ИС: ИС: Театр и искусство, № 16-17
ДТ: 1918 г.

Утро для маленьких К.И. Чуковского

"Царь Пузан" в Тенишевском зале

"Дядя, который бранится", - так, наверное, определили бы дети занятие критика.

- Все бранится, все недоволен, всякое тебе пятнышко найдет и укажет. Сердитый дядя!

И вот, такой "сердитый дядя" К. Чуковский задумал породниться с толпою детей. Написал пьесу вместе с ними, вместе с ними смотрел на ее представление.

Что написано детьми, а что сочинено К. Чуковским - не отличишь.

- Впал в детство?.. - удивитесь вы.

Нисколько.

Остались у человека в душе какие-то солнечные лучи, какие-то слова простые и беспритязательные.

Ушел он на время от казенных стен, от полок с умными книгами и сел на лужок, окруженный Колям и Володями, Наташами и Вовами.

- Нет, нет, не смейтесь: не на тот лужок, где так плохо ладилась музыка крыловского квартета.

Наши юные "музыканты" и "сердитые дяди" живо поняли друг друга. Так поняли и породнились, что какой-то шалун Вова или Володя нарисовал на длинного дядю карикатуру, смешную, пресмешную - не то человек, не то птица, - и повесил ее на виду у всех и на потеху всем.

Так и началась дружная работа дяди, "который бранится", и его маленьких приятелей.

Но тут уж он не бранится. Вова, Володя и Наташа верили, что есть толстый, как чудище, Царь Пузан. И длинный дядя Чуковский тоже верил. Юные сочинители боялись страшного людоеда с ножом. И длинному дяде Чуковскому становилось тоже жутко.

Юные сочинители не знали еще символистов и модерна, "грядущей демократии" и пролеткульта. Весь мир им казался привычным и милым, а люди такими добрыми, что все должно выйти и выйдет по-хорошему. И дядя Чуковский поверил тоже. Вместе с Володей, Наташей и Вовой он научил Царя Пузана, как спасти своих подданных от людоеда. Царь Пузан приохотил страшного людоеда к работе и похудел сам при этом. А принцесса Монесса, увидев Пузана красивым и стройным, влюбилась в него и вышла замуж.

И все были очень довольны, у всех горели глаза. И мы там были, видели дружбу "дяди, который бранится" и маленьких человечков, - которым еще нечего браниться, и сами стали веселее и моложе.

А больше всех помолодели тетя Устругова и еще один дядя Пуни, которые были с длинным дядей Чуковским и его маленькими приятелями заодно.

Божена Витвицкая

Яндекс цитирования