ИС: Московский комсомолец
ДТ: 10 июля 1987
НР: 160 (14. 930)

ЛЕСНОЙ ДОМ


В Переделкине у Чуковского


Уютный старый дом, скрипучая узкая лестница, ведущая на второй этаж. Просторная, залитая солнцем комната с большим столом, напоминающим корабельный мостик. Самые маленькие, держась за маму, слушая и глядя во все глаза, осторожно посматривают на боковую дверь, а вдруг... выйдет высокий седой человек с большим носом, теплой улыбкой и грустно спросит: "Как, вы не читали "Бибигона"? Разве вам мама не читала?" - "Читала, читала! А зачем у вас на столе береза с ботинками? Разве Чудо-дерево такое маленькое?"

Взрослые и дети. Все смотрят. А вокруг незаметно творится волшебство: яркие, красочные книжки раздвигают страницы, и вылезает крокодил, который неожиданно приветствует вас зубастой пастью. Мы в доме Корнея Ивановича Чуковского.

В Переделкине есть детский санаторий, где Корней Иванович был частым гостем. Я помню, как нас, неуклюжих, больных восьмилеток-астматиков, водили в его дом. Помню задорный британский выговор льва и волшебную шкатулку. Тогда, в первых классах, мы уже не застали Корнея Ивановича. Седой великан устало улыбался со стены: "Приходите еще, лучше летом, погуляем по саду". Кто-то из Чуковских напутствовал нас на прощание сладким печеньем...

Три года назад над музеем К. И. Чуковского нависла опасность. Каждый день могли вывезти все вещи из этого Лесного дома, и он мог закрыться навсегда. Почему? По существующему положению: спустя два года после смерти писателя, который арендовал у Литфонда здание, дом надо вернуть.

Но Корней Иванович Чуковский - гордость нашей страны, всей отечественной культуры. На его книгах вырастали и вырастают поколения. И именно в этом доме он написал книгу о русском языке "Живой как жизнь", об искусстве перевода "Высокое искусство", книги о Чехове, о Некрасове, свои воспоминания "Современники", подготовил к печати 6 томов собрания сочинений. В этом доме хранится почетная мантия доктора литературы Оксфордского университета. Только пять русских были удостоены этой высокой чести за свой вклад в искусство. На стенах картины И. Репина, И. Грабаря, К. Коровина, Б. Григорьева, редкие фотографии... В доме собрана уникальная библиотека. Здесь вам покажут последнее письмо Льва Толстого, которое он послал молодому Чуковскому незадолго до смерти. Подарки со всего мира, например, головной убор вождя североамериканских индейцев. Корней Иванович поселился здесь почти пятьдесят лет назад, а пятого октября 1969 года его увезли в больницу. Больше в этот дом он не вернулся. Когда писателя не стало, Лидия Корнеевна, его дочь, решила сохранить комнаты, в которых он жил и работал, такими, какими их оставил Чуковский. Здесь не переставлена ни одна вещь, не переложена ни одна книга.

Все эти годы со всей страны приезжают сюда люди и идут в непризнанные музеи Чуковского и Пастернака. Оба писателя похоронены на местном кладбище недалеко друг от друга. "Милый Корнюша" - так Борис Леонидович называл Чуковского. На первом заседании комиссии по литературному наследию Пастернака (19 февраля 1987 года) среди пунктов решения есть такой: "Создание дома-музея в Переделкине", пристанища его памяти. Сейчас на даче висит табличка: "Здесь будет музей". А вопрос официального признания дома Чуковского, о котором говорил Д. С. Лихачев на съезде писателей, остается открытым. Почему?

Молодые ученые-энтузиасты готовы перенести дом по кирпичику в другое место, чтобы освободить необходимую для Литфонда площадь. В высшие инстанции обратились 14 академиков, такие видные деятели культуры, как Д. С. Лихачев, С. В. Образцов, А. И. Райкин... Секретарь Корнея Ивановича - К. И. Лозовская рассказала мне, что, когда В. А. Каверин обратился к одному из руководителей СП СССР с письменной просьбой предотвратить уничтожение музея, ответ был таким: "Об уничтожении музея не может быть и речи, потому что дома-музея К. И. Чуковского в Переделкине нет...". Да как же нет?! Как же нет, если каждую субботу и воскресенье с утра до вечера поднимаются люди по скрипучей лестнице... Почитайте книгу отзывов - там все сказано.

Нынешней весной на переделкинском кладбище я хоронил свою учительницу, которая приводила нас сюда 12 лет назад. Те крупицы добра, которые мы неизменно получали здесь, спрятаны в атмосфере дома Чуковского. И это добро нужно нам и нашим детям. Идет время. Иногда его можно приостановить, и зашуршит магнитофонная лента, и мы услышим голос великого писателя: "А вчера ко мне пришли...".

Павел КРЮЧКОВ