ИС: Вопросы литературы, 1994, № 5

В шутку и всерьез
Пародии, эпиграммы фельетоны

Из многочисленных рассказов о некрасовских штудиях Чуковского бесспорно привлекают внимание самобытные речи Корнея Ивановича, в высшей степени эмоциональные, которые без особых усилий можно свести в такой монолог:

"И вот наступают дни Некрасова, и я хожу, хожу по школам, вхожу в классы, сидят за партами милые, чудные малыши, уткнули свои кулачки в щечки, смотрят сияющими глазенками, потом, послушав меня, задумываются, сидят, притихшие, озабоченные, тронула их судьба поэта. А у столов стоят учительницы, молодые, бодрые, кровь с молоком. Казалось бы, что им судьба Некрасова? И время другое, и строй другой, свои дела, интересы, задачи. Но нет, нет, вон одна пригорюнилась, вон закручинилась другая, вон третья ладошкой смахнула слезу - нет, вижу, дорог, дорог Некрасов. Да вот я и сам, хотя уже немолод, да что там - немолод, попросту стар, а вот, однако ж, не сдался годам, не полеживаю на своем диванчике, мол, все трын-трава, моя хата с краю… Нет! Все хожу, хожу по школам, бросаю доброе семя в почву и сколько хватит сил говорю об этом печальнике горя народного, этом высоком израненном сердце, этой святой страдальческой тени. И так светло, так светло на душе…

Но, конечно, что там скрывать, иногда вдруг и уколет недоумение: а почему я хожу по школам, зачем пытаюсь что-то внушить этим малолетним дебилам, недоноскам, потенциальным бандитам, что такое Некрасов? Очень им надо! Сидят, глядят тупыми гляделками и думают сейчас об одном, как бы стрельнуть в меня из рогатки. Рядом стоят их педагоги, злые, насупленные, все векши, ни одной не касалась рука человека, пахнут мочой и нафталином, много им дела до Некрасова, они уж за то его ненавидят, что он был в штанах, значит - классовый враг! И сам я тоже хорош, прохиндей, скоро пора протягивать ноги, восемь десятков, - лежи на печи, старость, должна быть благообразна! Так нет же, все бегаю, бегаю, бегаю, этакий мышиный жеребчик, жалкий хлопочущий старикашка, и все говорю, говорю, говорю об этом картежнике, об этом шулере. Да! В карты играл нечисто! Нечисто! Присваивал чужие доходы, обманывал женщин, подло обманывал, лежал себе на медвежьей шкуре и фарисейски вопрошал: кому на Руси жить хорошо? Как будто кто-нибудь сомневался, что только ему - одному-единственному - и впрямь на Руси жить хорошо. Все это знали, что уж тут спрашивать?..

Ах, мерзко! Но взглянешь в глаза детей, чистые, светлые, как озера, и так становится хорошо…"

Далее все идет, как в начале, так сказать по второму кругу.

Леонид Зорин

Яндекс цитирования