ИС: Советский экран
ДТ: 1970

"ЧУКОККАЛА" ЗАГОВОРИЛА



Десять стихотворений Пушкина озаглавлены "В альбом", среди них гениальное "Что в имени тебе моем?".

Одного этого факта достаточно для реабилитации альбомов и альбомной литературы. Все дело в том, кто, что и кому пишет.

В истории русской поэзии, может быть, в истории всей нашей культуры нет альбома более прославленного, чем просуществовавшая более полувека "Чукоккала". - Вы, конечно, догадываетесь, почему. Чуковский - вот на Чу начинается она. А "Чукоккала", потому что я жил в местечке Куоккала. Очень прошу вас запомнить это название и называть правильно, ударение на "о", "Чукоккала".

Так, в кадре, Чуковский объясняет название альбома, показывая зрителям увесистую книжищу в кожаном переплете.

Корней Иванович был не только поэтом, стихи которого знали наизусть все поколения советских людей, не только ученым-лингвистом и знатоком Некрасова, не только переводчиком, не только заведующим детской библиотекой в подмосковном поселке Переделкино.

Он был также актером.

Есть в альбоме две чистые страницы. Глядя именно в них, пел некогда Шаляпин, и в память о его пении страницы навсегда оставлены чистыми. После фотографии Шаляпина, который поет, аккомпанируя себе на рояле, за кадром слышится: "...просто взял этот альбом и спел небольшую арию, так в этом альбоме (в кадре появляется Чуковский) есть ария Шаляпина, чего я вам, к сожалению, сейчас спеть не могу".
Как это сыграно!

Несколько мгновений Чуковский просто молчит, глядя на чистые страницы и вспоминая. Зал большого московского кинотеатра, только что смеявшийся вместе с ним, вспоминает и молчит вместе с ним. Убежденность в вечности культуры, счастье от сознания принадлежности к ней, счастье от того, что был товарищем Шаляпина, Горького, Маяковского, Блока, печаль последнего человека этого поколения - все есть в молчании Чуковского. Зал понимает его и молчит, дает ему остаться наедине со своими воспоминаниями.

Крупным планом на экране лицо рассказчика. Самому Чуковскому оно казалось настолько старческим, что он не захотел смотреть отснятый фильм. На самом деле оно переливается молодой и сильной мыслью, молодой и точной памятью. Это лицо требует полного внимания зала. Вполглаза у телевизора смотреть на него, пожалуй, не стоит. В нем все важно, все значительно.

Из огромного тома "Чукоккалы", который всегда будет вращаться вокруг нашей культуры ее веселым спутником, естественно, выбрано не так уж много: Маяковский, Блок, Репин, Горький, Шаляпин, Маршак.

В жизни большие люди, особенно пока они молоды, тянутся друг к другу, сплачиваются в кружки, в компании.

"Чукоккала"-альбом и "Чукоккала"-фильм (автор сценария Е. Рейн, режиссер М. Таврог, операторы Э. Уэцкий и Д. Федоровский) - памятники нескольким таким кружкам, объединявшимся вокруг Корнея Ивановича. Чуковский рассказывает:

- Ко мне приезжали, особенно по воскресеньям приезжало множество всякого артистического народа... Все они толпились на нашей даче... Вот когда я перелистываю эту свою "Чукоккалу", я вижу главное, что вся она могла создаться только потому, что существовало такое содружество поэтов, художников, музыкантов. Все мы, вот как я вижу, любили друг друга. И верили друг другу. В этом была главная особенность этого странного, может быть, теперь альманаха... Особенно нежно, можно сказать, относился к этому Горький Алексей Максимович... Это было для него открытием, что вот существует такой альбом. Он не только сам в нем охотно участвовал, но и других побуждал: "А что же вы ничего не написали в "Чукоккалу?" - постоянно говорил он.

Альбом и фильм представляют праздники одного кружка замечательно талантливых людей, которые действительно любили друг друга. Главной формой их общения был шутка, главным жанром - карикатура, шарж, шутливое стихотворение. Рисовали в "Чукоккале" даже обмакнутым в чернила окурком, причем окурок использовали и Маяковский и Репин.

У дружеской шутки свои законы. По ним и нужно судить "Чукоккалу".

В фильме говорит, вспоминает, шутит, рассказывает, показывает, грустит и усмехается один человек - Корней Иванович. И хотя ни второго актера, ни игровых сцен в фильме нет, у съемочного коллектива немалые заслуги. Особенно значительна работа режиссера М. Таврог.

Она хорошо знает возможности Корнея Ивановича. Выбрав тему, выбрав в "Чукоккале" то, что дорого не только кружку талантливых людей, но и широчайшему кругу зрителей и читателей, режиссер как бы отходит в сторону, оставляя героя наедине со своими воспоминаниями.

Ее мастерство в том, что никакого мастерства не видно. Зритель забывает о посредниках, связавших его с Чуковским. Тем больше чести для посредников!

Итак, перед нами интересный фильм о талантливых людях. Он пронизан лучами великой культуры, в которую Корней Иванович и его альбом вошли навечно.

Борис Слуцкий