ИС: За коммунистическое просвещение, № 69
ДТ: 13. 03. 1933

Вклад в фонд детской литературы

"Я всю жизнь учился писать у трехлетних и четырехлетних детей", - говорит известный детский писатель К. И. Чуковский.

Советуя всем сочинителям детских стихов и рассказов "уйти в детвору" (иначе все писания будут мертвечина и фальшь), Чуковский дает "Тринадцать заповедей для детских поэтов", подытоживая свои наблюдения.

Повестью "Солнечная" ("Молодая гвардия", 1932 г.) писатель приступил к выполнению последней заповеди - "постепенно нарушать многие из вышеизложенных заповедей".

"Солнечная" предназначена уже не для младшего, а для среднего детского возраста и написана она не стихами, а прозой.

"Солнечная" - это название детского костнотуберкулезного санатория на южном берегу Крыма. В санатории - тяжелобольные дети, прикованные на годы к постели. Из этих детей при старом режиме вышел бы человеческий хлам, они бы нищенствовали на папертях церквей. Сейчас "Солнечная" сумела отвлечь их мысли от личных страданий, уничтожила на их лицах боль и скуку. "Солнечная" в лице своих руководителей знает, что из хромых, горбатых детей выйдут учителя, инженеры, агрономы, бухгалтеры, техники. Об этом знают и сами дети. Они готовятся к тем дням, когда смогут работать, "как черти", на социалистической стройке. Они сумеют работать. Чуковский убедительно показывает, как растет, крепнет детский коллектив, как он перевоспитывает в своей среде на первый взгляд неисправимых, подобранных в санаторий прямо с улицы Ильку и Бубу. Чуковский показывает яркий пример детского коллектива, который методом соцсоревнования преодолел "прорыв" - нарушения дисциплины.

Много волнующих, надолго запоминающихся сцен дает Чуковский: митинг, посвященный Бубе, совещание звеньевых о дисциплине, празднование Первого мая, экскурсия в колхоз, декада борьбы против ругательств и т.п.

Мысль "изготовлять" в "Солнечной" работников - не каких-нибудь, не третьего сорта, а первоклассных и квалифицированных - родила мечту: здесь же, "у теплого моря, в саду, под открытым небом, на воздухе, устроить особую фабрику-школу специально для увечных ребят, где они обучались бы всяческой технике, не прекращая лечения и приспособляясь, под наблюдением врачей, именно к тем производствам, которые им более сподручны".

В конце книги эта мечта осуществляется. Построена ФЗУ - великолепный белоснежный дворец, в котором будут жить и учиться выздоравливающие ребята.

"Солнечная" - ценная и нужная книжка. Это - подлинно реалистическое произведение, показывающее уголок нашей действительности и подчеркивающее силу и богатство нашей эпохи.

"Реализм подразумевает, - писал Энгельс к писательнице Маргарет Гаркнес, - кроме правдивости деталей, верность передачи типичных характеров в типичных обстоятельствах". Так и делает Чуковский. Он показывает отрицательные стороны своих героев, отрицательные детали, но он показывает и те силы, ту обстановку, которые парализуют вредные, посторонние течения.

Читателю-ребенку понятны и близки Цибуля, рисующий только самолеты и комбайны, активисты Соломон, Сережа, Паня Мурошкина, исправляющиеся дезорганизаторы коллектива Илька и Буба.

Читателю-ребенку близки и взрослые персонажи "Солнечной" - доктор Барабан Барабанович, больной рабочий, энтузиаст-строитель Израиль Моисеевич, руководитель по труду Адам Адамович.

Читателю-ребенку, наконец, понятна общественная связь (а это очень важно) санатория с другими организациями и учреждениями.

Нельзя не сказать несколько слов об образах и языке "Солнечной".

На эту сторону следует обратить внимание. Давая тринадцать заповедей детскому писателю, Чуковский подчеркивал, что "писатель должен не только приспособляться к ребенку, но и приспособлять его к себе, к своим взрослым ощущениям и мыслям. Конечно, мы должны делать это с большой постепенностью, не насилуя природы ребенка, но, если мы этого делать не станем, нам придется отказаться от роли его воспитателей".

В книжках для младшего возраста Чуковский грешил приспосабливанием к ребенку, что вызывало горячие возражения педагогов.

В "Солнечной" эти установки преодолеваются.

"Солнечная" - книга действия, движения. В "Солнечной" преобладает глагол, как и в книгах для маленьких.

"Бумажки то взлетали, то падали и зацепляли пробегающих людей".

"Сережку хотели укрыть простыней, но простыня заполоскалась, задергалась и стала бурно вырываться из рук". "Взрослые в синих и белых халатах поминутно поднимали с земли какой-нибудь убегавший предмет и водворяли его на прежнее место, но тот убегал опять, и опять начиналась погоня".

Чуковский не только ставит задачу рассказать или показать то или иное событие, - он высказывает свое отношение к событию, вызывает читателя на активность, заставляет его делать выводы, оценки, предположения. А это чрезвычайно важный момент в детской книжке.

Его манера письма, постоянное общение автора с читателем должны быть особенно изучены педагогами и детскими писателями.

От небылиц - в "Солнечной" только боров Яшка, долго и серьезно рассказывающий что-то только что приехавшим в колхоз детям. Чуковский только раз "притворяется" перед ребятами, воспринимая "хрюканье" Яшки как "разговор". Если младшему возрасту это нужно было для того, чтобы сделать обратное заключение, сделать правильный вывод на основе личного опыта, то дети среднего возраста воспринимают Яшку сразу как шутку.

Нарушая свои старые "заповеди детскому писателю", Чуковский ни на минуту не забывал заповеди двенадцатой - "добиваться высокого литературного качества произведения": в "Солнечной" эта заповедь выполнена. Переход к прозе, к современной тематике удался К. И. Чуковскому.

К. Моторный

Яндекс цитирования