ИС: Вопросы литературы, № 4
ДТ: 1985

ПОЛНАЯ БИБЛИОГРАФИЯ СОЧИНЕНИЙ КОРНЕЯ ЧУКОВСКОГО

Издание библиографии трудов любого мало-мальски значительного литератора - дело важное, а иных случаях прямо необходимое. Применительно к писателю, достаточно долго и активно работавшему в литературе, библиография - это своего рода ключ к шифру. Ключ, без которого подступ к изучению творчества данного писателя крайне затруднен, а в иных случаях попросту невозможен.

Применительно к Корнею Чуковскому это утверждение, приобретает особый смысл.

За год до смерти Корней Иванович написал "Автобиографию", в которой между прочим говорилось:

"Конечно, мне не слишком-то нравится, что меня именуют одним из старейших писателей. Но ничего не поделаешь я пишу и печатаюсь шестьдесят шесть лет. Был современником Гончарова, Тургенева, Толстого, Чернышевского, Щедрина, Фета. Помню Куприна молодым человеком и юного безусого Блока в нарядной студенческой форме" (стр. 2).

Но самое поразительное, конечно, не то, что он был современником Гончарова, Толстого и Щедрина, а то, что он был современником Гончарова и Маяковского, Льва Толстого и Сергея Михалкова, Фета и Константина Симонова. Поразительно, что человек, помнивший молодого Куприна и юного безусого Блока, с тем же основанием мог бы сказать о себе, что он знал уже не слишком молодого Андрея Вознесенского и совсем не юного Евгения Евтушенко.

И все-таки дело не в том (во всяком случае, не только в том), что Корней Чуковский работал - и активно работал - в литературе дольше, чем кто бы то ни было из его собратьев по перу. И даже не только в его исключительном трудолюбии.

Корней Чуковский - явление уникальное в нашей культуре. Достаточно просто перечислить те жанры и роды литературы, в которых он трудился. Фельетонист, литературный критик, теоретик литературы, лингвист, переводчик, теоретик перевода, мемуарист, историк литературы, наконец, поэт, сказочник, один из основоположников советской литературы для детей. Боюсь, что перечень этот не полон. Но и в таком виде он достаточно внушителен.

Но самое удивительное, пожалуй, то, что во всех этих жанрах Чуковский - правда, в разное время с разной степенью активности - работал всю жизнь. Помню, как он сам говорил о себе с горделивым юмором:

- Я такой многостаночник!

Уже одного этого более чем достаточно, чтобы считать издание полной библиографии сочинений Корнея Чуковского делом насущно необходимым. Вряд ли стоит ломиться в открытую дверь, доказывая, что без такого издания серьезное изучение творчества этого писателя попросту невозможно.

Без полной научной библиографии трудов Чуковского невозможны также никакие квалифицированные издания сочинений этого автора, будь то статьи по детской литературе, избранные критические статьи, работы о Некрасове или переводы. К сказанному следует добавить, что у Чуковского есть немало произведений, затерянных в малоизвестных газетах и журналах. Эти произведения недоступны не только широкому кругу читателей, но и специалистам-литературоведам. В особенности это относится к работе Чуковского - литературного критика. А без свободной ориентации в этом океане разбросанных по давним периодическим изданиям критических откликов и статей невозможно и изучение творчества таких корифеев нашей культуры, как И. Репин, М. Горький, В. Маяковский, А. Блок.

Между тем Чуковскому, библиография трудов которого так нужна нашей литературной науке, в этом смысле особенно не повезло. Так, например, библиография сочинений этого писателя не вошла в семитомное издание "Русские советские писатели", подготовленное Библиотекой имени М. Е. Салтыкова-Щедрина. (Составители, вероятно, были в некотором затруднении, не зная, к какому роду литературы отнести Чуковского, куда его зачислить: в прозаики? в поэты? в драматурги? В результате, не зачислили никуда.) В значительной мере именно отсутствием библиографии объясняются пробелы и недостатки единственного - весьма, надо сказать, неполного собрания сочинений Чуковского, выпущенного издательством "Художественная литература" в 1965-1969 годах.

Единственный существовавший до сего времени библиографический указатель произведений Чуковского был опубликован в сборнике "Жизнь и творчество Корнея Чуковского" ( "Детская литература", 1978). Но этот указатель охватывает только произведения Чуковского, адресованные детям, и в этом своем качестве он далеко не полон.

И вот наконец перед нами полная библиография сочинений Корнея Чуковского. Она осуществлена старшим библиографом Государственной Публичной библиотеки имени М. Е. Салтыкова-Щедрина Д. Берман.

Структура книги традиционна для такого рода изданий. В ней, как водится, два основных раздела: первый - произведения самого Чуковского, второй - литература о жизни и творчестве Чуковского. Первый раздел - это тоже традиционно - разделен на несколько больших подразделов: первый - книги (в том числе собрание сочинений), второй - публикации в периодической печати и коллективных сборниках.

Однако своеобразие творческой личности Чуковского, те особенности его долгой и разносторонней литературной деятельности, о которых говорилось выше, потребовали от библиографа более тонкой и сложной дифференциации его творчества. Подотделы поэтому разбиты на соответствующие рубрики типа: "Книги о детях", "Книги для детей", "Переводы и пересказы для детей", "К. Чуковский - редактор и составитель" и т. п. В отдельные рубрики выделены некоторые темы, к которым Чуковский обращался постоянно на протяжении всей своей долгой жизни: "О Н. А. Некрасове", "Статьи о детях и детской литературе".

Соответственно на отдельные рубрики разбит и тот раздел библиографии, который обнимает литературу о жизни и творчестве Чуковского. Рубрики эти такие: "Общие работы. Отдельные вопросы жизни и творчества", "К. Чуковский - детский писатель" , "К. Чуковский - исследователь творчества Н. А. Некрасова", "Воспоминания" , "Письма К. Чуковскому" и т. п.

В молодости Чуковский разъезжал по России с докладами, лекциями и рефератами. Эта довольно бурная часть его литературно-критической деятельности вызвала к жизни специальную рубрику в соответствующем разделе библиографии: "О выступлениях, докладах, лекциях и рефератах К. Чуковского".

Раздел "Литература о жизни и творчестве К. Чуковского" завершается подразделом "К. Чуковский в художественной литературе и искусстве", который в свою очередь включает в себя около десятка рубрик, в том числе такие, как "Пародии", "К. Чуковский в шаржах", "К. Чуковский в кинофильмах", "К. Чуковский в диафильмах".

Даже этот беглый (и далеко не полный) перечень отдельных тем указывает па редкостную добросовестность и даже дотошность, с какой выполнена работа библиографа. К этому можно добавить, что мимо внимания его не проскользнуло ни одно сколько-нибудь существенное упоминание имени Чуковского. Вот, скажем, в именном указателе мы наталкиваемся на имя А. С. Суворина. Обратившись к соответствующей странице, читаем: "Cуворин А. Дневник. М.; Пг., 1923, С. 333". Взяв в руки соответствующее издание и раскрыв его на указанной странице, находим в нем всего лишь одну лаконичную фразу: "Чуковскому 23 года, жена, двое детей. Талант, и искренний".

Краткость и не бог весть какая содержательность этой записи сперва разочаровывает. Возникает даже невольный вопрос: а стоит ли фиксировать такие "мелочи"? Заслуживают ли они специального внимания библиографа?

Я думаю, что внимание к такого рода "микроскопическим" подробностям составляет едва ли не главное достоинство рецензируемой книги.

Уже сам по себе тот факт, что молодой Чуковский заинтересовал такого зубра тогдашней русской журналистики, как А. С. Суворин, может представлять несомненный интерес для исследователя.

Раздел "Литература о жизни и творчестве К. Чуковского" открывается ссылками на работы В. И. Ленина, в которых упоминается Чуковский, затем - идут многочисленные упоминания Чуковского в статьях и письмах М. Горького. Немало в этом списке и других "громких" имен. Назову только некоторые: Луначарский, Блок, Куприн, Ф. Сологуб, Саша Черный, Вяч. Иванов, В. Розанов... Под рубрикой "Письма К. Чуковскому" читатель найдет имена Репина, Маяковского, Леонида Андреева, Брюсова, А. Толстого и даже Л. Толстого.

Но для исследователя отнюдь не меньший интерес могут представлять ссылки и на другие имена. В списке литературы о Чуковском меня, скажем, очень заинтересовало упоминание статьи Л. Гроссмана; 'выразительно озаглавленной "Пинкертон критики" ("Одесские новости 6 мая1909 года).

Исследователю (не только исследователю творчества Чуковского, но любому исследователю, занимающемуся русской литературой начала века), этот библиографический указатель, помимо всего прочего даст драгоценнейший материал для понимания живого литературного процесса тех лет. Чуковский был яркой звездой на тогдашнем литературном небосклоне. Поэтому крайне важно увидеть, как, "реагировали" на него самые разные литературные деятели того времени, как каждый из них соотносил себя с ним, его с собою. Чуковский-критик задевал многих, и делал это нередко весьма болезненно. Вот почему различные упоминания имени Чуковского, даже мимолетные отклики на ту или иную его статью, то или иное устное выступление - отклики благожелательные и раздраженные, восторженные и глумливые - характеризуют не только (и даже не столько) Чуковского, но, в первую очередь того, кому этот отклик принадлежит. В результате перед нами встает не застывшая картина, а литературный процесс, схваченный кaк бы в движении, в живом потоке.

Тут надо сказать, что для удобства пользования книгой был бы очень полезен не только именной, но и алфавитный указатель произведений, который, к сожалению, отсутствует. Книга охватывает такой огромный материал, что без алфавитного указателя произведений Чуковского и произведений о Чуковском, пользование ею несколько затруднено.

Надеюсь, этот недостаток будет устранен при переиздании книги. А переиздание совершенно необходимо. Оно необходимо хотя бы потому, что книга выпущена ротапринтным изданием, мизерным тиражом. Предназначена она для библиотек, рассылается исключительно по учреждениям и организациям, так что никакое частное лицо стать обладателем этой книги ни при каких обстоятельствах не сможет. А между тем даже я, вовсе не будучи ни специалистом по Чуковскому, ни специалистом по истории русской литературы ХХ века, очень хотел бы иметь такую книгу у себя на полке. Что уж говорить о тех исследователях, к которым этот указатель прямо и непосредственно обращен.

Можно было бы, предположить, что и малый тираж, и ротапринтный тип издания, и гриф "Бесплатно" там, где обычно проставляется цена книги, - что все это прямой результат ситуации, отраженной в пословице: "Первый блин комом".

Так я и думал поначалу. Однако, поинтересовавшись "историей вопроса", я узнал, что, помимо многочисленных персональных библиографических указателей, связанных с именами классиков нашей литературы, мы располагаем немалым количеством, персональных библиографических указателей, посвященных и советским писателям, в том числе нашим современникам. Назову лишь некоторые из них:

А. С. Морщихина, Николай Семенович Тихонов. Библиографический указатель его произведений и литературы о нем. 1918-1970, Л., 1975

В. В. Гура, Михаил Александрович Шолохов. Библиографический справочник, Саратов, 1950.

В.М. Акимов, Леонид Максимович Леонов. Указатель литературы, Л., 1958.

Н.Б. Кузнецова, Павел Петрович Бажов (1879-1950). Библиографический указатель, Свердловск, 1960.

Э.С. Даниелян, Библиография В. Я. Брюсова 1884-1973, Ереван, 1976.

И. В. Алексахина, Д. А. Берман, Н. И, Кузнецова, Сергей Владимирович Михалков. Библиографический указатель, М., 1976.

Ю.В. Киркин, Александр Грин. Библиографический указатель произведений А. С. Грина и литературы о нем. 1906 - 1977 гг., М., 1980.

Все эти библиографические указатели изданы обычным типографским способом, а не на ротапринте, на каждой книге обозначена цена, следовательно, каждая из них в принципе может (или, вернее, могла) стать достоянием частного лица, а не только учреждения.

Выходит, Чуковскому опять не повезло.

Будем надеяться, что при переиздании указателя ему повезет больше.

Бенедикт Сарнов

ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ