ИС: Свободные мысли, № 49
ДТ: 1908

Поэт пня*

Статья К. Чуковского

I

В комнате было талантливо и уютно. Дивные поэты читали дивные стихотворения, из которых каждое составило бы эпоху в любой литературе.

Но стихи уж слишком были хороши, слишком много искусства и культуры было в каждом на диво вытканном узоре.

Вдруг на лестнице послышались топот, веселый смех, точно десяток приготовишек играли в лошадки.

С шумом распахнулась дверь, и влетел румяный, брызжущий здоровьем и смехом Сергей Городецкий.

Еще с верхней губы его капало молоко; еще сзади болтались валенки, которые, по-видимому, не успели снять; еще ничего не прочел он и ничего не произнес, - но мы почувствовали, что пред нами поэт.

Поэт истинный, молодой, горячий, крупно-талантливый, почти гениальный.

Как радостно быть Сергеем Городецким.

II


У Сергея Городецкого есть один недостаток - он слепой крот.

Он не видит дальше своего носа, и это вовсе не потому, что нос его так велик.

Действительно, увидеть дальше носа Сергея Городецкого хоть на один вершок, значит видеть уже Венеру невооруженным глазом…

Молодой поэт не видит потому, что он слеп.

Душа его слепа, и поэтому лесной пень, из которого можно вытесать Ярилу, дороже Сергею Городецкому человека.

Его вдохновляет пень. Ему любой чурбан дороже Карла Великого.

Сергей Городецкий - поэт пня. Сергей Городецкий - поэт чурбана.

Как радостно быть Сергеем Городецким!

III


И еще есть недостаток у Сергея Городецкого - он не понимает своего пня, о котором пишет.

Пень Сергея Городецкого - не живой пень, радостный, выросший в зеленом лесу под лазурным небом.

Его пень - городской пень, превращенный в Перуна или Ярилу.

Чурбан Сергея Городецкого - какой-то искусственный чурбан, сделанный за границей, а не русский чурбан, долго валявшийся на заднем дворе.

И поэтому и поэзия Сергея Городецкого кажется искусственной, точно вымученной.

IV


Конечно, эти два недостатка не важны при наличности таланта.

Но именно таланта и не достает высокоталантливому Сергею Городецкому.

У него блестящая рифма. Стих его звонок, ломок и прозрачен, как хрусталь.

Но стих, самый блестящий, самый стильный, самый тонкий, при отсутствии таланта у поэта - храм без божества.

Великолепный храм - стихи Сергея Городецкого. Но божества в них нет…

V


И не всегда рифма строго выдержана у Сергея Городецкого. Из десяти стихотворений, по крайней мере, девять написаны дубовыми стихами. Рифмуются "Ярилло" с "Кадилом"; "Стон" и "Антон"; "Ярь" и "Киноварь".

Постройка стиха какая-то детская, беспомощная.

Точно высокоталантливый молодой поэт никак не может справиться с рифмой и его тянет к прозе…

VI


Как радостно быть Сергеем Городецким!

К. Чуковский**

Доставил: О.Л. Д'Ор

* "Поэт пня" является частью фельетона О.Л. Д'Ора "Свободные мысли".

** В следующем номере (№50, 1908 г.) на последней полосе сообщение: "Ввиду нескольких обращений читателей - Редакция вынуждена снова заявить, что г.г. В.Г. Тан (Евреи и русская литература), О. Дымов (Около этого), И. Василевский (Не-Буква) (У телефона), Н.Н. Рахманов (Испанское фельетониччио), Петр Пильский (Литераторы и вино) и К. Чуковский (О Сергее Городецком) были представлены в № 49 "Св. М." не в своих произведениях, а в пародии г-на О.Л. Д'Ора".

Яндекс цитирования