ИС: Смена, № 80 (18030)
ДТ: 6 апреля, 1985 г.

Имя в солнечном круге

Манежный переулок, 6. Недавно на фасаде этого здания появилась мемориальная доска. Солнечный круг, а в нем слова: "В этом доме с 1919 по 1938 год жил и работал писатель Корней Иванович Чуковский". Тут же изображен и символ высокого признания - лавровая ветвь.

Как много стоит за надписью, высеченной в солнечном круге! В емком слове писатель здесь слились все стороны многогранной деятельности детского поэта, историка литературы, исследователя языка, переводчика и критика. Внушительный объем занял бы перечень трудов Чуковского за двадцать прожитых в этом доме лет.

Первое время, как сообщили родственники Чуковского, их семья занимала квартиру № 8 в четвертом этаже, но вскоре переехала этажом ниже - в квартиру № 6. Здесь Корней Иванович выбрал для кабинета самую дальнюю от парадного входа и, следовательно, самую тихую комнату, окна которой выходили на Церковный переулок (теперь он носит имя Радищева). Когда же в начале 1920 годов в доме закрыли парадную лестницу с Манежного переулка, то вход в квартиру оказался рядом с кабинетом, и Корней Иванович перебрался в другой конец квартиры - в комнату у заколоченного парадного входа. Новый кабинет был с камином, окна его смотрели на Манежный переулок. Поперек кабинета Чуковский поставил рабочий стол, вдоль стен разместил книжные стеллажи. За многие годы, прожитые в этой квартире, в ней не раз происходили перемещения, но кабинет Корнея Ивановича оставался или в комнате с камином, или переезжал в соседнюю, угловую, с балконом.

Многим ленинградским писателям был хорошо знаком этот кабинет. В нем бывали Самуил Маршак и Юрий Тынянов, Борис Житков и Леонид Пантелеев, Анатолий Федорович Кони и Михаил Кузмин… В начале двадцатых годов в квартире Чуковских три месяца прожил молодой писатель Лев Лунц, который был болен, и Корней Иванович перевел его к себе из общежития Дома искусств. В те же годы секретарем Чуковского и ежедневным его посетителем был начинающий литератор Михаил Слонимский. Позднее его сменил бывший актер и будущий знаменитый драматург Евгений Шварц. Нужно заметить, что в секретарях у Чуковского, как правило, не задерживались, так как поспевать за Корнеем Ивановичем при его редчайшей трудоспособности оказалось нелегко.

Когда Чуковский поселился на Манежном, ему было тридцать семь лет: он уже имел и большой стаж литературной работы, и известность в читательских кругах. Печатался с девятнадцати лет в газете "Одесские новости". В 1905-м переехал в Петербург, где круг литературных занятий стал постепенно расширяться.

Если бы мы могли заглянуть в кабинет Чуковского, то непременно были бы удивлены большому количеству книг и рукописей на столе, не имеющих друг к другу прямого отношения. Это одна из особенностей Корнея Ивановича, за которую он сам называл себя "многостаночником". Одновременно работал над разными темами. Вот характерная запись из его дневника, сделанная в доме на Манежном осенью 1919 года: "Сейчас… у меня на столе: редактура Гулливера (Полонской), редактура Диккенса в переводе Иринарха Введенского, список ста лучших книг для издательства Гржебина, Принципы художественного перевода (статья, над которой работал Корней Иванович - В.Ш.), статья о письмах Щедрина к Некрасову, докладная записка о студии и т.д."

Вспомним, что Чуковский поселился здесь в первые послереволюционные годы, когда он без раздумий примкнул к литературным силам, сплотившимся вокруг Алексея Максимовича Горького. "Я работаю с утра до ночи, - писал он в дневнике, - а иногда и ночи напролет". Много дел было в издательстве "Всемирная литература", куда Горький привлек его как специалиста по литературе Англии и Америки. Чуковскому поручили составить список лучших книг, предполагаемых к изданию на русском языке, подыскивать талантливых переводчиков, редактировать их труды, заниматься с молодыми… Организаторскую и преподавательскую работу сочетал с переводческой практикой и теоретическими исследованиями в области перевода художественной прозы.

Осенью 1919-го Блок сочинил шутливые стихи, в которых Чуковский будто бы отказывается писать предложенную ему статью, ссылаясь на занятость:

… Мне некогда!
"Принципы" пишу!
Я гржебинские списки
составляю!
Персея инсценирую!
Некрасов
Еще не сдан! Введенский,
Диккенс, Уитмен
Еще загромождают стол!
Шевченко…

Эти стихи могут характеризовать Корнея Ивановича и в более ранние, и в более поздние годы. Неутомимое труженичество было одним из его талантов, составной частью его удивительной "культуры" жизни. Об этом хорошо сказал Лев Кассиль, вспоминая Чуковского преклонных лет: "Он оставался неутомимо работящим, радушно общительным, ненасытно любознательным, веселым порой до озорства, по-молодому подвижным и в свои восемьдесят семь лет".

Озорная веселость Чуковского, которую отмечал Кассиль, сочеталась с искусством перевоплощения, превосходным чувством игры. Так, в 1905 году, преследуемый властями за издание сатирического журнала "Сигнал", Чуковский некоторое время скрывался в дачном местечке под Двинском, где великолепно разыграл из себя некоего респектабельного англичанина, приехавшего приобретать себе имение. Он представился Ульямом Уилфредом Уиллзом Уильямзом, а кому имя показалось несколько сложным в произношении, позволил называть себя Владимиром Федоровичем, заметив, что англичанин он только по отцу, а по материнской линии - русский.

Его розыгрыши не всегда бывали безобидными для окружающих. Как-то, совсем еще в юные годы, он участвовал в собраниях литературно-артистического общества в Одессе и сделал в нем сообщение о некоем забытом поэте XIX века, стихи которого и биографические данные он сумел раскопать в старых журналах. Сообщение произвело сильное впечатление: стихи поэта оказались очень хороши, а биография интересна. Чуковского стали благодарить за "воскрешение" несправедливо забытого таланта, он же, выслушав слова благодарности, неожиданно заявил, что биография поэта им вымышлена, а прочитанные стихи принадлежат Жуковскому, Тютчеву, Фету, Полонскому и другим. И добавил, что своим выступлением хотел лишь продемонстрировать, как плохо нынче знают классическую русскую поэзию…

За свои труды Корней Иванович был удостоен высокого звания лауреата Ленинской премии, степени доктора филологических наук и почетного доктора Оксфордского университета, награжден орденами. Но главная награда - признательность широких кругов читателей, которая подспудно зарождается в каждом новом поколении с самых первых книжек.

При первой же встрече с Чуковским - в его сказках - мы узнаем, что он был ленинградцем. По Садовой, по Сенной бежит преследуемый мочалкой грязнуля, потом он попадает в Таврический сад. На улицах Петрограда разворачиваются и события сказки "Крокодил". От Бармалеевой улицы на Петроградской стороне произошло имя африканского разбойника Бармалея. Кстати сказать, почти все свои сказки Чуковский написал в доме на Манежном переулке.

Этот дом Корней Иванович покинул в 1938 году. Он переехал в Москву. Память же о Ленинграде всегда бережно хранил в своей душе. Для него это был "самый лирический город в России", где "каждый камень насыщен нашей русской литературной историей". В эту историю прочно вписались и его имя, и дела.

В. Шубин,
сотрудник ленинградского бюро экскурсий

Яндекс цитирования