ИС: "Одесские новости"
ДТ: 1904 год

Нынешний Евгений Онегин

(отрывки)


Песнь первая

       2

Быть может, пылкий Antalena
Его рассказом взволновал,
Как Нэны трепетной колена
Он в Риме жадно обнимал?
Быть может, жгучий Вознесенский,
Отваги полон декадентской,
Громит немых сынов земли,
Взимая с них за то рубли?
Иль, может быть, его смутила
Передовицы томной речь
О том, что нас не нужно сечь,
Что не в бессильи наша сила,
Что просвещенье — это свет,
Что там темно, где света нет?

Песнь вторая

5

Люблю наш клуб.
Там сердцу отдых.
И все — за что, не знаю сам —
В его гостеприимных сводах
Люблю. Создатель Фалька там
О собственной, бедняга, драме
Чужими говорил устами.
Там даже Старый Театрал
Нередко молодым бывал,
Там подвизались мы с Луцканом:
Он шубы крал, а я читал
Про самоценный идеал.
Один удел судьба дала нам,
В тюрьме таится юный тать,
А я… а я читал опять…

       6

Нет, не армян терзают турки
Среди окровавленных нив —
То по звонку в литературке
Речам объявлен перерыв.
И сонмы девственниц в уборной
Спешат оправить локон черный,
И Цензор — дерзостный поэт —
Украдкой тянется в буфет…
И Лившиц выспренный за полу
Уж ухватил меня иль вас
И дланью длинною потряс,
И, внемля вещему глаголу,
Уж измышляете вы путь —
От этой длани ускользнуть.


9

Он был, друзья, по хлебной части,
И двухэтажный этот дом,
И двух детей от жирной Насти
Добыл он собственным трудом.
Довольно вытерпели муки
Его мозолистые руки,
Пока добилися того,
Чтобы не делать ничего.
К распеву киевскому падок,
Принял смиренномудрый вид,
Ильинский посещал он скит
И, всей душой любя порядок,
Евгенья по субботам сек
Сей аккуратный человек...

12

Мила мне русская беседа —
В ней, разум собственный любя,
Никто не слушает соседа
И каждый слушает себя…

<...> ...Героем нашего романа
Евгений будет, но о нем
Мы речь особо поведем,
А нынче это слишком рано,
Ведь мы про папеньку его
Еще не знаем ничего.
Его почтенная супруга
И мать героя моего
Была мягка, была упруга,
Кругла — и больше ничего!
Любила негу бани жаркой,
Дружила с собственной кухаркой
И знать могла наперечет,
Не выходя из-под ворот,
Число безумных поцелуев,
Что в полуночной тишине
Возжег Адуева жене
Поручик пламенный Колгуев.
И этот важный эпизод
В душе носила целый год...

23

...Но время тает, убегает,
Уже Евгений мой не раз
Краснеет, если повстречает.
О девы трепетные, вас,
О гимназистки в синем, красном,
Зеленом, — и призывом властным
Уж для него теперь звучит
Улыбка девичьих ланит.

24

Как земледел над пышной нивой,
Склонясь над юною губой,
Уже цирюльник говорливый
Косит уверенной рукой.
Уже румяная Ревекка
На «молодого человека»
Загадочный бросает взгляд —
И получает шоколад.
Уже... Но, сердцем памятуя
Свой вожделенный аттестат,
Онегин Геродоту рад
Отдать всю негу поцелуя,
К подстрочнику, а не к устам
Склоняясь пылко по ночам.

25

Мороз... Темно... Улыбка... Шубка
И под платочком пара глаз.
В калошах ножки, муфта, юбка...
Чего еще? — спрошу я вас.
«Куда идете?»
«Слава Богу,
Я и без вас сыщу дорогу».
«Нет, я боюсь, чтоб не пристал
К вам тут какой-нибудь нахал».
«Да кроме вас — пристать кому же?»
Легко, свежо... Хрустит снежок.
На нем уже две пары ног
Видны рядком... Под вихрем стужи
Блажен, кто был в расцвете лет
Лобзаньем девичьим согрет!

26

Среди сердечных попечений
Убивши юные года,
Блаженства этого Евгений —
Увы! — не ведал никогда.
И в первом классе он со мною
Не увлекался чехардою,
И не пытался во втором
Идти в Америку пешком.
И в третьем он не бредил спортом
И чрез рекреацьонный зал,
Как Уточкин, не пробегал,
Стихов он не писал в четвертом.
И драму «Бешеный прыжок»
Не слал в «Одесский водосток»...

1904


Подробнее об этом произведении см. статью О. Канунниковой "Неизвестный Онегин"


Корней Чуковский

ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ