ИС: "Переделкинская бибигония"

Лев Кассиль и Корней Чуковский



ПАРОДИЯ



Весёлый, ребяческий дух Кассиля был близок К.И. Чуковскому. Он называл Льва Абрамовича "мальчишкой, у которого в кармане живой воробей". Их дома в Переделкино соседствовали друг с другом, дети Кассиля и внуки Чуковского дружили. В приветствии к 60-летию Л.Кассиля Чуковский писал: "Как счастлив я нашей испытанной чудесной дружбой. Я никогда не забываю, как в самые чёрные дни моей жизни, когда я был одинок и несчастлив, вы дружески утешали и ободряли меня, и мне открылась тогда вся Ваша душевная щедрость, за которую я перед Вами в неоплатном долгу".

Кассиль очень любил творчество Корнея Ивановича. Вскоре после появления сказки Чуковского о Бибигоне, сразу ставшей популярной, Кассиль написал на неё пародию "Переделкинская бибигония":

У меня зазвонил телефон.

- Кто говорит?

- Бибигон.

- Откеда?

- От соседа.

- В чём дело?

- Нужда заела.

- Кого?

- Автора моего.

- А велика нужда-то?

- Спросите у Детиздата, а я сам ещё маленький…

А потом-диньдилинь-диньдинела-

Позвонила ко мне Цинцинелла:

- Вы не знаете? Новостей целый вагон!

В Переделкине ныне живёт Бибигон,

Бибигон, Бибигуля, моя душечка,

Бибигончик мой, Бибигушечка…

И пошёл перезвон, затрещал телефон:

- Бибигон! Бибигон!

- Бибигон! Бибигон!

Я в "Мурзилку" звоню, но и там Бибигон.

Я приёмник включил:

"Говорит Бибигон!"

И звонили весь день, друг за дружкой в угон,

То Цинцинелла, то Бибигон.

А потом, уже глядя на ночь позвонил сам Корней Иванович.

- Как Вам понравился мой Бибигон?

Оригинален он иль эпигон?

Что Вы скажете о Цинцинелле?

Нет ли тут в сказке какой параллели?…

Новый путь?… Или та же аллея,

Где казнили мово Бармалея?…

Но я верю, о, верю, за мной Рубикон!

Бибигон! Бибигон! Бибигон! Бибигон!

Я пишу - динь-дилень-день и ночь,

Ночь и день,

И писать мне не лень день и ночь,

Ночь и день…

Сочинил Бибигона для смеха я Вам,

А теперь бы мне взяться за Чехова…

Вот и мчатся всю жизнь, друг за дружкой в угон,

Чехов, Репин, Уайльд, Мойдодыр, Бибигон…

Ох, нелёгкая это работа - целый век всё придумывать что-то…

Корнею Ивановичу понравилась эта пародия, которая показала многообразие жанров в работе Чуковского, его исключительное трудолюбие: он проводил большую часть суток за своим рабочим столом.

То, что подчеркнул Кассиль в Чуковском, имело место и в его характере.

А.Л. Барто вспоминала: "Часто Кассиль и Чуковский вели наедине долгие разговоры и споры о литературе, но, по признанию Льва Абрамовича, он всегда входил в рабочую комнату Чуковского с ученическим трепетом. В любви Кассиля к Корнею Ивановичу было что-то сыновнее. Сколько раз он звонил мне, чтобы поделиться тревогой: "Навещал я Чуковского, беспокоит меня его состояние".

Кассиль и Чуковский. Два удивительных человека, два талантливых писателя - гении Детства. У них был один дар на двоих: дар благодарного отношения к жизни и к тому, что является её главной радостью,- к детям.

Лев Кассиль ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ