ИС: Русская литература, № 3
ДТ: 1982 г.

О "Воспоминаниях" Н. И. Попова и их авторе

В 1965 году в "Неделе" были опубликованы материалы к биографии С. М. Степняка-Кравчинского: воспоминания его товарища по Лесному институту Н. И. Попова и пять (из двенадцати) неизвестных стихотворений, приложенных к ним1. Источником публикации послужила рукопись, сохранившаяся в архиве П. Е. Щеголева в составе коллекции мемуаров деятелей народничества2. Воспоминания Н. И. Попова о С. М. Степняке-Кравчинском (единственный источник сведений о студенческих годах революционера) сразу прочно вошли в научную и художественную литературу о нем3. Что касается стихотворений, то, но мнению Е. А. Таратуты, авторство С. М. Степняка-Кравчинского весьма сомнительно4.

В составе коллекции П. Е. Щеголева находится еще одна рукопись Н. И. Попова - воспоминания о Н. А. Некрасове5. Они были опубликованы в 1926 году поэтом Б. А. Садовским, снабдившим текст следующей преамбулой: "Автор этих воспоминаний нижегородский уроженец Николай Иванович Попов, умерший осенью 1925 года в глубокой старости. После него осталось более тридцати тетрадей дневника. Настоящий очерк является наброском и приготовлен мною к печати по просьбе вдовы покойного. Борис Садовской"6. Входившее в состав воспоминаний неизвестное ранее стихотворение "Солнышко село. Тюремной решетки..." (в рукописи оно имеет название "Узник") было напечатано тогда же в ленинградской "Красной газете"7, а затем, со ссылкой на эту публикацию, включено К. И. Чуковским в "Полное собрание стихотворений" Н. А. Некрасова8.

В 1930 году Н. С. Ашукин, работавший тогда над "Летописью жизни и творчества" поэта (1935), сообщил К. И. Чуковскому, что стихотворение Н. А. Некрасову не принадлежит, и оно было исключено из следующего, шестого издания (1931). Тогда же К. И. Чуковский дополнил обзор "Ненайденные и поддельные стихотворения Н. А. Некрасова" следующим текстом: "Года четыре назад в Москве появилась целая шайка подделывателей некрасовских текстов. Ловкие версификаторы, умело владеющие некрасовской техникой, не раз вводили в заблуждение даже наиболее осторожных исследователей. Особенно удалась им фальшивка "Солнышко село". Они с таким изобилием правдоподобных подробностей изложили те обстоятельства, при которых это стихотворение было написано и попало к ним в руки, что все "некрасоведы" поверили им и напечатали его в качество подлинника. Мы тоже сделали эту ошибку и поместили "Солнышко" в предыдущем издании стихотворений Некрасова. Лишь в 1930 году Н. С. Ашукину удалось установить, что стихотворение - подделка"9.

А вот как описывает эту историю С. А. Рейсер: "В 1926 году в Москве поэтом Б. А. Садовским было изготовлено "стихотворение Некрасова" "Солнышко село. Тюремной решетки...", якобы найденное в бумагах умершего в глубокой старости якобы секретаря Некрасова Н. И. Попова. Стихотворение ввело в обман даже такого тонкого знатока Некрасова, как К. И. Чуковский, напечатавшего его в одном из изданий однотомника Некрасова. Подделка была разоблачена Н. С. Ашукиным". В примечаниях, где приведены ссылки на "Красную газету", "Красную ниву" и обзор К. И. Чуковского, сказано, что "Б. А. Садовский был в это время тяжело болен и находился в нужде, поэтому в печати имя его названо не было"10.

Поскольку обе интерпретации неполны и разноречивы, а система доказательств Н. С. Ашукина неизвестна, потребовались специальные разыскания, чтобы восстановить истинную картину.

Рукописи воспоминаний из коллекции П. Е. Щеголева позволили идентифицировать "бывшего секретаря Некрасова" и "неведомого нам Н. И. Попова"11. В архиве Лесного института обнаружились личные дела не нижегородца Николая Ивановича, а самарца Николая Николаевича Попова12. Адрес, указанный в обеих рукописях: "Нижний Новгород, Ковалиха, д. 8, кв. 2, Марии Николаевне Козловой для Николая Ивановича Попова"13, оказался подлинным (М. Н. Козлова умерла в 1974 году), но Н. И. Попов там никогда не проживал14. Самым главным оказалось выявление в архиве Б. А. Садовского его собственноручного свидетельства. На обороте письма секретаря издательского товарищества "Былое" В. Александрова с просьбой предоставить рукописи Н. А. Некрасова и С. М. Степняка-Кравчинского для сверки поэт сделал запись карандашом: "Моя мистификация"15.

Следовательно, автором "стихотворений Н. А. Некрасова и С. М. Степняка-Кравчинского", равно как "воспоминаний" о них никогда не существовавшего "Н. И. Попова" был Борис Садовской.

Если "Воспоминания о Н. А. Некрасове" - не более чем эпизод в истории русской литературной мистификации, то "Воспоминания о С. М. Степняке-Кравчинском", возможно, имеют источниковедческое значение. Сложность в их оценке заключается в том, что отец поэта, историк А. Я. Садовский, действительно учился в Лесном институте в одно время с будущим революционером (1872- 1874)16, и не исключено, что отдельные факты, содержащиеся в фиктивных "воспоминаниях Н. И. Попова", были известны мистификатору со слов его отца17. Добавлю, что в 1925-1926 годах Борис Садовской жил у него в Нижнем Новгороде, откуда корреспондировал в "Былое" (через В. И. Блюма)18 и "Красную ниву"19.

М. Д. Эльзон

1 Синее небо Отчизны моей. Стихотворения С. М. Степняка-Кравчинского. (Публикация С. С. Волка). - Неделя, 1965, № 3, с. 6-7.

2 ЦГИА СССР, ф. 1093, оп. 1, № 173. По-видимому, эта коллекция представляет собой "портфель" журнала "Былое", который редактировал П. Е. Щеголев. Характеристику фонда см. в "Обзоре документов центральных государственных архивов по истории революционного народничества 1876-1882 гг." (в кн.: Революционное народничество 70-х годов XIX века, т. II. М.- Л., 1965, с. 417, 431-432).

3 См.: Таратута Е. С. М. Степняк-Кравчинский - революционер и писатель. М., 1973, с. 27, 80; Маевская Т. П. Слово и подвиг. Киев, 1968, с. 8; Дальцева М. Счастливый Кит. М., 1979, с. 322-323.

4 Таратута Е. Указ. соч., с. 80.

5 ЦГИА СССР, ф. 1093, оп. 1, № 172.

6 Попов Н. И. Воспоминания о Н. А. Некрасове. - Красная нива, 1926, № 30, с. 19. Номер датирован 25 июля. Рукопись воспоминаний полнее печатного текста.

7 Новое о Некрасове. Из Москвы по телефону. - Красная газета, 1926, 24 июля, № 171 (1175), вечерн. вып.

8 Некрасов Н. А. Полн. собр. стихотв. М.-Л., 1927, с. 439. Совпадение текста заметки с комментарием (с. 552) позволяет предположить, что она была написана К. И. Чуковским. См. также издания 2-5-е (М.-Л., 1928-1930).

9 Некрасов Н. А. Полн. собр. стихотв. Изд. 6-е, М.-Л., 1931, с. 646.

10 Рейсер С. А. Основы текстологии. Изд. 2-е, Л., 1978, с. 108.

11 Определение Е. А. Таратуты (см.: Указ. соч., с. 27).

12 ЛГИА, ф. 994, оп. 2, №№ 632, 796.

13 ЦГИА СССР, ф. 1093, оп. 1, № 172, л. 9; № 173, л. 10.

14 За установление этого факта приношу сердечную благодарность С. А. Червяковскому.

15 ЦГАЛИ, ф. 464, оп. 2, № 16, л. 1 об. Письмо датировано 13 апреля 1925 года и адресовано "Марии Николаевне Козловой для Николая Ивановича Попова". Конверт с точным почтовым адресом отсутствует.

16 Личное дело см.: ЛГИА, ф. 994, оп. 2, № 804. Тогда же там учился и Н. Н. Попов.

17 Сохранилась рукопись воспоминаний А. Я. Садовского о его детстве и учебе в нижегородской гимназии (фонд А. Я. Садовского в Горьковской областной библиотеке им. В. И. Ленина). За сообщение сведений о составе архива историка-краеведа приношу сердечную благодарность сотруднице библиотеки, старшему библиографу Н. М. Емельяновой.

18 Это явствует из письма В. Александрова.

19 Открытки из "Красной нивы" Б. А. Садовскому посылались по адресу А. Я. Садовского (Нижний Новгород, Тихоновская, 27). См.: ЦГАЛИ, ф. 464, оп. 2, № 16, лл. 2-3. Адрес А. Я. Садовского установлен по траурному объявлению ("Нижегородская коммуна", 1926, 8 дек., № 281).

ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ