ИС: Моя Москва, № 5-6
ДТ: 1991

У дедушки Корнея

Перелистывая старые записные книжки, наткнулся недавно на две мелко-мелко исписанные странички. Сразу вспомнилось: поселок Переделкино, я сижу на откосе придорожной канавы и пытаюсь законспектировать то немногое, что сохранила память после часовой беседы с Корнеем Ивановичем Чуковским. Было это четверть века назад.

Я тогда работал в "Пионерской правде", газета наша из номера в номер публиковала ответы самых авторитетных людей страны на вопросы анкеты "Мужской разговор".

Корней Иванович внимательно прочитал вопросы и сказал, что отвечать в том духе, которого ждет от него газета, он не намерен, а искренние его ответы ни одна наша газета не напечатает. А потому предложил мне убрать авторучку с блокнотом и просто поговорить. О диктофонах в те годы мы, журналисты, и не слыхивали, а потому и сохранились от той беседы лишь две странички с каракулями, часть которых сегодня уж и не разобрать...

"Если бы я сейчас оказался в школе, я снова оттуда бы сбежал. Я не разделяю все эти ахи и охи вокруг современной школы. В свое время я действительно сбежал из школы и пошел в маляры. Каждую свободную минуту очень много читал. Выучил английский и французский языки, не видав в глаза ни одного англичанина или француза, ни одного учителя. И, представьте, когда я приехал в Англию, довольно свободно разбирал вывески и даже понимал, о чем написано в газетах. Говорить, конечно, было труднее - ведь произношение у меня тогда было анафемское. Да и ваши знания, я думаю, почерпнуты не из школьных учебников. А вот современные молодые люди полагают, что лишь стоит им открыть рот, как посыплются туда знания, как манна небесная..."

"Моя "ЧУКОККАЛА", как и все хорошие книжки, лежит без движения. Так же, как и "Библия для дошкольников". Написал я такую книгу, уж и картинки готовы. Но сегодня бумагу тратят на никому не нужные полные собрания сочинений современных "классиков".

Хотя предыдущие их издания спокойно лежат на полках в магазинах".

"Библия... Это же великолепное произведение! Весь цивилизованный мир с удовольствием читает Библию, независимо от того, сколь популярна там религия. У меня есть Библия на славянском языке. Чудо! Я и сейчас помню многие ее куски".

Вот, в сущности, и все, что удалось разобрать из тех поспешных записей. И не стоило бы, может быть, готовить их к публикации - всего-то малость! - но когда перечитывал, вдруг словно бы услышал живой голос Корнея Ивановича. Может быть, ту же радость доставят эти строки тем, кто близко общался с этим удивительным человеком.

А еще помнится костер "Прощай, лето!" на даче у К. И. Чуковского. Хозяин праздника в головном уборе американских индейцев, много детворы, в том числе ребята из пионерского лагеря, в котором я работал вожатым. Поразило тогда, что все взрослые, известнейшие люди, говорили с ребятами на равных, без какой-либо скидки на их малый возраст. Поднимается Ираклий Андроников, читает экспромт: "Мысль пришла в башку Ираклия: не дурак ли я?.." Ребята смеются, и все понимают, что мысль эта пришла для рифмы и она понарошечная. А звонче всех хохочет Корней Иванович. И поглядывает на всех победоносно: вот, мол, какой я вам живой сюрприз приготовил!

Костер этот был задолго до моего приезда с анкетой, и тогда ребятишки сфотографировались на память с Корнеем Ивановичем. Во второй приезд я подарил хозяину дачи снимок, а на оставшейся у меня копии К. И. Чуковский оставил автограф, превратив ее в бесценную реликвию…

Андрей Ивахнов

ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ