васильевич.

Научно-педагогическая секция ГУСа запретила моего "Крокодила". Это кажется мне вопиющим скандалом. Какова бы ни была моя поэма, она есть подлинное произведение искусства - и вычеркнуть ее из обихода детей может только мрачный изувер. Поэтому я считаю оскорблением не для себя, а для Наркомпроса то, что мой "Крокодил" запрещен.

И добро бы это была какая-нибудь черносотенная книга, проповедующая жестокость и рабство. Но Вы сами знаете, что этого нет. В первой части "Крокодила" - героическая борьба слабого ребенка с огромным чудовищем для спасения целого города.

Во второй части "Крокодила" - протест против заточения вольных зверей в тесные клетки зверинцев. Освободительный поход обитателей леса для спасения порабощенных собратьев.

В третьей части - протест против несправедливых войн. Герой Ваня предлагает зверям "разоружиться", спилить себе рога и клыки. Те согласны, прекращают бойню и начинают жить в городах на основе братского содружества:

Стало на свете куда веселей,
Больше не нужно цепей и бичей.

Не советским педагогам восставать против этих стихов, особенно теперь, когда Советская страна заявила на весь мир могучий протест против каких бы то ни было вооружений и войн.

Казалось бы, нужно гордиться тем, что в Советском Союзе в революционные дни появилась детская книга с призывом:

Мы ружья поломаем,
Мы пули закопаем,
А вы себе спилите
Копыта и рога.

Но вместо этого комиссия ГУСа, созданная для борьбы с хулиганскими детскими книгами, запрещает эту книгу на первом же своем заседании.

Против чего же восстают педагоги? Против слова "Петроград". Против слова "городовой". Но нельзя же уничтожать подлинные произведения искусства из-за двух-трех устарелых слов. Мне предлагают заменить эти слова другими - но кому станет легче оттого, что Крокодил будет глотать милиционеров (и собак) в Ленинграде.

Поэтому я как старый писатель протестую против такой расправы с литературой.

Конфуз удесятеряется тем, что сейчас Госиздат в борьбе с частными издателями ведет со мной переговоры о приобретении всех моих детских книг.

Сейчас известная американская поэтесса Бэббет Дейч переводит "Крокодила" на английский язык, а немецкий поэт Грегер - на немецкий язык. Как объяснить им, что эта книга, изданная вначале Советом рабочих и солдатских депутатов, ныне запрещена по распоряжению ГУСа.

К. ЧУКОВСКИЙ

1928